Одним увидел то, что и двумя не разглядишь

Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический был славен не только Крымом (Таврией), но и Кавказом.

Еще в 1777 году, по весне, он, тогда генерал-губернатор Кавказа, представил Екатерине II записку, в которой наметил план экономического освоения земель Северного Кавказа. Каковы же были его аргументы в диалоге с императрицей?

«Оная Линия (имеется в виду пограничная линия, заселяемая казаками. — С.О.) прикрывает от набегов соседних племен границу между Астраханью и Доном, отделяет разного звания горских народов от тех мест, коими нашим подданным пользоваться следует, положением же мест своих подает способ учредить виноградные, шелковые и бумажные заводы, размножить скотоводство, табуны, хлебопашество»101.

Здесь, на южных границах империи, требовалось сильное казачье войско. И потому, помимо организованного переселения на эти благодатные земли казаков с Дона и Волги, Григорий Потемкин поощряет также и переселение помещиков вместе с крестьянами. Как правило, инициаторами переселения в этих случаях выступают сами помещики.

Укрепление Кавказской кордонной линии происходит настолько быстро, что всего за два года (1777–1778) здесь, на Северном Кавказе, вырастают 10 крепостей.

С легкой руки светлейшего и по Высочайшему благословению императрицы появляется крепость Екатериноградская в урочище Бештамак, при слиянии Малки и Терека. Место для ее постройки выбрано как нельзя лучше — жерла пушек смотрят в сторону Малой Кабарды.

Павловская крепость, угнездившаяся на Куре, прикрывает главную дорогу из Кабарды к соляным озерам и в Астрахань. Марьинская, на реке Залке, — промежуточный, контрольный пункт между крепостями Павловской и Георгиевской. Сама же Георгиевская — на реке Подкумке. Поднялась еще и Андреевская, что на Карамыке (Сабле). Ее впоследствии заменила Северная на Чечоре…

Примечательно, что земельные пространства на Кавказской кордонной линии заселялись не одними только русскими. Оказывается, существовала казачья служба черкесов и осетин, грузин и армян. А началась она еще с 1733 года, когда кабардинскому князю Эльмурзе Бековичу-Черкасскому было поручено приглашать их на казачью службу. Причем каждому согласившемуся было обещано по 15 и более рублей годового жалованья на человека.

О переходе некоторых горцев в казачье сословие свидетельствуют и архивные документы102. К примеру, известно о принятии в казачье сословие Кизлярского полка 188 мужчин-армян.

Каков же был социальный состав переселенцев на Северном Кавказе к концу Екатерининской эпохи? Вот данные на 1790 год.