Сражение под Аустерлицем

После уничтожения армии Мака, Наполеон занял Вену и преследовал отходившую армию Кутузова. Вследствие потерь отсталыми и выделения сильных частей для оккупации австрийской территории, первоначальная численность французской армии уменьшилась более чем втрое — до 65 тыс. Несмотря на то, что Наполеону нужно было добиться быстрого решения, так как Пруссия готова была объявить войну, а к русским подходили подкрепления, и армия эрцгерцога Карла приближалась из Италии, Наполеон решил не ослаблять себя дальнейшим наступлением, что привело бы к растяжке сообщений, и остановился на дороге Брюнн — Ольмюц, за ручьем Гольдбах.

Передовые части получили приказание отходить при столкновениях с мелкими русскими частями; Наполеон предложил установить перемирие, и Талейрану в Вену были даны указания — завязать переговоры с Австрией, несшей на себе всю тяжесть войны, на самых умеренных условиях. Это стратегическое самоограничение, на помощь которому пришла мудрая политика, принесло плоды: у австрийце появилась серьезная тяга к миру, русские же переоценили свои силы, и решительная наступательная операция стала для них неизбежной, чтобы поддержать изнемогавшую и заколебавшуюся Австрию.

Александр I, фактически распоряжавшийся русско-австрийской армией, находившейся под номинальным командованием Кутузова, решил 2 декабря атаковать французов. Принятый план Вейротера, австрийского офицера генерального штаба[233], заключался в том, чтобы, выделив ? всех сил (25 тыс.) для удержания французов на фронте, главными силами (60 тыс.) обойти правое крыло французов и перерезать их сообщения с Веной. Между тем, Наполеон, кроме имевшихся сообщений на Вену вверх по Дунаю, подготовил себе и сообщения на Брюнн и далее прямо на запад. Союзники повторяли маневр принца Субиза под Росбахом. Багратион, Вел. князь Константин и Лихтенштейн оставались против фронта, а 5 колонн — Коловрата, Пржибышевского, Ланжерона, Кинмайера и Дохтурова — направлялись к ручью Гольдбах между селениями Кобельниц и Тельниц, чтобы затем переменить фронт на северо-запад для наступления на участок Шлапаниц — Турас.

Наполеон, прочно заняв Праценские высоты перед своим правым флангом, мог бы до крайности затруднить маневр Вейротера, который он разгадал. Но в таком случае получилось бы обыкновенное оборонительное сражение на довольно сильной позиции. Наполеон же стремился к решительному успеху, который привел бы кампанию к концу. Поэтому он не препятствовал обходу своего правого фланга и оставил Праценские высоты незанятыми; обходящие колонны задерживались на переправах через Гольдбах небольшими частями Маргарона (5 батальонов, 12 эск.), в резерве за которыми был расположен корпус Даву. Остальные корпуса группировались так, чтобы в нужный момент, захватить Праценские высоты, воспользовавшись разрывом между колоннами, действующими на фронте и обходящими; после того, как неприятельская армия будет разрезана на две части, удар должен был развиваться через Працен в тыл обходивших колонн.

Чем более обходившие колонны втягивались бы в долину Гольдбаха, тем полнее грозило им уничтожение.

Некоторое сопротивление плану Наполеона оказала только колонна Коловрата, задержанная Кутузовым, вопреки диспозиции, на Праценских высотах. Корпус Сульта (дивизии Сент-Илера и Вандама), поддержанный корпусом Бернадота, после жаркого боя, отбросил Коловрата с высот; в то же время корпус Ланна, поддержанный конницей Мюрата, потеснил 3 колонны, оставленные, как заслон, против французского фронта.

Утвердившись на Праценских высотах, французы начали громить артиллерией с тыла обходящие колонны и, постепенно распространяясь к Ауезду, перехватывали пути отступления. Столпившиеся в низине Гольдбаха и поставленные между двух огней — Даву и главных сил — русско-австрийские войска оказались сразу же в отчаянном положении. Упорное сопротивление колонны Пржибышевского, уничтоженной полностью, дало возможность остаткам других колонн пробиться, неся огромные потери, под артиллерийским огнем по гати между Моницким и Сачанским прудами.

Разгром русско-австрийской армии обошелся французам не более 3 тыс. убитыми и ранеными. Удар был так силен, что Австрия пришла к мысли о безнадежности дальнейшего сопротивления; на третий день после сражения австрийский император лично явился к Наполеону просить перемирия, а русская армия отошла в пределы России.