Восточные славяне и их соседи

О расселении восточнославянских племен может многое поведать древнейшая русская летопись «Повесть временных лет». Она сообщает нам о полянах, живших в Среднем Поднепровье в районе Киева, их соседях — древлянах, которые поселились в болотистом и лесистом Припятском Полесье. На северной оконечности восточнославянского мира жили словене ильменские, расселившиеся по берегам озера Ильмень; между Припятью и Западной Двиной жили дреговичи; соседями их были кривичи, огромный массив которых со временем распался на три ответвления: кривичей смоленских, полоцких и псковских; соседями полян со стороны степи были северяне, в бассейне реки Сож жили радимичи, а в бассейне Оки — вятичи. На самой южной оконечности восточнославянской территории, почти на побережье Черного моря, поселились уличи и тиверцы.

Долгое время историки не доверяли этой летописной географической схеме, но археология в начале XX столетия подтвердила ее. Помогли здесь… женские украшения. Оказалось, что один из наиболее распространенных типов женских украшений у восточных славян — височные кольца, различается по всей территории Русской равнины. Выяснилось, что определенные разновидности этих украшений соответствуют определенному расселению того или иного восточнославянского «племени». Позднее эти наблюдения были подтверждены изучением и других элементов материальной культуры восточных славян.

Расселяясь по столь обширному пространству, восточные славяне сталкивались, входили в те или иные отношения с народами, которые населяли Восточную Европу до них или пришли сюда в это же время. Известно, что балты жили вплоть до района современной Москвы, о чем свидетельствует изучение топонимики (географических названий), которые оказываются весьма устойчивыми, сохраняясь на протяжении столетий. Районы северо-востока были населены финно-уграми, а на юге издавна обитали ираноязычные племена — потомки уже известных нам сарматов. Военные столкновения сменялись периодами мирных отношений, шли ассимиляционные процессы: славяне как бы втягивали в себя эти народы, но менялись и сами, приобретая новые навыки, новые элементы материальной культуры. Синтез, взаимодействие культур — важнейшее явление времени расселения славян по Русской равнине, прекрасно иллюстрируемое данными археологических раскопок.

Более сложными были отношения с теми этносами, которые смогли создать уже достаточно крепкие союзы племен или даже раннегосударственные образования. Одно из таких образований в середине VII в. было создано болгарами. В результате внутренних неурядиц и внешнего давления часть болгар во главе с ханом Аспарухом откочевала на Дунай, где подчинила местные южнославянские племена. Другая часть болгар во главе с ханом Батбаем двинулась на северо-восток и осела в среднем течении Волги и на нижней Каме, создав государство Булгарию. Это государство долгое время представляло реальную угрозу для восточных славян.

Тюркскими племенами были и хазары, которые во второй половине VII в. стали теснить болгар. Со временем они также оседают на земле, создают свое раннегосударственное образование, которое охватило огромные территории Северного Кавказа, Нижнего Поволжья, Северного Причерноморья и частично Крыма. Центр Хазарского каганата, как стало называться это образование (хазарский правитель именовался каганом), находился в низовьях Волги. Этнических хазар-тюрок было не так много, основное же население составляли представители так называемой салтово-маяцкой культуры, которая состояла из представителей разноэтнического населения Восточной Европы, в том числе и славян. В основном население каганата было языческим, но хазарская верхушка приняла иудаизм. Часть восточнославянских племен, соседствовавшая с границами (весьма расплывчатыми) каганата, должна была, по свидетельству летописи, выплачивать дань хазарам.

Грозная для восточных славян опасность нависла и с северо-запада. Скудная земля Скандинавского полуострова выталкивала в Европу большие отряды «искателей славы и добычи, пенителей морей» — норманнов, которых называли на Руси варягами. Во главе отрядов стояли викинги, происходившие большей частью из знатных семей. Закаленные в боях и морских путешествиях, вооруженные эффективным оружием — секирой с остроконечным штыком, норманны были страшной опасностью для многих стран Европы. Пик варяжских набегов на славянские территории приходится на IX в.

В борьбе с врагами крепла военная организация славянского населения, которая своими корнями уходит в глубь веков. Как и у многих других народов, это сотенная система, когда каждое племя выставляло сто воинов во главе с «сотским», а союз племен должен был, по всей видимости, выставлять тысячу, откуда и происходит должность «тысяцкого». Одним из военных руководителей был и князь. Слово «князь» — общеславянское, заимствованное, по мнению лингвистов, из древненемецкого языка. Слово это первоначально означало главу рода, старейшину. Из источников мы знаем о племенных вождях-князьях. Со временем, с ростом населения, племя, подразделявшееся на несколько родов, распадалось на ряд родственных племен, которые образовывали племенной союз. Такими племенными союзами скорее всего и были летописные «племена» полян, древлян, дреговичей и т. д. Во главе этих союзов стояли вожди, возвышающиеся над вождями отдельных племен, входивших в союз.

Исторические свидетельства о подобных князьях содержит летописная легенда о Кие и его потомках. В летописи сказано: «И по сих братьи (Кий, Щек и Хорив. — Авт.) держати почаша род их княженье в полях, а в древлях, свое, а дреговичи свое, а словени свое в Новегороде, а другое на Полоте, иже полочане».

Арабский историк Масуди сообщает о древнем славянском князе Маджаке, а уже известный нам готский историк Иордан — о князе Боже. Таким образом, помимо вождей племен, были еще вожди союзов племен. У этих князей были различные функции. Князь племени мог избираться на время, в период военных действий. Его власть невелика по сравнению с властью вождя племенного союза. Власть последнего постоянна, функции разнообразнее. Такому князю приходилось заниматься внутренним строительством союза, собирать, организовывать и возглавлять войско, ведать в целом внешней политикой. Эти князья выполняли и некоторые религиозные и судебные функции. В этом им помогал совет старейшин, или, как его часто называют древнерусские памятники, — старцы градские (летописи употребляют термины «старейшины» и «старцы градские» как равнозначные). В летописных сообщениях старцы градские выступают в качестве полномочных руководителей общества, с которыми князья вынуждены были считаться. Даже во второй половине X в. — переломное время княжения Владимира — они еще участвовали в управлении и влияли на ход событий. Старцы-советники принимали участие в княжеской думе, княжеских пирах, которые выполняли важную социальную функцию — общения населения с князем. Старцы градские — племенная знать, которая занималась гражданскими делами.

В военных делах князю помогала дружина. Она также зарождается еще в недрах первобытно-общинного строя, никак не нарушая доклассовой социальной структуры. Дружина срасталась с князем и так же, как и князь, исполняла определенные общественно полезные функции. Князь среди дружинников был не господином, а первым среди равных.

Еще одним важнейшим элементом социально-политической структуры было вече. Племенные веча — народные собрания — возникают в глубокой древности. О них писал еще византийский писатель-историк Прокопий Кесарийский (VI в.), повествуя об антах и склавенах. Изучение древнейших документов о вече свидетельствует о том, что в нем участвовало все население, включая знать. Народное собрание действовало непрерывно на протяжении IX–XI столетий, но со временем, по мере распада родо-племенных связей, оно активизировалось. Дело в том, что родовые связи сковывают человека, родовая защита, которая в древности была благом для любого члена рода, со временем становится тормозом для развития демократического правления.

Эту триаду — князь, совет старейшин и народное собрание — можно обнаружить во многих обществах, которые переживали архаическую стадию развития.