Великий Новгород и Псков в XIII–XV веках

Великий Новгород

Еще один вариант развития русской цивилизации в период после нашествия монголов демонстрируют северо-западные русские земли, которые не подверглись опустошительному монгольскому нашествию и смогли сдержать гибельную экспансию орденских рыцарей.

Волхов разделял город на две «стороны»: Торговую на восточном берегу и Софийскую — на западном. На Софийской стороне был Детинец (Кремль) с храмом св. Софии. На этой же стороне располагались три самоуправляющихся района — «конца». Людин, Неревский и Загородный; на Торговой стороне — Славенский и Плотницкий.

Концы состояли из улиц — общин, сосредоточенных вокруг православных церквей. Город был окружен земляным валом и рвом, за которыми находились посады. Далее простиралась огромная Новгородская земля. Она делилась на пятины и волости, причем число пятин соответствовало числу концов (Обонежская, Водская, Деревская, Шелонская, Бежецкая). В пятинах были пригороды Новгорода: Псков Изборск, Великие Луки, Старая Русса, Ладога и др.

За пятинами простирались волости, имевшие разное устройство. Самыми известными были Заволочье и Двинская земля, Пермская земля и Печора. Земли, подвластные Новгороду, были огромны и заселены многими народами: водью, ижорой, корелой, чудью и др., с которых новгородцы собирали дань.

Дань была одним из источников, пополнявших богатства Новгорода. Новгородские купцы вели оживленную торговлю с союзом германских городов — Ганзой и Готландом и осуществляли транзитную торговлю по всей Руси. Еще одним источником благоденствия города был повседневный труд его ремесленников и хлеборобов. Впрочем, природные условия не давали возможности выращивать большие урожаи и ставили великий город в зависимость от «низового» хлеба, что часто использовалось его противниками как козырь.

В XIII в. Новгород развивался по пути дальнейшей демократизации общественного строя, о чем свидетельствовала начавшаяся межкончанская борьба, распространение избирательного принципа не только на архиепископов, но и на архимандритов крупнейших монастырей. Сказывалась эта демократизация и на отношениях с князьями. Упоминания о «рядах» с князьями дошли уже от XII в., а от второй половины XIII в. дошли и сами эти «ряды» — древнейшие из них — договорные грамоты с Ярославом Тверским. Из этих грамот узнаем, что князь мог выполнять свои функции лишь под контролем посадника. Он имел право лишь на определенный корм, не приобретая в собственность земли. Судить он мог лишь при участии посадника; должен был покровительствовать новгородской торговле.

Как показал В. Л. Янин, посадник возглавлял исполнительную власть, которая в это время сосредоточивается в руках нескольких боярских семейств, но прерогативы посадника замыкались на вече — высшем органе власти в Новгороде.

Большую роль в управлении городом, в политической и экономической жизни играл архиепископ. Военные действия новгородцы начинали не иначе, как по благословению архиепископа, и прислушивались к его мнению в ходе частых споров между различными группировками.

Как и в давние времена, «мужи новгородцы» по звону вечевого колокола собирались на площади и решали свои проблемы. Вече — высший орган государственной власти, прерогативы которого были чрезвычайно широки: оно приглашало князя и заключало с ним договор, распоряжалось должностью посадника и тысяцкого, ведало государственными землями, осуществляло высший суд, объявляло войну и заключало мир и т. д.

Вече имело свою канцелярию во главе с «вечным дьяком». Конечно, на вече бывало шумно, бывали и столкновения, но не надо представлять работу этого органа власти, как буйство толпы. Деятельность веча носила вполне упорядоченный характер, соблюдался своего рода вечевой этикет. Развитие крупного боярского землевладения, которое наблюдается в этот период, вносило свои поправки в вечевую жизнь и в социальную структуру Новгорода.

Проанализировав новгородские грамоты, Ю. Г. Алексеев заметил, что когда-то единое новгородское общество постепенно распадается на архаические сословия. Если первоначально грамоты составлялись от имени «новгородцев», «мужей новгородцев», то затем их сменяют «бояре, житьи люди и черные люди». Купцы, несмотря на их активную роль в жизни города, в отдельную прослойку не выделились. Они объединялись в общины, которые группировались вокруг церквей Самой известной была община при церкви св. Иоанна Предтечи. Каждый, кто хотел «вложиться» в «Иванское сто», должен был внести большой взнос.

Бояре в Новгороде в это время становятся крупными землевладельцами. Их дворы располагались в городе, а земельные владения боярских родов были на территории округи. Промежуточной категорией землевладельцев были житьи люди Близки им по положению сельские жители — «своеземцы» или «земцы», статус и происхождение которых вызывает в науке споры «Черные люди», городские и сельские, — низшая категория свободного люда. В городе — это ремесленники: плотники, каменщики гончары, кузнецы, портные, кожевники и т. д. В сельской местности — это крестьяне, жившие на черных, государственных землях и также организованные в общины, пользовавшиеся самоуправлением. Из зависимых людей известны смерды, половники, холопы. Они работали в боярских вотчинах, прислуживали в домах.

В городе нарастает социальное напряжение, показателем которого стало ушкуйничество. Отряды молодежи, видимо, не нашедшей себя в жизни Новгорода, на своих судах (ушкуях) спускались по рекам, прежде всего по Волге, и грабили города. Постоянно шли жалобы из «Низовых» земель, но остановить эту вольницу новгородское правительство не могло. Впрочем, искусственно ускорять и усиливать процесс социальной дифференциации в Новгороде нельзя. Сословные интересы здесь приносились в жертву кончанским, уличанским и тд.

Кроме того, уже в конце XIII в. при посаднике появился территориально-представительный совет из бояр. В 1360-е гг. сформировалась коллегия из шести посадников, в которой были представлены все концы. В начале следующего столетия коллегия расширилась сначала до 12, а затем до 36 человек. Причем эта боярская олигархия оставалась достаточно демократической, ибо новгородские бояре сохраняли связь со своими общинами и действовали не сами по себе, а как представители городских концов.

Как отметил А. В. Петров, «эволюция Новгорода была эволюцией древнерусской городской общины, изживавшей недостатки дофеодальной демократии». Но северному исполину надо было занять место в складывающейся геополитической ситуации, которая определялась формированием двух государственных образований в Восточной Европе: Великого княжества Московского и Великого княжества Литовского

В 1470 г. в Новгород по приглашению веча прибыл из Литвы князь Михаил Олелькович. Литовское влияние возрастало, но новый архиепископ Феофил, опираясь на поддержку своей «партии», решил отправиться на поклон в Москву. Против него выступила Марфа-посадница, вдова посадника Борецкого, вместе со своими сыновьями и своей «партией». Новгород «возмятеся»: одни стояли за Москву, другие — за Литву, причем большинство высказывалось за Казимира.

Все закончилось большой войной, в ходе которой новгородцы потерпели поражение на р. Шелони в 1471 г. Близился конец самостоятельности Новгорода.