С серебряным блеском синие черкески

Казаки были разделены по полкам, как и в армии. Конные полки поступили под начало Захара Чепеги, деятельного помощника кошевого атамана. А пешие — под командование Антона Головатого, войскового писаря. Заняты казаками были и все офицерские должности. Офицеры-казаки получили армейские чины, а также право обшивать свои чекмени82 такими же галунами, какие шили в ту пору на офицерских камзолах.

«Пеших казаков одели в зеленые черкески, конных — в синие, с откидными рукавами, с обложкой по борту из золотого или серебряного снурка. Шаровары оставлены турецкие, широкие.

На вызов Потемкина откликнулись и те из «неверных», которые поселились в турецкой земле. Многие из них, особенно молодые, присоединились к войску «верных» казаков, так что в короткое время собралось без малого 3000 конных и 9500 пеших. Сидор Белый поставил на скорую руку первый кош за днепровским лиманом, с кинбурнской стороны; но прочное устройство оседлости было отложено на будущее время, в виду открытия военных действий.

Войско получило все способы для ведения войны. Его снабдили лодками, артиллерией, оружием, огнестрельными припасами; каждому было положено жалованье, провиант. И казаки подвизались с успехом на море и на суше, пешие и конные. Первые их подвиги, как во времена запорожских походов, были совершены против турецкого флота.

В то время, когда армия Потемкина медленно подвигалась к Очакову, в виду этой крепости происходили частые схватки между турецким и нашим флотом. В гребной флотилии, состоявшей под начальством принца Нассау, находилось 80 казачьих лодок, державших охрану»83.

Вот лишь два эпизода участия казаков в осаде турецкой крепости Очаков летом — осенью 1788 года.

16 июля Гассан-паша поднимает из-под Очакова буквально весь свой флот. Необходимо, пока не поздно, истребить русскую гребную флотилию. С немалым трудом и с огромными предосторожностями пробираются турки через отмели. Выстраиваются вдоль нашего левого фланга — и всю ночь напролет грохот разрывов, огонь, едкий дым и гулкое эхо, не успев докатиться до берега, перекрываются громом следующего выстрела.

А вот и рассвет. Грозная линия вражеских кораблей, фрегатов и мелких судов устремляется навстречу русским на всех парусах. Османы, уверенные в скорой победе, с презрением посматривают на наши лодки, галеры и плавучие батареи. И тут принц Нассау открывает огонь. Уже через час 70-пушечный турецкий корабль садится на мель. За ним следом и 80-пушечный, да еще и под вымпелом адмирала.

А между тем гребная флотилия приближается. Казаки, сухопутные казаки вдруг дерзко бросаются на абордаж.

Изумлению турок, казалось бы, нет предела. Они видят себя окруженными своими вековыми врагами. Ненависть переходит в ярость. Долго и отчаянно они защищаются, не в силах перейти в наступление. Все тщетно. А в эти минуты плавучие батареи, метающие брандскугели и каленые ядра, поджигают несколько других судов. В равнине вод резкие отражения огня. Злобное шипение мачт и снастей, стремительно падающих в море.

Гассан-паша, потерявший в эти 4 часа 2 тысячи убитых (1500 остались в плену), приказывает отступать. Правда, в битве погибает и кошевой «Верного» войска — атаман Сидор Белый. А яростное отмщение казаков за гибель любимого атамана сводит турецкий флот, стоявший под Очаковым, почти к полному уничтожению.

Захар Чепега получает в знак уважения из рук Григория Потемкина дорогую саблю.

А между тем (во время осады Очакова) Гассан-паша вторично появляется здесь с флотом. Укрепляет остров Березань и оттуда снабжает крепость продовольствием. Затем в спокойной уверенности отплывает в Стамбул.

А уже 7 ноября, ранним утром, казаки подплывают к острову на своих юрких лодках — чайках. Турки сразу же встречают их шквальным огнем с береговых батарей. Казаки отвечают залповым огнем, после чего бросаются в воду и, поспешно выбираясь на берег, поднимаются на вражеские батареи. Оторопелые турки, ретируясь, перебегают в укрепление. Оттуда тотчас же посыпают казаков картечью. И вот тогда предприимчивые нападающие разворачивают на 180 градусов турецкие же пушки. Втаскивают на берег еще и свои, прибывшие с моря, и открывают постоянную, добротную стрельбу.

Все это происходит столь неожиданно и стремительно, что турки не успевают даже осознать происходящее. Выкидывают белый флаг. Потери казаков — 29 человек, при том, что одних только пленных турок взято 320 человек. Кроме того, 23 орудия, 150 бочек пороху, огромный запас хлеба, несколько знамен (за которые Потемкин распорядился выдать по 20 рублей за каждое).

А вскоре к светлейшему является Головатый. Подходя, запевает: «Кресту твоему поклоняемся, Владыко». После чего кладет к его ногам ключи от крепости.