Канонир-«ювелир»

Защитой Наурской станицы руководил Иван Дмитриевич Савельев, впоследствии известный кавказский генерал. Шесть дней татары подступали к валам станицы. И шесть дней казаки отчаянно отбивались, так и не сойдя с валов. Не затухали костры — старики и женщины топили на них смолу и готовили кипяток, выливая содержимое котлов на врага, когда тот уже вскарабкивался на бруствер. Если не хватало воды, на головы осаждающих лили даже горячие щи.

Рядом с казаками живой стеной выстраивались моздокские казачки. Они метали в самую гущу неприятеля топоры, орудовали серпами и косами, вилами и ухватами. К местам наибольшего скопления нападающих подростки подтаскивали небольшие чугунные пушечки, умело разряжая их в толпы врагов.

Чтобы уберечься от отчаянного пушечно-ружейного огня наурских казаков, татары ставят на арбы массивные деревянные щиты. И только под их относительно надежной защитой снова устремляются на штурм. Все это действо сопровождается усиленным метанием стрел, неуемным скрипом тележных колес и оглушительным воем тысяч глоток, временами прерываемым выкриками команд.

Наступает последний час обороны станицы. Неприятель уже на валу. А стоящие в стороне казаки-некрасовцы подбадривают: «Подержитесь, братья, еще немного! Сбейте его, нехристя! Сегодня же сбежит, все равно с голоду помрет — есть ему нечего!»

И в тот самый последний момент обороны, когда, кажется, судьба казаков предрешена, метким выстрелом из пушечки казака-канонира Перепорха сорвана высокая ставка калги. Совсем небольшое, трехфунтовое ядро (1,2 кг) сваливает насмерть красавца-юношу, любимого племянника татарского военачальника.

Случай несчастный и счастливый одновременно в какие-то минуты решает исход дела. Противник неожиданно поворачивает вспять. А главный оплот линии — Моздок — остается за казаками, хотя 4 станицы оставались еще некоторое время в развалинах.

А как же сложилась судьба Волгского полка? Он, сосед полка Моздокского, занимал достаточно протяженное пространство вверх по Тереку и по верховьям реки Кумы, примерно на 200 верст. Здесь, от Моздока до Новогеоргиевска, были размещены 5 тысяч волжских казаков, расселенных в 5 станицах.

Немало удивительных историй происходило и с ними. Однажды, когда казаки этого полка находились в дальнем походе, об этом узнают горцы. И вскоре нападают на одно из передовых укреплений. С огромным трудом удается от них отбиться картечью. Тогда они устремляются к соседней, как полагали, совершенно беззащитной станице.

Каково же было их удивление, когда на валах крепостицы они увидели густые толпы вооруженных казаков и услыхали тревожный выстрел сигнальной пушки. Пришлось горцам повернуть прочь и от этой боевой станицы. В чем же состояла их ошибка? В оплошности горской разведки? Отнюдь. Оказывается, увидав приближающихся верхоконных, казачки поспешно переоделись в форму своих мужей и братьев. (Кстати, и казачата носили здесь подобие казачьей формы с ранних лет.) Эффект казачьей толпы, сгрудившейся во всеоружии на валу, превзошел все ожидания.