На ночь «выряжаются» секреты

«Между станицами стояли отдельные посты или небольшие «плетеные крепостцы», с вышкой для постового казака. Днем наблюдали с вышки, на ночь выряжались секреты, как на Кубани. При больших тревогах не только все постовые казаки спешили примкнуть к резервам, но садился на-конь всякий, кто был в ту пору дома.

Это случалось обыкновенно в морозные зимы, когда Терек покрывался льдом. Собираясь в больших силах на Линию, горцы всегда задавались мыслию смести казаков с лица земли и пройти до самого Дона, где, по их мнению, кончается Русь. Сборы производились тайно, но свойственная азиатам болтливость и страсть к вестям породили ремесло лазутчиков: эти ночные птицы разносили по станицам угрожающие вести, как только горцы садились на коней. Чаще всего они, впрочем, служили и нашим, и вашим»99.

Примечательно, что на Кавказской линии правительство сооружало укрепления не только для наших русских казаков, но и для преданных России кабардинцев. В первые годы екатерининского правления в лесистом урочище Мездогу появляется небольшое укрепление для прикрытия переселившихся сюда жителей Кабарды. Назвали его кратким и звучным, как выстрел, словом Моздок.

Форпост этот был поставлен крайне удачно. Вскоре он был превращен в сильную крепость, из-за стен которой зорко посматривали на мир недреманным оком целых 40 пушек. Одновременно с размещением этих орудий позаботились и об орудийной прислуге. А потому и переселили сюда с Дона 100 семейных казаков, заселивших Луковскую станицу.

Однако для большей осторожности (ведь горская команда оказалась очень слаба и могла стать ненадежной) в те же годы сюда переводят с Волги более 500 семей. Их очень удачно расселяют на всем протяжении между Моздоком и Гребенским войском. Так в местных краях появляется еще 5 станиц. А чтобы эти молодые поселения смогли удачнее «вписаться» в окружающий горный боевой ландшафт, каждую из них вооружают трехфунтовыми100 пушками. Не забывают и о канонирах. Так что еще 250 семей прибывают с Дона. А вскоре это моздокское население получает и официальное название — Моздокский полк.

Однако все эти переселения, вооружение и возведение крепостей вызывают у кабардинцев достаточно ревнивые чувства. Предполагают, что именно по их проискам крымский калга Шабаз-Гирей решает в 1774 году выступить с огромным войском татар и закубанских горцев. К Шабаз-Гирею примкнули еще и 500 казаков-некрасовцев.

Половина нападающих вступила в Кабарду, чтобы поднять ее жителей против новой крепости. Другая же часть (около 10 тысяч) метнулась к упомянутым уже станицам Моздокского полка. Целых четыре станицы были сметены в один миг. А вот самим казакам с семействами все-таки удалось укрыться в пятой, более добротно укрепленной станице.