Внешняя политика СССР в конце 1920—1930-х гг.

Во внешней политике СССР конца 1920–1930 гг. можно выделить три основных периода:

1) 1928–1933 гг. – союз с Германией, противостоящий западным демократиям;

2) 1933–1939 гг. – постепенное сближение с Англией, Францией и США в условиях разрастающейся угрозы со стороны Германии и Японии;

3) июнь 1939–1941 гг. – сближение с Германией (вплоть до начала Великой Отечественной войны).

В первый период японская агрессия в Маньчжурии способствовала улучшению отношений с Китаем. Поддержка Китая в дальнейшем была сокращена и полностью прекратилась после заключения советско-японского договора от 13 апреля 1941 г.

В период с 1928 по 1933 гг. наиболее активные экономические и дипломатические отношения были установлены с Германией, однако после прихода к власти национал-социалистов западная политика СССР радикально меняется и приобретает явный антигерманский характер.

В 1935 г. были заключены договоры о взаимной помощи с Францией и Чехословакией.

Двойственность политики СССР обнаружилась в 1939 г., когда одновременно с проходившими в июле-августе англо-франко-советскими переговорами по поводу германской угрозы шли секретные переговоры с Германией, закончившиеся подписанием 23 августа в Москве пакта о ненападении. Его подписали министр иностранных дел А. Риббентроп с немецкой стороны и нарком иностранных дел В. М. Молотов – с советской.

Пакт содержал секретные протоколы о разделе сфер влияния в Восточной Европе.

С самого начала войны секретные протоколы пакта Молотова—Риббентропа вступили в действие: с 17 по 29 сентября 1939 г. Красная армия заняла западные районы Белоруссии и Украины. 28 сентября 1939 г. был подписан советско-германский договор «О дружбе и границе», определявший границу между Германией и СССР приблизительно по линии Керзона.

Одновременно шли форсированные приготовления к войне. Так, численность вооруженных сил СССР за 2 предвоенных года возросла втрое (около 5,3 млн человек), значительно увеличился выпуск военной продукции, а ассигнования на военные нужды в 1940 г. достигли 32,6 % государственного бюджета. С другой стороны, необходимые масштабы производства современного вооружения так и не были достигнуты, были допущены ошибки в разработке военной доктрины, а боеспособность армии была ослаблена массовыми репрессиями, в ходе которых было уничтожено свыше 40 тыс. командиров и политработников, а упорное игнорирование сведений о подготовке Германии к войне не позволило вовремя привести войска в боеготовность.