Российская империя в конце XVIII — первой половине XIX века

Социально-экономические развитие России в первой половине XIX в.

Важнейшей особенностью социально-экономического развития России в первой половине XIX в. (или, как принято говорить, в предреформенные годы, до 1861 г.) являлся прогрессирующий процесс разложения феодально-крепостнической системы. Начало этого процесса можно отнести ко второй половине XVIII в., более отчетливо он стал проявляться в последнее его тридцатилетие. В недрах крепостнической системы в этот период развивались новые капиталистические отношения.

Современная отечественная историография отказывается от бытовавшей ранее трактовки кризиса феодально-крепостнической системы как времени состояния полного упадка. Наряду с кризисными явлениями (регрессивными процессами, происходившими в помещичьей деревне, базировавшейся на крепостном труде) наблюдалось и заметное развитие производительных сил. Правда, происходило оно прежде всего на базе мелкотоварного и капиталистического производства.

Сельское хозяйство

В условиях аграрной страны эти процессы наиболее рельефно проявлялись в сельскохозяйственной сфере. Для феодализма в целом характерна феодальная собственность на землю (помещика или феодального государства) при наличии мелкого крестьянского хозяйства, имевшего свои земельный надел и другие средства производства и включенного в экономическую структуру хозяйства феодала. При этом хозяйство носило натуральный характер, а принуждение было внеэкономическим (личная зависимость крестьянина от помещика), свойственным для этого способа производства был и низкий рутинный уровень применяемой техники.

Россия с ее практически неограниченными природными и людскими ресурсами развивалась в первой половине XIX в. весьма медленно. Рост товарно-денежных отношений, вызывавший заинтересованность помещиков в повышении доходности своих хозяйств, при сокращении барщинной формы эксплуатации неминуемо вел к расширению собственной запашки помещика. Происходить это могло либо за счет распашки других угодий (лесных массивов, покосов и т. п.), либо за счет сокращения земельных наделов крестьян. В первом случае это зачастую приводило к нарушению сложившегося баланса в структуре угодий, сокращению поголовья скота (и, как следствие, снижению количества удобрения, выносимого на поля). Во втором — подрывалась экономика крестьянского хозяйства. В России в первой половине XIX в. наблюдались случаи, когда помещики вообще отбирали землю у своих крестьян, переводя их на месячный паек («месячину»). Крестьяне не были заинтересованы в результатах своего труда, что вызывало падение его производительности. В процентном отношении количество барщинных хозяйств не только не сокращалось, но даже несколько выросло.

В оброчных хозяйствах усиление эксплуатации приводило к увеличению размеров оброка, который к тому же все чаще помещики взимали в денежной форме. Резкое увеличение размеров оброка заставляло крестьян отрываться от земли и искать заработки на стороне, что также понижало уровень сельскохозяйственного производства.

Для крепостного хозяйства этого периода были характерны обеднение крестьянства, рост задолженности крестьянских хозяйств помещикам, принимавший хронические формы. В неурожайные годы, которые систематически повторялись в России, эти хозяйства оказывались совершенно беспомощными и постоянно балансировали на грани разорения.

Не лучше обстояло дело и в помещичьих хозяйствах. Средства, получаемые российским дворянством от эксплуатации своих крестьян, редко вкладывались в хозяйство, бездумно растрачивались и выбрасывались на ветер. К 1859 г., по данным С. Я. Борового, 66 % крепостных крестьян в России были заложены и перезаложены в кредитных учреждениях (по некоторым губерниям эта цифра доходила до 90 %).

Капиталистические элементы в сельском хозяйстве развивались весьма медленно. Это было обусловлено, прежде всего, тем, что огромные массивы земли, принадлежавшие помещикам и казне, фактически были исключены из товарного оборота. Земельный фонд, на котором могли развиваться капиталистические хозяйства, оказался весьма ограниченным (земля арендовалась или занимались земельные участки в колонизируемых регионах). Однако, несмотря на кризисные явления, сельское хозяйство России развивалось и в этот период. Особенно заметно поступательное движение в конце XVIII — первой трети XIX в. Современные историки объясняют это тем обстоятельством, что феодальная система хозяйствования еще полностью не исчерпала своих возможностей.

Хотя валовой сбор зерновых за этот период увеличился примерно в 1,4 раза, эти успехи были достигнуты в основном экстенсивными методами — за счет увеличения посевных площадей. Осваивались южные и юго-восточные степные районы: область Войска Донского, Южная Украина (по расчетам В. К. Яцунского, площади под пашней увеличились здесь более чем в три раза). Важно отметить, что Юг России становится районом интенсивной колонизации, здесь более высокими темпами развивалось свободное предпринимательство, а хлеб через черноморские порты вывозился на экспорт. Расширялись посевные площади на Среднем и Нижнем Поволжье, однако местный хлеб поступал в основном на внутренний рынок.

Урожайность зерновых культур была еще крайне низкой, в обычные годы она составляла «сам» 2,5–3 (на одно зерно посева 2,5–3 зерна урожая), агрономические приемы были весьма неразвиты (господствовало традиционное трехполье: яровые — озимые — пар, в лесистых районах севера и северо-запада страны было распространено подсечное земледелие, в степной полосе — залежная система). Однако попытки поднять сельскохозяйственное производство наблюдались в этот период все чаще. В Россию из-за границы выписывалась сельскохозяйственная техника, появлялись и местные изобретения (льнотрепальная машина крестьянина Алексеева, сенокосная машина Хитри-на), которые выставлялись на сельскохозяйственных выставках. Создавались земледельческие общества, принимавшие меры по подъему сельского хозяйства. Однако в рамках страны все эти меры были весьма незначительны. По новейшим расчетам, интерес к таким усовершенствованиям проявляли всего 3–4 % помещиков, среди крестьян они встречались гораздо реже.