Правление первых Романовых

Внешняя политика в 1630-1640-е гг.

XVII столетие вполне укладывается в формулу, столь распространенную в русской дореволюционной науке: «история России — история колонизуемой страны». В это время крепнет российское государство и гораздо активнее, чем прежде, идет освоение территории Евразии по тем направлениям, которые были намечены в прежние века.

Вот почему для этого столетия по сравнению с предшествующими особенно актуален вопрос о соотношении народной колонизации и внешнеполитической активности государства. Полагаем, что эти две сферы нельзя искусственно разделять, хотя между ними и есть существенные различия. Сочетание данных процессов на протяжении российской истории во многом и определяет ее своеобразие, отличие от стран Запада и Востока, как это было показано еще дореволюционными историками П. Н. Милюковым, М. К. Любавским и др.

Если российская колонизация на востоке и юго-востоке шла зачастую в землях малонаселенных и мало затрагивала интересы соседних государств, то на западе рост территории был теснейшим образом связан с внешней политикой и дипломатией, здесь пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением вековечных противников в Европе.

Рассматривая изменение территории России в XVII в., следует отметить, что она значительно увеличилась и фактически заняла пространство, на котором располагается и сейчас, после распада СССР. Население к исходу столетия также заметно увеличилось. Б. Ц. Урланис на основе анализа данных подворной переписи 1678–1679 гг. определил ее в 11,5 млн., Я. Е. Володарский — в 10,5 млн. человек. По мнению Д. К. Шелестова, по сравнению с XVI в. оно выросло на 35–40 %. Однако рост населения значительно отставал от роста территории страны, плотность населения оставалась крайне низкой. Включение новых регионов увеличивало многонациональность России, придавая своеобразие ее демографическому развитию. Надо также учесть, что многие из присоединенных земель были малонаселенными, требовали значительных людских ресурсов для их освоения.

Уже через десятилетие после окончания Смуты российское правительство стало проводить активную внешнюю политику. Было решено начать борьбу за Смоленск с Речью Посполитой. Очень остро встал вопрос о союзниках. Одно время их видели в протестантских странах Европы, которые в ходе Тридцатилетней войны противостояли объединению католических государств во главе с Габсбургами — правителями Священной Римской империи. Надеялись также на Турцию — извечную противницу Польши. Однако вступать в новый поединок с Речью Посполитой России пришлось в одиночестве. Начавшееся в Польше весной 1632 г. бескоролевье ускорило дело, и летом того же года российская армия во главе с боярином МБ. Шейным отправилась в поход. Двигалась она крайне медленно и прибыла к Смоленску только в декабре. К этому времени бескоролевье в Польше закончилось, и на престоле утвердился Владислав IV. Положение русской армии осложнилось вторжением в 1633 г. крымских татар. Сказывалась и низкая боеспособность армии, сформированной в условиях опустошения страны, ослабления дворянской конницы.

Подоспевший к Смоленску польский король сумел перерезать коммуникации армии Шеина с тыла. Начавшиеся переговоры закончились подписанием в июне 1634 г. Поляновского мирного договора. По его условиям Польше были возвращены почти все города, которыми овладели русские на начальном этапе войны: Невель, Стародуб, Почеп, Себеж и др. В руках поляков остался и Смоленск. Решить задачу присоединения западных земель не удалось. За неудачу под Смоленском поплатились в буквальном смысле головой воеводы М. Б. Шеин и А. В. Измайлов.

После Смоленской войны Россия отошла от активной внешней политики на Западе: теперь приоритетными стали отношения с южными соседями. Здесь сложилась парадоксальная ситуация. Крымское ханство, считая себя преемником Золотой Орды, требовало от России подчинения и даров. Само оно, в свою очередь, находилось в зависимости от Турции, признававшей Россию самостоятельным государством. Мириться с таким положением Российское государство не могло. Уже в 1620-е гг. была задумана новая грандиозная система укреплений: Белгородская черта, строительство которой шло на протяжении 1630-1640-х гг. Цепь городков, валов, надолбов, засек защищала покой двинувшегося сюда населения. Формируется целая область — Слободская «украйна», заселенная русскими и украинцами.

Москва в это время сквозь пальцы смотрит на действия донских казаков. В 1637 г. они захватили Азов — турецкую крепость, запиравшую выход из Дона в Азовское море. Началось знаменитое Азовское казацкое «сидение», воспетое в казацком фольклоре. В Москве придавали такое большое значение казацкой инициативе, что собрали специальный Земский собор по этому поводу. Однако сил для должной поддержки казаков тогда не нашлось, и в 1641 г. Азов был сдан туркам, казаки покинули его. Но они продолжали постоянно наносить удары по давним врагам России — Крыму и Турции, облегчая положение нашей страны на южных рубежах.

Довольно сложной была ситуация для России и за Волгой. Здесь Ногайская Орда оказалась в подчинении новых кочевников, прибывших сюда из Азии, — калмыков. Для обороны от новой волны кочевников в 1640-е гг. начинается строительство специальной Закамской черты, которое активно развернется уже в 1650-е гг. Эти работы улучшили условия русской колонизации и в этом регионе.

В конце 1640-х гг. важнейшее место во внешней политике России начинает занимать украинский вопрос.