Внутренняя и внешняя политика Бориса Годунова

После смерти Ивана Грозного началась напряженная борьба за власть. На престоле оказался добрый, но слабовольный, не способный к государственной деятельности Федор Иоаннович (1584–1598).

Уже в первый год царствования Федора отчетливо выявились два полюса политической борьбы. На одном стояла первостепенная знать во главе с Шуйским, на другом — худородные дворовые деятели во главе с Богданом Бельским. Популярность последних падала, так как они были олицетворением ненавистного многим опричного режима. Впрочем, за спиной боровшихся бояр к власти быстро шел Борис Федорович Годунов — одна из самых примечательных и трагических фигур в русской истории.

Происходил он из костромских дворян и в опричнину сумел сделать карьеру, умудрившись при этом не запятнать себя кровью. Карьере его весьма способствовало и то, что сестра его — Ирина стала женой Федора, который ее очень любил, и, несмотря на то, что детей от этого брака не было, ни за что не хотел с ней расстаться. Продвижению Годунова способствовала и дружба с Романовыми — влиятельным боярским родом. Захватив власть, Годунов подверг опале своих противников и, прежде всего, Шуйских. Родственники и сторонники Годуновых и Романовых составляли реальное правительство при царе Федоре.

Неоднозначно на карьере, да и образе Бориса сказалось одно трагическое событие. В 1591 г. погиб законный наследник престола царевич Дмитрий, сын Ивана Грозного. После своего воцарения Федор дал ему в удел город Углич. Здесь царевич и нашел свою смерть. По официальной версии царевич «сам себя поколол ножом» в припадке «падучей болезни» (эпилепсии). Но была и другая версия — преднамеренное убийство, которое впоследствии приписали Годунову. Народная молва стала после этого обвинять Годунова во многих загадочных смертях, как, например, в смерти жениха своей дочери — герцога Ганса Датского.

В борьбе за царский престол после смерти Федора главными противниками Годунова стали прежние друзья — Романовы. Однако с ними ему удалось легко справиться, поскольку, как показано в новейших исследованиях, Борис опирался на первостатейную знать и ее же руками расправился с Романовыми. При этом, в отличие от Грозного, Годунов очень редко прибегал к политическим репрессиям, действуя хитростью, используя механизмы служебно-местнических отношений.

На политику Бориса, да и на положение в стране оказывал огромное влияние экономический кризис. Вызванный опричниной, Ливонской войной, стихийными бедствиями, кризис достигает апогея в 1580-е гг. В запустение приходят многие районы центра, Новгородской и Псковской земель. Резко сокращаются ремесло и торговля, в том числе и внешняя, растут цены. Казна не могла выплатить жалованье служилым людям. Крестьяне бежали в южные более плодородные районы, еще больше дестабилизируя финансовую систему.

Стремясь остановить надвигающийся хаос, правительство предпринимает целый ряд мер. Годунов проводит реформу Государева двора, который с XV в. стал одним из важнейших носителей московской государственности. Суть реформы заключалась в том, что двор стал гораздо более замкнутой и аристократической организацией, но в то же время усилилась его служилая направленность. Боярская дума, многие представители которой были руководителями приказов, все больше превращалась в орган служилой аристократии, по определению С. Б. Веселовского, в своеобразный совет «из начальников приказов». Своего значения в качестве высшего правительственного органа государства она не утратила.

Очень важен вопрос о землевладении. Исследования последних лет убедительно показывают, что в ходе опричнины характер землевладения претерпел значительные изменения. Большой урон понесла родовая княжеско-боярская вотчина. Даже владение родовой вотчиной стало связываться с понятием «жалование». В целом заметно убавилось число богатых вотчинных родов.

Заметным явлением в последней трети XVI в. стало распространение землевладения столичной знати за пределы Замосковского края, что вызвало недовольство служилой мелкоты.

Менялся и характер местного управления. В послеопричный период оживилось наместничество, система кормлений. Однако на смену им шло воеводское правление на местах. Власть воеводы принципиально отличается от власти наместника. Она значительно шире, в отличие от наместника воевода выступает прежде всего как правительственный чиновник, над которым стоят центральные административные учреждения (приказы) и который опирается в управлении уездом на местный административный аппарат. Правда, это был еще начальный этап складывания системы воеводского управления.

В начале 1590-х гг. в основном было завершено составление писцовых книг, которые фактически закрепили за помещиками работавших на их землях крестьян. Введением заповедных лет, правительство попыталось остановить бегство крестьян, укрепить налоговую систему.

В 1597 г. были изданы важные указы. Один из них был посвящен кабальным холопам. По этому указу, тот, кто прослужил по вольному найму более полугода, превращался в кабального холопа и мог освободиться только после смерти господина. Другой указ устанавливал «урочные лета»: крестьяне, бежавшие от владельца, к землям которого были приписаны в писцовых книгах, в течение пяти лет могли быть возвращены на место.

Из мер правительства Бориса Годунова, направленных на борьбу с голодом, надо также назвать регулярные раздачи хлеба из государственных запасов, организацию общественных работ, которые были призваны занять обнищавшее население. Правительство стремилось восстановить тяглую массу посадских людей и отписывало в посады значительную часть населения белых слобод. Основывались и новые города, прежде всего в Поволжье.

Плодотворной была политика Годунова в церковной сфере. В 1589 г. было учреждено патриаршество. Первым патриархом стал близкий Годунову Иов. Русская церковь стала самостоятельной, перестала зависеть от константинопольского патриарха, что, естественно, способствовало росту влияния церкви и укрепляло ее союз с государством.

Не менее эффективной была и российская внешняя политика в это время на Востоке и Западе. Строится линия укреплений, призванная усилить оборону от набегов крымского хана. Далеко в Дикое Поле выдвинулись форпосты этой линии, в частности, город Царевборисов. Эти мероприятия вскоре дали результат. Когда в 1591 г. крымский хан Казы-Гирей попытался прорваться к столице Российского государства, ему в районе Тулы нанесли сокрушительное поражение.

В 1587 г. России подчинилась Большая Ногайская Орда в Нижнем Поволжье. В 1590–1593 гг. Россия воевала со Швецией. По Тявзинскому договору (1595) ей были возвращены Ивангород, Ям, Копорье и Корела. Парадокс ситуации заключался в том, что, несмотря на довольно результативную внутреннюю и внешнюю политику, Россия все больше и больше сползала в Смуту.