Даниил Романович и борьба с Польшей и Венгрией

Монгольское нашествие стало потрясением для Юго-Западной Руси, как и для других русских земель. Покорение этих земель дорого стоило и монголам: они так и не сумели взять замки Данилов и Кременец, лишь обманом захватили Каменец, долго штурмовали Галич и Владимир.

Даниил Романович уехал из своей земли, узнав о падении Киева, — надеялся найти поддержку в Венгрии, а затем в Польше. Но, не обретя помощи, весной 1241 г. он возвращается на родину. Везде его взору представали страшные последствия нашествия. В 1243 г. Батый, вернувшись из Венгрии, посылает рать на Юго-Западные земли, стремясь еще больше запугать население и самого князя — однако сил для большой войны у Батыя в это время не было.

Грозная опасность нависла с другой стороны: летом 1245 г. венгерское войско и многочисленные польские отряды вторглись в Галицкую землю. Во главе войска был старый враг Даниила — князь Ростислав Михайлович Черниговский, женатый на дочери венгерского короля Белы IV и заключивший с ним союз, а также опытный старый полководец (бан) Фильней (в летописи — Филя). Польскую часть войска возглавлял воевода пан Флориан Войцехович.

На пути врагов стал «крепок град» Ярослав — крепость, расположенная примерно в 100 км западнее Львова, осада которой затянулась. Даниил за это время собрал ополчение и двинулся из Холма к реке Сан. Вперед он выслал отряд дворского Андрея с разведывательной целью и чтобы сообщить жителям Ярослава о близости помощи.

Получив известие о приближении русского войска, военачальники союзного войска, оставив прикрытие из пеших воинов у ворот города, чтобы предотвратить вылазку горожан, вывели основную часть войска навстречу русским. Замысел был прост: имея в тылу запасной рыцарский полк под командованием Фили, обрушить основную силу на центр русской позиции.

Даниил расположил войско традиционным славянским способом. В центре стоял полк дворского Андрея, который должен был принять на себя главный удар. Полк правой руки, противостоящий полякам, возглавлял верный соратник Даниила — брат Василько. Сам Даниил возглавил левое крыло, с самого начала планируя выйти в тыл противнику. 17 августа 1245 г. произошло сражение — одно из важнейших в русской военной истории XIII в. Ростислав с главными силами атаковал полк дворского Андрея. «Крепко копья ломались, как от грома треск был, и от обоих полков многие, пав с коней, погибли, а другие были ранены в этом жестоком копейном бою», — так описывается в летописи начальный этап битвы. В это же время поляки Флориана наступали на полк Василька. На этом фланге завязалась кровопролитная битва.

Даниил, понимая что именно Андрей в наибольшей степени отвлекает внимание противника, послал ему подкрепление, а сам с основными силами через лес вышел в тыл противнику. Здесь стоял «задний полк» во главе с Филей. Русское воинство обрушилось на полк Фили. Впереди был сам Даниил. Он пробился к центру венгерского войска и разорвал пополам его знамя. Враги побежали, а воины Даниила преследовали их. Полки Ростислава и Флориана также «наворотишася на бег». Это была полная победа, ставшая результатом полководческого таланта Даниила, силы и мужества русских воинов.

В том же году (1245) Даниилу пришлось выступить в роли талантливого дипломата. Он поехал в Орду и, претерпев там унижения, был признан правителем Юго-Западной Руси. Это повысило его авторитет в глазах западных соседей. Венгерский король Бела IV выдал дочь замуж за сына Даниила — а прежде отказывался это сделать. Он предложил союз Даниилу, мотивируя это необходимостью совместных действий против монголов. К тому же он начинал войну с Австрией и нуждался в сильном союзнике.

Даниил теперь смог сосредоточиться на западных делах. Вместе с мазовецкими князьями он во второй половине 1240-х гг. провел успешный поход на литовцев. Литовский князь Миндовг совершил в это время хитрый маневр — принял католичество.

Галицкий князь также установил контакты с папской курией. Уже в 1246 г. опытный дипломат Плано Карпини побывал во Владимире, где ознакомил князя Василька с содержанием папской буллы, призывавшей объединиться в борьбе с монголами.

По пути в Орду он встретился и с Даниилом. Папа Иннокентий IV охотно пошел на переговоры с Даниилом. Одновременно князь женил сына Романа на племяннице австрийского герцога Фридриха II. Завершением этой политики стала коронация Даниила в городе Дорогочине на севере его волынских земель присланным папой королевским венцом.

Все это нужно было Даниилу, чтобы создать коалицию для борьбы с Ордой, организовать против нее своего рода крестовый поход. Но уже вскоре он убедился, что главное намерение папы — насаждение католичества на Руси.

Даниил решительно отказался идти на уступки в религиозных делах, вызвав этим гнев папы, который специальной буллой призвал литовского князя Миндовга нанести удар по Юго-Западной Руси. Но все же главной опасностью продолжали оставаться монголы.

Даниил пытается найти поддержку в Северо-Восточной Руси. В 1250 г. для подписания договора в Суздальскую землю приехал Галицкий митрополит Кирилл. Результатом переговоров стал брак дочери Даниила с владимирским князем Андреем Ярославичем. Однако в ходе опустошительной «Неврюевой рати» Андрей вынужден был бежать в Скандинавию. На Владимиро-Суздальскую Русь пришло монгольское иго.

Ухудшилось положение и Юго-Западной Руси. В начале 1250-х гг. обострились отношения с Куремсой, «самым младшим среди других татарских вождей», по словам Плано Карпини. Он несколько раз вторгался в галицко-волынские земли, правда, большого успеха не имел. Зато Куремсе удалось стравить галичан и волынцев с литовцами. Впрочем, Даниил не унывал: ему пока удавалось сдерживать литовский натиск, он даже вынашивал планы вытеснения монголов из южнорусских земель.

Все изменилось к началу 1260-х гг. «Приде Буранда безбожный, злый, со множеством полков татарских, в силе тяжьце, и ста на местах Куремьсенех», — отмечает летописец. Новый монгольский «вождь» не только заставил Даниила и Василька срыть укрепления всех городов, но и разорвать союзные отношения с западными соседями.

Даниил сходит со сцены и доживает свой век в любимом замке Холм (ныне г. Хелм в Польше). Здесь он и умер в 1264 г. Тело его было предано земле в построенной им церкви Успения Богоматери, не сохранившейся до наших дней. После смерти князя быстрее пошел процесс ослабления Галицко-Волынской земли, которая вскоре станет яблоком раздора между Литвой, Польшей и Ордой.