Русь и Орда

После смерти Юрия и трех его сыновей великим князем владимирским стал Ярослав Всеволодович (1238–1246). Теперь в положении великого князя, как, впрочем, и других князей, появилась одна новая черта. Князья должны были время от времени отправляться в ставку хана, чтобы получить подтверждение своего права на княжение. Такое право оформлялось специальным документом — ярлыком.

В это время выдвигается сын Ярослава — Александр, который прославился своей борьбой с экспансией шведов и немецких орденов (об этом ниже). Князь родился в 1220 г. (по В. А. Кучкину — 1221 г.). Его матерью была Феодосия — дочь торопецкого князя Мстислава Удалого. Первое прямое упоминание в летописи об Александре относится к 1228 г., когда он был поставлен отцом в Новгороде вместе с братом. С Новгородом будет тесно связана вся дальнейшая судьба князя. Уже в 1230-1240-е гг. он организует здесь, на северо-западе русской ойкумены, активную борьбу со шведами и немецкими рыцарями (Ледовое побоище, 1242 г. После чего князь Александр получил наименование Невский), отбивает нападения литовцев. За спиной отца ему удавалось несколько лет избегать поездки к монголам. Однако после того как отец умер, будучи отравлен в Каракоруме (столице Монгольской империи), Александр вынужден был поехать в Орду. Перед отъездом он принял участие в выборах нового великого князя, которым по традиции стал брат Ярослава. Чуть раньше Александра в Орду двинулся его младший брат Андрей.

Их отправили дальше — в Монголию, где оба брата получили ярлыки: Андрею удалось получить право на великое владимирское княжение, а Александр получил Киев и всю Южную Русь, куда он ехать не захотел. Мы мало знаем о княжении Андрея во Владимире. Александр, видимо, копил силы, сидя в Новгороде, и в 1252 г. с монгольской помощью он разгромил своего брата-соперника и занял великокняжеский стол.

В 1257–1258 гг. монголы провели перепись населения, которая, по словам В. Л. Егорова, «стала начальной стадией создания разветвленной административно-фискальной системы, конкретно воплощавшей в себе монгольское иго на Руси». Если на Северо-Востоке перепись прошла без серьезных инцидентов, то новгородцы попытались выступить против казавшегося им магического действия монголов, и Александру пришлось усмирять их, что в конечном итоге спасло город и его волость.

Для упорядочения сбора дани монголы возрождают древнюю десятичную систему, а для того, чтобы легче было дань вывозить, проводят дороги со станциями (ямами), которые население должно было поддерживать и обслуживать согласно введенной монголами ямской повинности. Некоторые из этих монгольских начинаний получат развитие в Московском государстве.

Перепись позволила предварительно исчислять сумму дани с любого города или волости, а введение института откупов привело к огромным злоупотреблениям. Откупщик предварительно вносил в ханскую казну ожидаемую сумму дани, после чего получал право сбора этих доходов с населения.

Ответом на злоупотребления стала целая цепь мощных восстаний, которые прокатились по Руси. Они вспыхнули в Ростове, Владимире, Суздале, Переяславле, Ярославле. В ходе народных выступлений вновь пробудились древние вечевые традиции, которые, впрочем, долго еще не умирали на Руси. Восстания были жестоко подавлены монголами.

Последний раз Александр отправился в Орду в 1262 г., чтобы попытаться не допустить участия русских ратей в походах монгольских ханов. Это была одна из тяжелейших повинностей, требовавшая напряжения сил, приводящая к значительным людским потерям. Александр мотивировал свое требование тем, что владимирские войска были заняты в боевых действиях на западе. Ему удалось добиться успеха, но на обратном пути князь скончался в одном из городков на Волге в ноябре 1263 г. Тело его было перевезено во Владимир, где он и был похоронен в монастыре Рождества Богородицы. Слова митрополита, сказанные на похоронах, в образной форме отражают ту роль, которую играл князь: «Чада моя, разумейте, яко уже заиде солнце Суздальской земли».

После смерти Александра свои кандидатуры перед ханом выдвинули Андрей и Ярослав — братья великого полководца и дипломата. Выбор ордынского правителя пал на последнего. 1260-1270-е гг. — время правления Ярослава, а затем его брата Василия, отчиной которого была Кострома, — ознаменовались постоянной борьбой между князьями за Новгород и усилением зависимости от Орды. Монголы начинают участвовать в военных мероприятиях русских князей, не только внешних, но и внутренних междоусобицах; появляются сведения о баскаках — чиновниках, которые размещались в важнейших центрах Руси, и о «великом баскаке владимирском».

Все эти явления расцвели пышным цветом в последние десятилетия злополучного для Руси столетия. В 1277 г. великим князем стал сын Александра Невского — Дмитрий Переяславский. Он правил спокойно в течение нескольких лет, но уже в 1281 г. его брат Андрей Александрович из Городца приводит из Орды огромную рать и начинает разорять волости Суздальской Руси. Дмитрию пришлось бежать, но вскоре он возвращается, а Андрей отправляется за новой монгольской ратью, с которой вновь разоряет русскую землю.

Дмитрий также обращается за помощью в Орду. Дело в том, что в Орде установилось двоевластие: ордынскому правителю противостоял Ногай — правнук Джучи по младшей ветви рода. В конце 1280 — 1290-е гг. развернулась ожесточенная междоусобная борьба. Ногай поддерживал Дмитрия, и последнему удалось, оттеснив брата, стать не только великим князем, но и утвердиться в Новгороде.

Впрочем, вскоре Андрей вернулся на Русь уже с третьим монгольским войском. На этот раз, объединив усилия нескольких князей, Дмитрий смог отбить натиск брата. Но в 1292 г. Андрей еще раз привел монголов — «Дюденева рать» была одной из самых опустошающих и страшных: был разорен Владимир и еще 14 городов и волостей. Дмитрий лишился великого княжения и вскоре умер, передав свой родной Переяславль сыну.

Все десять лет своего правления Андрей, в основном, посвятил борьбе за Переяславль, имевший важное экономическое и стратегическое значение, и на который он, как ему казалось, имел право. После его смерти в 1304 г. началась борьба уже между московским и тверским князьями.

Итак, между русскими землями и Ордой устанавливается система отношений, которая характеризуется определенными элементами политической и экономической зависимости и определяется обычно в историографии как «монгольское иго». Иго во многом конкретно повлияло на ход русской истории, но главное — окончательно повернуло Русь лицом к Востоку, оторвало Северо-Восточную Русь от остальных русских земель и определило евразийский характер всей последующей русской истории.