Опричнина

В декабре 1564 г. Иван в сопровождении бояр и дворян отправился по святым местам. Поездив по окрестностям Москвы, он обосновался в Александровской слободе. Отсюда Грозный отправил в январе два послания, которые огласили на Красной площади. В первом он обрушивал гнев и опалу на высшее духовенство и всех бояр и детей боярских за их измены. Царь, «не хотя их многих изменных дел терпети», решил оставить престол. Грамота, обращенная к посадским жителям Москвы, демагогически заявляла, что «гневу на них и опалы никоторые нет».

Царь довольно быстро согласился на уговоры вернуться, но выдвинул свои условия. Одним из них была «опричнина». Такой термин имел хождение в московском лексиконе и прежде. Так называли землю («опричь», т. е. кроме всей остальной земли), которая выделялась вдовам князей, помимо основного удела. Княгини ведь часто переживали своих князей. Теперь это был как бы личный удел самого царя.

Как считает большинство исследователей, в опричнину были выделены следующие земли: уезды центра (Суздальский, Ростовский, возможно, Костромской, часть Переяславль — Залесского), уезды, пограничные с Великим княжеством Литовским, богатые черносошные земли в Поморье. Опричная часть была выделена и в Москве. Остальная территория государства называлась земщиной. Она имела и собственное правительство (там остались приказы). В опричнине была своя Боярская дума, было свое войско. В опричнину взяли тысячу служилых людей. Для них сшили специальную черную одежду, а метла, привязанная к седлу, должна была символизировать стремление выметать из государства измену, как сор из избы.

Опричнина сопровождалась кровавыми преследованиями. Они затрагивали представителей разных слоев населения. В то же время можно выделить некоторые силы, которые подверглись наибольшему разгрому. Это, конечно же, Церковь. В 1556 г. ушел с митрополичьего престола Афанасий, которого сменил Филипп Колычев — игумен Соловецкого монастыря. Когда он стал обличать опричные порядки, его низложили и заточили в монастырь. Иван расправился с Владимиром Андреевичем Старицким, которого в 1569 г. отравили. Не церемонился он и с родственниками Старицкого.

От Владимира Старицкого нити «заговора» потянулись к Новгороду. В декабре 1569 г. войско опричников двинулось на Новгород. Оно двигалось как по чужой земле, убивая, грабя и насилуя. Новгородцы встречали царя крестным ходом, но просчитались. Погром Новгорода длился 6 недель. Людей убивали, сбрасывая под волховский лед. Все, что не могли унести, — жгли.

Дальше пришел черед Пскова, но этому городу повезло: Грозный послушал юродивого, которого встретил по пути во Псков. Есть предположение, что по дороге Грозный встретил псковских купцов и, перебив их, удовольствовался этим.

Как это бывает всегда, заведенная однажды машина террора уже не могла остановиться. Ее жертвой пала та группировка, которая стояла у истоков «движения»: отец и сын Басмановы, М. Т. Черкасский с женой и шестимесячным сыном, князь Афанасий Вяземский. Во главе опричнины стали теперь Малюта Скуратов и другой палач — Василий Грязной. Они вошли в Боярскую думу в качестве думных дворян.

Между тем новгородский процесс перерос в «московское дело» (Р. Г. Скрынников). Летом 1570 г. на Красной площади в Москве изощренным казням было подвергнуто более ста человек. Среди них были крупные деятели земского правительства: государственный печатник Иван Висковатый, государственный казначей Никита Фуников, дьяки земских приказов. Но уже в 1572 г. опричнина была отменена, причем царь запретил своим подданным даже упоминать само слово «опричнина».

Стремясь к дальнейшему укреплению своей власти и подозревая кругом измену, Иван IV в 1575 г. попытался вернуться к опричным порядкам. Царь провозгласил великим князем всея Руси крещеного касимовского царевича Симеона Бекбулатовича, а сам принял скромный титул князя московского, у которого был свой удел. Продолжалось это, правда, всего год, после чего Симеон был переведен в Тверь. Удел же Ивана стал называться двором, и вся территория страны и люди были разделены на земских и дворовых. Правда, это разделение было не таким жестким, как в годы опричнины.