Социальная структура

Непосредственно в связи с экономикой страны, а также с формами землевладения находилась и динамика социальной структуры. В XIV в. начинает развиваться вотчинное землевладение. Однако светская вотчина, будучи немногочисленной, довольно быстро оказалась под контролем государства.

В более выгодных условиях оказалась церковная вотчина. После нашествия церковь пользовалась поддержкой ханов, проявлявших веротерпимость и проводивших гибкую политику в завоеванных землях Кроме того, монголы стремились опереться на поддержку церкви, которая специальными ярлыками, адресованными митрополитам, получила целый ряд льгот.

С середины XIV в. в монастырях происходит переход от «келиотского» устава к «общежитийному» — на смену житию монахов в oтдельных кельях с отдельной трапезой и хозяйством шла монастырская коммуна, обладавшая коллективной собственностью. Земля, тем или иным путем попавшая в монастырь, от него уже не отходила. Растут крупные монастыри: Троицкий, Пафнутьев-Боровский, Ферапонтьев, Соловецкий.

Крупным землевладельцем со временем становится и глава Русской Церкви — митрополит, в ведении которого находилось разветвленное и многофункциональное хозяйство.

Однако основной массив земель в XIV–XV вв. составляли так называемые черные волости — своего рода государственные земли, распорядителем которых выступал князь, а крестьяне считали ее «Божьей, государевой и своей». В XVI в. из массива черных земель постепенно выделяются «дворцовые земли», и великий князь становится одним из крупнейших землевладельцев.

Но более важен был другой процесс — распад черной волости за счет раздачи земель церковным и светским землевладельцам. Как показали исследования отечественных историков (Н. П. Павлов-Сильванский, Ю. Г. Алексеев, А. И. Копанев, А. Д. Горский), весь период XIV–XVI вв. — время неустанной борьбы волости и «боярщины», ибо крестьяне всячески сопротивлялись переходу общинных земель землевладельцам.

Однако основную опасность для древних порядков составляла не вотчина, а поместье, которое получает широкое распространение с конца XV в. и становится экономической и социальной опорой власти вплоть до позднейших времен.

До широкого распространения поместья основной доход бояр составляли всякого рода кормления и держания, т. е. вознаграждения за исполнение административных, судебных и других общественно полезных функций. Еще С. Б. Веселовский показал, что система кормлений лежала в основе социального и политического строя Руси того времени.

Остатки прежних княжеских родов, бояре, «поместчики» постепенно формируют костяк «высшего сословия». Основную массу населения в XIV–XV вв. по-прежнему составлял свободный люд, который получил наименование «крестьяне» («христиане», противопоставлявшиеся завоевателям — «басурманам»).

Крестьяне, даже оказываясь в рамках вотчины, пользовались правом свободного перехода, которое оформляется по мере развития крупного землевладения и входит в первый общероссийский Судебник 1497 г. Это известный Юрьев день — норма, согласно которой крестьяне, уплатив так называемое пожилое, могли переходить от одного землевладельца к другому.

В худшем положении были зависимые крестьяне: половники и серебреники. Видимо, и те и другие оказывались в столь сложной жизненной ситуации, что вынуждены были брать ссуды и затем отрабатывать их.

Основной рабочей силой вотчины по-прежнему оставались рабы. Впрочем, число обельных холопов сокращалось, а возрастал контингент кабальных холопов, т. е. людей, оказавшихся в рабской зависимости по так называемой служилой кабале.

В конце XVI в. начинается процесс интенсивного закрепощения крестьян. Некоторые годы объявляются «заповедными», т. е. в эти годы запрещается переход в Юрьев день. Однако магистральным путем закрепощения крестьян становятся «урочные лета», т. е. срок сыска беглых крестьян, который становится все более длительным. Следует также иметь в виду, что с самого начала процесс закрепощения захватывал не только крестьян, но и посадское население страны.

Оно выделяется в отдельную страту в XIV–XVI вв. Горожане — черные посадские люди — объединяются в так называемую черную посадскую общину, которая существовала в архаических формах на Руси вплоть до XVIII в.

Таковы были те сословные группы, на которые распалось когда-то единое древнерусское «людье». Общая для всех этих социальных групп черта, свидетельствующая об их недавнем появлении, — это наличие большой семьи, которая пронизывала в то время все страты восточнославянских земель. К этому надо добавить и значительную архаику в семейно-брачных отношениях в целом.

Еще одна важная черта, характеризующая сословия восточнославянских земель того времени, — их служилый характер. Все они должны были выполнять те или иные служебные функции по отношению, к государству.