Давние годы — былые походы

Еще с давних времен по Руси гуляла молва об испытанной верности и воинской доблести казаков, что называется, «сидевших» на Тереке. Говорилось, что не знают они «заячьего» отступления, а при встрече с врагом, пусть и многочисленным, «схватываются с коней» и бьются на месте. В дальних и совместных с ратными людьми походах они, будучи и в малом числе, не только сами отличались, но и подавали другим пример неслыханной отваги.

Слава о казаках разгуливала и во времена царя Алексея Михайловича, когда они, находясь бок о бок с царскими ратными воинами под Чигирином (неподалеку от Киева), «…людей турских и крымских побили, с Чигиринских гор окопы их, городки, обозы, наметы97, пушки и знамена сбили, многие языки поймали, — отчего визирь турского султана и крымский хан, видя над собой такие промыслы и поиски, от обозов отступили и пошли в свои земли». Именно так было сказано в царской грамоте, что получил водивший казаков атаман Каспулат Черкасский.

И позже, еще при малолетнем Петре Великом, гребенцы и терцы ходили добывать Крым. А затем, когда царь двинул свою рать под Азов, казаки вышли навстречу передовому корпусу Гордона к Царицынской переволоке.

Участвовали казаки и в первом русском походе на Хиву, организованном Петром еще в 1717 году. Царь, искавший выгодных путей для русской торговли, намеревался установить с Хивой прочные торговые связи. И уже потом, со временем, пройти кратчайшим путем в Индию, где наше появление сулило еще больше торговых выгод. Однако поход оказался несчастливым. Тогда у небольшого еще Гурьева городка собралось немалое войско — около 6000 человек. В их числе был и Гребенской полк и часть терцев.

В устном пересказе сохранилось интереснейшее воспоминание о той поре одного из немногих оставшихся в живых участников этой затяжной экспедиции. Он, Иван Дёмушкин, ушел в поход молодым казаком, а возвратился седым, как лунь, стариком. Отсутствовал он в родных местах так долго, что родной его городок Червленый перенесен был на новое место, и Иван не нашел ни улицы своей, ни дома, ни даже следов людских…

Вот недлинный рассказ этого казака, случайным образом дошедший до наших дней.

«…Как мы взяли от отцов и матерей родительское благословение, как распрощались с женами, с детьми, с братьями да сестрами и отправились к Гурьеву городку, где стоял князь Бекович-Черкасский. С того сборного места начался наш поход безталанный, через неделю или две после Красной Горки. Потянулась перед нами степь безлюдная, жары наступили нестерпимые. Идем мы песками сыпучими, воду пьем соленую и горькую, кормимся казенным сухариком, а домашние кокурки давно уже повышли.

Где трафится бурьян, колючка какая, сварим кашу, а посчастливится, подстрелим сайгака, поедим печеного мяса… На седьмой или восьмой неделе мы дошли до больших озер: сказывали яицкие казаки, река там больно перепружена. До этого места киргизы и трухмены (туркмены. — С.О.) два раза нападали — мы их оба раза, как мякину, по степи развеяли.

Яицкие казаки дивовались, как мы супротив длинных киргизских пик в шашки ходили, а мы как понажмем халатников да погоним по-кабардинскому, так они и пики свои по полю побросают. Подберем мы эти шесты оберемками, да после на дрова порубим и каши наварим. Так-то.

У озера князь Бекович приказал делать окоп: прошел, вишь, слух, что идет на наш отряд сам хан хивинский с силой великой басурманской. И точно — подошла орда несметная. Билась она три дня, не смогла нас одолеть. На четвертый — и след ее простыл. Мы тронулись к Хиве.

Туг было нам небесное видение. Солнышко пекло, пекло, да вдруг стало примеркать; дошло до того, что остался от него один краешек. Сделались среди бела дня сумерки. В отряде все притихли, на всех нашел страх… Пошел по отряду говор, только невеселый говор. Все старые люди — казаки, драгуны, астраханские купцы, — в один голос сказали: «Сие знамение на радость магометан, а нам не к добру». Так оно и вышло.

За один переход до Хивы хан замирился, прислал князю Бековичу подарки, просил остановить войско. А самого князя звал в гости в свой хивинский дворец. Бекович взял с собою наших гребенских казаков, 300 человек, под коими еще держались кони. И мы с дядей Иовом попали в эту честь. Убрались мы в новые чекмени, надели бешметы с галуном, коней поседлали наборной сбруей и в таком наряде выехали в Хиву.

У ворот нас встретили знатные ханские вельможи, низко кланялись они князю, а нам с усмешкой говорили: «Черкес-казак якши, рака будет кушай!» — Уж и дали они нам рака, изменники треклятые! — Повели через город, а там были заранее положены две засады.

Идем мы это уличкой, по 2, по 3 рядом — больше никак нельзя, потому уличка узенькая, изгибается как змея, и задним не видать передних. Как только миновали мы первую засаду, она поднялась, запрудила уличку и бросилась на наших задних, а вторая загородила дорогу передним. Не знают наши, вперед ли действовать или назад.

А в это время показалась орда с обоих боков и давай жарить с заборов, с крыш, с деревьев. Вот в какую западню мы втюрились! И не приведи Господи, какое началось там побоище: пули и камни сыпались на нас со всех сторон, даже пиками трехсаженными донимали нас сверху, знаешь, как рыбу багрят на Яике.

Старшины с самого начала крикнули: «С конь долой, ружье в руки!», а потом подают голос: «В кучу, молодцы, в кучу!» — Куда ж там в кучу, коли двум человекам обернуться негде! — Бились в растяжку, бились не на живот, а на смерть, поколь ни одного человека не осталось на ногах. Раненые и те отбивались лежачие, не хотели отдаваться в полон.

Под конец дела наших раненых топтали в переполохе свои же лошади, а хивинцы их дорезали. Ни один человек не вышел из треклятой трущобы, все полегли. Не пощадили изверги и казачьих трупов: у них отрезывали головы, вздевали на пики и носили по базарам. Бековича схватили раненого, как видно, не тяжело, поволокли во дворец и там вымучили у него приказ, чтобы отряд расходился малыми частями по аулам, на фатеры (квартиры); а когда разошлись таким глупым порядком, в те поры одних побили, других разобрали по рукам и повернули в ясыри.

После того как Бекович подписал такой приказ, с него еще живого сдирали кожу, приговаривая: «Не ходи, Давлет, в нашу землю, не отнимай у нас Амударьи-реки, не ищи золотых песков».

Я безотлучно находился с боку дяди Иова. Когда спешились, он велел мне держать коней, а сам все отстреливался. «Держи, держи, говорил: даст Бог отмахаемся, да опять на-конь и погоним их поганцев!..»

Меня вдруг трахнуло по голове, и я повалился без чувств лошадям под ноги. Очнулся не на радость себе, во дворе одного знатного хивинца; двор большой, вокруг меня народ, а дядина голова, смотрю, торчит на пике.

На меня надели цепь, как на собаку, и с того страшного дня началась моя долгая, горькая неволя. Нет злее каторги на свете, как жить в ясырях у бусурман!»

Хивинский пленник кончил свой рассказ. Кроме Ивана Демушкина из похода вернулся еще только Шадринского городка казак Петр Стрелков. Последнего до конца дней звали «хивином». И это прозвище унаследовали его дети.