Общественно-политическая мысль, исторические знания, литература

Основным памятником общественно-политической и исторической мысли, как, впрочем, и литературы, были летописи. Летописание отражало те процессы социальной и политической жизни, которые шли на Руси. Уже в различных трактовках одних и тех же событий, которые нашли отражение в тверской и московской летописях, видно своеобразное проявление ожесточенной политической борьбы, развернувшейся между этими двумя центрами.

Любое значительное стремление претендовать на гегемонию сопровождалось составлением летописи, которой старались придать общерусское значение и звучание. Так появилась Лаврентьевская летопись, составленная в 1377 г. по заказу суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича.

Московские записи появились со времени основания первого каменного Успенского собора (1326), но уже в 1408 г. в Москве был составлен не местный, а общерусский летописный свод — знаменитая Троицкая летопись. Она не дошла до нашего времени — сгорела во время московского пожара 1812 г., но исследователь М. Д. Приселков восстановил эту летопись по ссылкам на нее у Н. М. Карамзина.

В связи с созданием нового большого Успенского собора возник Московский летописный свод 1480 г. — одно из самых значительных произведений русского летописания.

В следующем XVI столетии официальный характер московского летописания усилился. В нем широко используются различные официальные документы. По мнению Я. С. Лурье, летописание велось в этом столетии с большей тщательностью и полнотой, чем в предшествующее время, господствовало официальное и сугубо централизованное летописание. Летописи XVI в. почти никогда не «спорят» между собою; они лишь послушно реагируют на изменения в государственной политике.

Одним из таких памятников официального московского летописания является Воскресенская летопись (по Воскресенскому монастырю в Новом Иерусалиме), которая доведена до 1540-х гг.

При Иване Грозном был составлен «Летописец начала царства великого князя Ивана Васильевича», охватывавший события с 1534 по 1553 г. и посвященный обоснованию необходимости самодержавной власти. В начале 1550-х гг. была завершена работа над огромным компилятивным летописным сводом — Никоновской летописью, авторы которой весьма вольно обращались со своими источниками. В третьей четверти XVI в. при участии самого Ивана Грозного была составлена «Царственная книга» — большая, богато иллюстрированная рукопись. Но в опричном 1568 г. официальное летописание прекратилось. Вновь оно возобновилось через 60 лет, но уже не при царском, а при патриаршем дворе.

Надо отметить, что в области исторического знания уже в XVI в. наметились изменения, которые свидетельствуют если не об изживании летописного жанра, то о прекращении его доминирования. Так, новой по форме изложения была составленная в третьей четверти XVI в. «Книга степенная царского родословия». Здесь изложение велось не по годам, а по «степеням» или «граням», т. е. исторический материал группировался по правлениям князей и митрополитов. Основная идея — союз великокняжеской власти с церковью, исключительное значение православия и церкви в истории России. Этой идее подчиняется изложение самого материала, которое начинается не от Ноя, а от первых христианских князей на Руси — Ольги и Владимира. Однако следует отметить, что многие события русской истории передаются неточно.

Новый тип исторического сочинения — «История о Казанском царстве», которая посвящена определенному сюжету — покорению Казани Иваном Грозным. Здесь также нет погодного изложения материала. Среди исторических сочинений, выпадающих из летописной традиции, надо назвать также «Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков» и «Историю о великом князе Московском» князя А. М. Курбского. Последний является, видимо, первым историком правления Грозного. Он делит это правление на два периода — первый, когда Иван правил вместе с мудрыми советниками, и второй, наступивший после падения Избранной Рады, когда из-за того, что он стал преследовать своих советников, его постигли неудачи во внутренних и внешних делах.

С образованием единого государства усилилось стремление осмыслить историю России в связи со всемирной историей. Вот почему получили дальнейшее распространение хронографы. Наиболее известен хронограф редакции 1512 г., описывающий события византийской, южнославянской и русской истории.

Литературу Древней Руси очень трудно отделить от исторических знаний, так как в основе литературных произведений лежали исторические факты, да и сами эти произведения нередко входили в качестве составных частей в летописи.

Во второй половине XIII–XV в. центральной темой литературы стала борьба русского народа против завоевателей. До нас дошел целый ряд повестей, посвященных этим событиям. Одним из значительных произведений стала «Повесть о разорении Рязани Батыем», которая находится в одном из сборников XVI в. Это произведение воспевает мужество русских людей перед лицом страшной опасности. В нем идет речь о богатыре Евпатии Коловрате, который, узнав с нападении Батыя на Рязань, быстро прибыл из Чернигова и, догнав монголов в Суздальской земле, напал на них. Разорению Руси монголами посвящено и сочинение Серафима Владимирского. «Повести об Александре Невском и псковском князе Довмонте» повествуют о борьбе с немецкими и шведскими захватчиками. Повесть об Александре Невском открывалась «Словом о погибели Русской земли» — произведением, изумительным по своему пафосу и поэтическому звучанию.

Целый цикл произведений возникает под влиянием Куликовской битвы. Это и летописная повесть, вошедшая в состав многих летописей, и появившаяся в конце XIV в. «Задонщина», автором которой был «Софоний старец рязанец». Данное произведение идейно, да и стилистически тесно связано со «Словом о полку Игореве», оно показывает живую связь московского периода нашей истории с Киевской Русью. Не менее широко бытовало на Руси «Сказание о Мамаевом побоище», близко стоящее к народному эпосу. Отдельная повесть посвящена печальным событиям 1382 г. «О московском взятии от царя Тох-тамыша и о пленении земли Русской».

Во второй половине XV в. стал распространяться жанр сюжетной повести. Яркий пример такой повести — «Повесть о Петре и Февронии Муромских», повествующая о любви крестьянской девушки и князя — «Тристан и Изольда» на русской почве. Тут есть и болезнь, вызванная брызгами крови убитого змея, и совместное правление двух любящих супругов, соединение их тел в одном гробу после смерти и т. д.

Литература рубежа веков в наибольшей степени оказалась связана с общественно-политической мыслью. В посланиях Сильвестра развивались мысли о высокой ответственности царя перед богом, высказывалась идея о необходимости ограничения монастырского землевладения, о «мудрых подвижниках царя». Сильвестр же написал (или отредактировал) знаменитый «Домострой» — своеобразную энциклопедию домашнего хозяйства и моральных норм XVI в. Выходец из русских земель Великого княжества Литовского И. С. Пересветов служил долгое время польскому королю, затем чешскому и венгерскому. В конце 1550-х гг. он оказался на службе у великого князя московского. В своих челобитных он, ссылаясь на печальную судьбу Византии, предлагал в качестве образца мудрого и сильного правления турецкого Магмет-султана. Многое, о чем писал Пересветов, вовсе отсутствовало в Турции, но ему важно было обосновать идею централизованной дворянской монархии.

Поддерживал царскую власть, но по-своему, и митрополит Макарий — сторонник идеи сильной церкви. Из круга его сподвижников вышел целый ряд произведений, направленных к прославлению и возвеличиванию церкви. Был создан грандиозный свод житий святых «Великие Четьи Минеи». Это была претензия на своего рода религиозную энциклопедию.

Церковные идеи встречали сопротивление со стороны различных кругов общества. Так, в середине XVI в. возникла «Беседа валаамских чудотворцев Сергия и Германа», в которой звучала резкая критика современного монашества и монастырского землевладения.

Одним из ярчайших памятников общественно-политической мысли и литературы того времени была переписка Грозного и Курбского. Последний — крупный военачальник и близкий царю человек — в 1564 г. бежал в Литву. Он написал письмо Грозному с объяснением своего поступка, тот ответил. Завязалась переписка. Если Курбский был, как уже отмечалось, сторонником правления государя с опорой на знать, то Грозный старался доказать божественное происхождение самодержавной власти.

Кроме послания Курбскому, Ивану Грозному принадлежит еще несколько посланий разным лицам. В них он старался обосновать осуществлявшиеся им мероприятия в области внутренней и внешней политики. Используя идею божественного происхождения царской власти, Грозный хотел поднять ее на недосягаемую высоту. Причем понятие неограниченной власти у него заметно отличалось от взглядов Пересветова по этому вопросу. Пересветов выдвигал идею сильной власти, которая управляла бы на основе определенных законов. Грозный же настаивал на абсолютной свободе воли самодержца, оправдывая любой произвол с его стороны.

Очень интересны сочинения Ермолая Еразма. Его сочинение «Благохотящим царем правительница и землемерие», пожалуй, впервые обращало внимание на тяжелое положение населения, предлагало изменить систему налогообложения.