Россия в XVII веке

Смутное время в Российском государстве

На грани XVI и XVII столетий Россию потряс грандиозный системный кризис, затронувший все сферы жизни общества. В дореволюционной историографии этот период обычно именовали Смутой. Полагаем, что к этому термину надо вернуться как к наиболее адекватно отражающему характер событий.

В литературе есть две трактовки Смуты в хронологическом плане. Одни историки полагают, что она началась непосредственно после смерти Ивана Грозного (1584). По мнению других, начало этих трагических событий можно связывать с приходом на Русь первых слухов о самозванце, что произошло в 1602 г.

Окончание Смуты сомнения, казалось бы, не вызывает. Это возведение на царствие Михаила Федоровича Романова — 1613 г. Но надо иметь в виду, что изживание последствий Смуты затянулось еще на длительное время, что позволяет хронологически пролонгировать Смуту.

Вызывают споры и другие проблемы Смуты. Своеобразным итогом развития дореволюционной историографии стала концепция В. О. Ключевского — С. Ф. Платонова. Согласно их подходу, важнейшими причинами Смуты были экономический кризис и пресечение правящей династии. Все классы Русского государства приняли участие в Смуте, а «втягивались» они в нее «в том самом порядке, в каком они лежали в тогдашнем составе русского общества, как были размещены по своему сравнительному значению в государстве на социальной лестнице чинов». Другими словами, втянулись в Смуту сначала верхи общества, а затем низы. Однако при всем сходстве воззрений Ключевского и Платонова между ними были существенные расхождения. Характеризуя состав первого ополчения, и тот и другой отмечают его дворянский характер, но Ключевский обвиняет дворян в том, что они выдвигали свои сословные притязания, не зарекомендовав себя активными действиями.

Платонов упрекает дворян только за то, что они сами не устояли против казачьего мятежа. Это касается и второго ополчения. Ключевский всячески старается подчеркнуть недостатки этой «дворянской рати». Платонов же винит казаков в обострении отношений с ополчением. По мнению Ключевского, на кандидатуре Михаила Романова «сошлись такие враждебные друг другу силы, как дворянство и казачество». Платонов же считал, что Михаила Романова избрали на царствование «средние общественные слои», которые в смутное время «выиграли игру». Что же касается казачества, то его интересы, как вытекает из рассуждении Платонова, при избрании Романовых на престол не брались в расчет.

А. Л. Станиславский доказывает обратное. По его мнению, «совокупность известных к настоящему времени источников содержит убедительные и взаимопроверяющиеся данные о значительной роли казаков в избрании Михаила Романова».

Одна из идей Платонова — о столкновении в Смуту между классом служилых землевладельцев и работными людьми — была раздута и гипертрофирована в советской историографии и превратилась в «крестьянскую войну под руководством Ивана Исаевича Болотникова». Наиболее подробное исследование о «крестьянской войне» принадлежит И. И. Смирнову. Впрочем, Д. П. Маковский считал это движение даже буржуазной революцией.

Самозванческие же интриги рассматривались в советской историографии как скрытая интервенция против России. Таким образом, Смуту перестали рассматривать как единый комплекс событий. В конце 1950-х гг. А. А. Зимин высказал мнение, что восстание Болотникова лишь высшая стадия крестьянской войны, под которой следует понимать всю Смуту в целом. Такой подход имел положительное значение, поскольку вновь исследователи стали рассматривать Смуту целиком. В новейших трудах Р. Г. Скрынникова, А. Л. Станиславского, И. О. Тюменцева сформулирован подход к Смуте как к гражданской войне, изучены различные этапы Смуты.

Полагаем, что понятие «Смута» шире. Оно включает в себя элементы гражданской войны, интервенции, социальной борьбы и многое другое. Это комплекс событий, вызванный становлением государственно-крепостнического строя в России и в то же время способствовавший становлению данного строя.