Присоединение Левобережной Украины

Одним из условий Люблинской унии 1569 г. — важнейшего события истории Восточной Европы XVI–XVII вв. — было присоединение украинских земель непосредственно к Польше. На плодородные земли Украины хлынули польские феодалы, стали расти фольварки — барские имения. Неуклонно развивался процесс закрепощения крестьянства, постепенно приобретавший на территории Украины особенно изощренные и жесткие формы. Землевладельцы получили право судить и карать крестьян, вплоть до лишения жизни, а крестьянина фактически лишили даже права жаловаться на своего пана. Видавшие виды иностранные путешественники не переставали изумляться тяжести положения и бесправности украинского «хлопства». Положение крестьянства отягощалось и религиозным гнетом. После унии 1569 г. усилился натиск католической церкви, которая сама получала обширные земельные владения на Украине. В землях Украины и Белоруссии появляются представители ордена иезуитов, занимавшиеся распространением католичества. Внедрению католичества способствовала и униатская (объединившая католичество и православие) церковь, оформленная на соборе в г. Бресте в октябре 1596 г. Это создавало весьма своеобразную ситуацию: паны принадлежали к одной вере, а «хлопы» — к другой. Излишне говорить о том, сколь тяжелые последствия это имело для последних. Ясно, что «хлопство» могло стать одной из движущих сил будущей освободительной войны против польских панов.

В весьма тяжелом положении оказались и жители городов — мещане. С середины XVI в. наблюдается определенный подъем городской жизни, развиваются старые города, появляются новые. Бурноразвивалось ремесло, приобретавшее цеховые формы. Преградой на пути городской жизни становились польские магнаты — крупные феодалы. В землях Украины и Белоруссии существовало явление, неизвестное Московскому государству: наряду с государственными городами, которые являлись административными центрами и чаще всего управлялись на основе магдебургского (немецкого) права, было много городов, которые принадлежали магнатам. Но развитию городов препятствовало не только это, но и наличие многочисленных «юридик» — земельных владений светских и духовных феодалов на территории королевских городов. Они не подчинялись городским судам и администрации, вносили разброд и сумятицу в жизнь городов. Горожане начинают борьбу с засильем польских панов, объединяются вокруг православных соборов, создают «братства» — объединения православного населения. Первоначально эти организации ставили перед собой просветительские задачи, стремились сохранить и поддержать православие.

Было много поводов для недовольства и у православной шляхты, той, которая не ополячилась и не приняла католичество. Поляки оттесняли ее от занятия «урядов» (государственных чинов), подвергали гонениям за приверженность к православной вере.

В аналогичном положении оказалось и православное духовенство. Православные священники изгонялись из храмов, им запрещалось вести службу на родном языке. Не случайно именно из рядов духовенства вышли многие руководители борьбы с поляками.

Все слои населения Украины готовы были сплотиться в борьбе за свою свободу. Была и сила, способная возглавить движение в военном отношении: казачество. Именно казачество и вело своего рода военную подготовку освободительной войны середины XVII в. Конец XVI — начало XVII столетия ознаменовались многочисленными казацкими восстаниями. Из среды казачества выдвигались талантливые вожди (Кшиштоф Косинский, Северин Наливайко). Восстания продолжались и в 1620-1630-х гг. Казачество, правда, в это время выдвигало «экономические» требования: увеличение жалованья, включение в реестр значительно большего количества казаков и т. д. Но важно отметить, что в ходе восстаний налаживались связи запорожского казачества с правительством Русского государства и казаки все больше начинали видеть в нем опору для себя в борьбе против поляков.

Связи с русским правительством со временем начинают устанавливать и «братства». Следует различать осознание украинским и белорусским населением единства судеб своих земель с Великороссией и непосредственные политические контакты с русским правительством, которые начинают устанавливаться лишь в первой четверти XVII столетия. «Братства» ведут своего рода идеологическую подготовку освободительной войны. Здесь создается так называемая полемическая литература, которая была направлена против католиков-иезуитов. Ее авторы обращались к истории и культуре восточнославянских народов, доказывали общность их судеб, необходимость совместной борьбы с завоевателями.