Государственность

Параллельно с экономическим и социальным развитием шло и развитие русской государственности. Впрочем, в России политика зачастую шла впереди и экономики, и социальных отношений. Восточнославянский политогенез своими корнями уходит в период Киевской Руси. Уже тогда государственность пережила достаточно долгую эволюцию от союзов племен к городам-государствам. Последние были уже государственностью с полным набором присущих ей признаков: наличием окрепшей публичной власти, зачатков Налогообложения и размещением населения по территориальному принципу. Но эта ситуация, когда община приобретает форму государства, когда, по словам Л. Е. Куббеля, «внутриобшинные потестарные отношения могли перерастать в политические отношения внутри самой общины, превращая ее в политическую структуру».

Община сохраняла свое значение и в последующий период. С нашей точки зрения, на территории Восточной Европы в XIII–XV вв. существовал общинный строй, своими корнями уходящий в предшествующий период. Здесь мы можем обнаружить самые разные типы общин, которые восходят к одному, — древнерусскому городу-государству. Все эти типы — разные стадии распада древнерусской общины и разные ее модификации.

Общинное самоуправление долгое время уживалось с другими органами власти. Нельзя не отметить простоту этого аппарата. Это наместники, тивуны и др. Все эти люди так или иначе были связаны с князем и княжеским хозяйством, но одновременно занимались и проблемами местного населения. Огромную роль в государственном аппарате играли всякого рода «кормления и держания», что также было наследием Киевской Руси.

В целом то новое, что появилось в государственном устройстве в период XIII–XV вв., рост силы и влияния княжеской власти, которые проходили за счет расширения служебных отношений. «Служебная система» — круг лиц и служб, связанных с князем еще и в предшествующий период, начинает разрастаться и охватывает все население государства (речь идет пока о княжествах, которые шли на смену городам-государствам). Такую государственность можно определить как военно-служилую. Ближайшие аналогии ей мы находим в Центральной Европе (Польша, Венгрия, Чехия). Дореволюционные историки, стараясь как-то определить эту государственность, чаще всего определяли ее в качестве «вотчинной».

Управление единым государством при Иване III практически недалеко ушло от традиций военно-служилой государственности, так как использовался тот же аресенал средств и механизмов. Не случайно в дореволюционной историографии существовала точка зрения, представлявшая этот процесс как образование одной большой вотчины за счет слияния более мелких вотчин — местных княжеств. Действительно, главным общегосударственным ведомством был Дворец, который ведал личными, дворцовыми землями великого князя. И в новейшей литературе вполне справедливо называют такого рода форму правления пережитком «удельной старины».

Главным государственным хранилищем и финансовым органом была казна, которая также своими корнями уходила в княжеский двор предшествующего времени. Здесь хранились не только деньги и драгоценности, но и государственный архив и государственная печать. Уже в этот ранний период большую роль в складывающемся аппарате власти играют писцы — дьяки. Отношения с населением строились по очень архаичной форме прежних военно-служилых государств. Вся территория делилась на уезды, границы которых, восходя к рубежам бывших княжеств, были разнообразны. Уезды делились на станы и волости. Власть в уезде принадлежала наместнику, в станах и волостях — волостелям.

Переломным периодом в развитии русской государственности становится правление Ивана Грозного. Реформы 1550-х гг. — попытка изменить форму существования российского государства, приспособить ее к новым условиям. Но выдающуюся роль здесь сыграла опричнина. Среди всего сонма объяснений причин этого явления ближе к истине самое простое — шел процесс становления самодержавной монархии, которая, в свою очередь, была лишь отражением нового российского государственно-крепостнического строя, формирование которого приходится на период XVI–XVII вв.