Пятидневная операция под Регенсбургом

В 1809 году против Наполеона во главе австрийской армии действовал лучший генерал Европы — эрцгерцог Карл[234]. Значительная часть французских войск увязла в Испании, в борьбе с народным движением, которое поддерживалось англичанами. План эрцгерцога Карла заключался во внезапном вторжении в области Германии, подчиненные французскому влиянию, и в нанесении поражения по частям разбросанным французским гарнизонам.

С целью сохранения стратегической внезапности, эрцгерцог Карл отказался от сосредоточения всех имевшихся в его распоряжении 170 тыс. в одну массу, что требовало времени; внимание французов было уже пробуждено, и французские войска начали уже со всей Германии сосредоточиваться к Баварии. Поэтому 10 апреля эрцгерцог Карл перешел с 120 тыс. пограничную реку Инн, а 50 тыс. — двум корпусам Бельгарда и Коловрата, собранным в Богемии, — приказал, наступать отдельно по левому берегу Дуная и искать соединения с ним в районе Кельхейма. План требовал быстроты и энергии в исполнении, а между тем за первую неделю австрийская армия, тесня слабые баварские части, продвинулась немногим больше 50 верст и только 16 апреля овладела Ландсгутом.

Наполеон, вызванный по оптическому телеграфу на театр войны из Франции, 17 апреля застал французские войска, до 180 тыс., разбросанными на фронте свыше 130 верст приблизительно в трех равносильных группах. Правофланговая, в окрестностях Аугсбурга, состояла из корпусов Массены и Удино; центральная труппа образовывалась отступившим от Ландсгута баварским корпусом Лефевра, к которому вдоль по Дунаю подходили виртембергцы (корпус Вандама), немцы Рейнского союза (дивизия Руйе), кав. дивизии Нансути и Демона; левофланговая группа представляла сильный (57 тыс.) корпус Даву, квартировавший в северной Германии и успевший проскочить мимо Бельгарда к Регенсбургу. На центр французов наступал располагавший в полтора раза меньшими силами (без Бельгарда) эрцгерцог Карл.

В соответствии со стратегическими идеями, ставшими после кампаний Мольтке общим достоянием, следовало бы использовать эту группировку французских сил для окружения австрийской армии, что могло бы быть достигнуто простым фронтальным движением; та группа, против которой обратился бы эрцгерцог Карл, перешла бы к обороне, а две других обрушились бы на фланг и тыл австрийцев. Однако, метод оперирования отдельными группами, как половинками щипцов, требует хороших средств связи и рассредоточенности управления и был для Наполеона неприемлемым. Наполеон, до перехода к решительным действиям, прежде всего желал сосредоточить свои силы и потому приказал группе Массены спешить к Пфафенгофену, а Даву, оставив в Регенсбурге небольшой гарнизон, который на некоторое время помешал бы австрийцам пользоваться Регенсбургскими переправами. Для связи главных сил с Бельгардом, двинуться правым берегом Дуная к Абенсбергу; движение Даву левым берегом Дуная было бы много безопаснее, чем предписанный ему марш между рекой и неприятелем, но выводило бы силы Даву на двое суток из района операции, временно отделяя его от района предстоящего столкновения преградой Дуная; Наполеон пошел охотно на риск марша Даву по, правому берегу, чтобы с каждым моментом сосредоточение его сил нарастало. К вечеру 19 апреля Наполеон рассчитывал собрать всю армию на 50-верстном фронте от Пфафенгофена до устья реки Абенса.

Вечером 18 апреля эрцгерцог Карл почувствовал против себя врагов с трех сторон. Нужно было избрать одну из этих групп и нанести ей удар. Массена был слишком далек; кроме того, движение в южном направлении еще увеличило бы удаление от Бельгарда. Лефевр в центре до сих пор уклонялся от боя и мог продолжать отступление; нанося удар центральной группе французов, эрцгерцог Карл только глубже залезал бы в мешок. Эрцгерцог Карл решил повернуть круто на север, чтобы разбить Даву, соединиться с Бельгардом и открыть себе сообщения по левому берегу Дуная в Богемию. Решение правильное, но выполнение его проводилось с оглядкой; в заслон против центральной и южной групп неприятеля эрцгерцог Карл выделил 50 тыс. (корпуса Гиллера и эрцгерцога Людовика, отряд Тьери); кроме того, для прикрытия вовсе неугрожаемого правого фланга было назначено 6 тыс. (отряд Вексея), и только половина армии — 63 тыс. — направилась для разрешения задачи — нанесения решительного поражения Даву.

19 апреля произошел встречный бой между главными силами эрцгерцога Карла и находившимся на фланговом марше корпусом Даву. Бой на фланговом марше представляет чрезвычайные трудности, так как задачи, которые выдвигает бой, и достижение цели флангового марша почти несовместимы. Однако, несмотря на невыгодные оперативные условия и небольшое численное превосходство врага, Даву благополучно выбрался из труднейшего тактического положения: фланговый марш был организован очень искусно[235], французские войска двигались много быстрее австрийских, и французские начальники были гораздо опытнее и находчивее во встречном бою: они немедленно развертывали все, силы, тогда как австрийцы вводили в бой только авангарды и ждали разъяснения обстановки. К вечеру, потрепав австрийские авангарды, дивизии Даву собрались на правом берегу Дуная, в соприкосновении с центральной группой французов. Между Регенсбургом и эрцгерцогом Карлом французских сил не осталось.

20 апреля эрцгерцог Карл решил держаться оборонительно, чтобы до решительных действий подтянуть 50 тыс. Бельгарда. Корпус Лихтенштейна был направлен к Регенсбургу, чтобы помочь Бельгарду овладеть этой переправой. Наполеон, получив вечером 19 донесение Даву, гласившее, что последний в тяжелом бою удержался на поле сражения, истолковал его, как полную победу Даву над небольшой частью австрийской армии, и приказал ему начать преследование. В центре Наполеон собрал уже 75 тыс., — ударную группу (в нее вошли, и две головных дивизии, выделенных из-под начальства Даву и объединенных в корпус Ланна); эту ударную группу Наполеон решил бросить по обеим дорогам, идущим из района Абенсберга к Ландсгуту, против корпуса эрцгерцога Людовика, которого Наполеон принимал за главные силы австрийцев; Массена (без Удино) направлялся на Фрейзинг, чтобы глубоко в тылу перервать австрийцам путь отступления.

Эрцгерцог Людовик, которому брат — главнокомандующий — приказал отойти за р. Б. Лаабер, будучи заражен наступательным опьянением, не пожелал подчиниться и держался так активно, что внушил Наполеону мысль о сосредоточении здесь наибольшей массы австрийцев; он был стразу же сметен ударом 75 тыс. французов. Вместе с корпусом Гиллера, преследуемый по пятам французами, эрцгерцог Людовик успел пробиться по дорогам, запруженным обозами всей армии и через особенно закупоренный повозками Ландсгут; после суток непрерывного марша австрийские заслоны выбрались на правый берег Изера. Массена, несмотря на страшную форсировку марша, подошел к Ландсгуту по правому берегу Изера через 2 часа после того, как австрийцы успели проскочить через переправу. К вечеру 21 большая часть французской армии собралась в районе Ландсгута.

20 и 21 Даву и главные силы эрцгерцога Карла провели в тесном соприкосновении. Даву, видя перед собой нерасстроенные многочисленные части австрийцев, не принял к исполнению приказа Наполеона о преследовании, добился поддержки частью корпуса Лефевра и выжидал прибытия Удино. Австрийцы овладели 20 апреля Регенсбургом, но здесь эрцгерцога Карла постигло большое разочарование: корпуса Бельгарда оказались не в Регенсбурге, а на марше к западу от него. Приказание Бельгарду двигаться на Регенсбург, где перейти Дунай, посланное 18 апреля кружным путем, до него не дошло, и Бельгард продолжал осуществлять первоначальный план. Корпус Коловрата удалось вернуть к Регенсбургу вечером 21 апреля, а корпус Бельгарда подошел только в течение 22 апреля. В этих условиях эрцгерцог Карл отложил переход в наступление против Даву на утро 22 апреля, чтобы усилиться хотя бы корпусом Коловрата. В ночь на 22 апреля эрцгерцог Карл знал о поражении выдвинутых им заслонов и о занятии французами Ландсгута. Со стороны Ландсгута его прикрывала непроходимая вброд река Б. Лаабер, на которой переправы были разрушены и наблюдались слабым отрядом Вукасовича. Главный удар на Даву эрцгерцог Карл наметил нанести своим правым крылом, что позволяло повернуть весь фронт на юг и стать в нормальное положение к сообщениям с тылом, которые теперь направлялись исключительно на Регенсбург. Атаки сильно запоздала, так как корпус Коловрата, которому отводилась главная роль, подошел только незадолго до полудня.

21 апреля Наполеон прибыл в Ландсгут и к вечеру разобрался в обстановке: перед ним отступало только боковое прикрытие, а не главные силы австрийцев; в силу своей немногочисленности прикрытие и успело проскочить перед Массеной. Ядро же эрцгерцога Карла осталось позади него, против Даву, который мог ежечасно оказаться в критическом положении. Наполеон оставил для преследования эрцгерцога Людовика и Гиллера 18 тыс. Бессьера с баварской дивизией Вреде в резерве у Ландсгута, а сам с 60 тыс. (Вандам, Ланн, часть Массены), несмотря на страшное утомление войск, двинулся с рассветом 22 апреля от Ландсгута к Экмюлю. Переход в 40 верст был закончен уже в первые часы после полудня.

Сражение под Экмюлем, 22 апреля, представляет исключение из системы Наполеона: обстановка властно диктовала ему отказ от предварительного сосредоточения группы Даву с группой, спешившей на помощь от Ландсгута; удар Ландсгутской группы, подходившей к полю сражения по новому операционному направлению, придает Экмюльскому сражению характер, близкий к новейшей стратегической мысли. Наступление австрийцев еще вяло развивалось, когда части Наполеона появились перед Экмюлем. Препятствие р. Б. Лаабер не остановило французов. Корпуса Вандама и Ланна развернулись по обе стороны Экмюля, импровизировали переправы для пехоты, резервная кавалерия переправилась вплавь. Вукасович был смят, левофланговый австрийский корпус Розенберга обойден, почти окружен и спасся от полного уничтожения только бегством в северном направлении. Под прикрытием, атак жертвовавшей собой австрийской кавалерии, войска эрцгерцога Карла отступили и сбились в кучу в ближайших окрестностях Регенсбурга. Благодаря самопожертвованию арьергарда и наводке дополнительного моста, 23 апреля австрийской армии удалось отойти на левый берег Дуная.

В этом пятидневном бою Наполеон располагал 180 тыс. против 170 тыс., к тому же разделенных Дунаем. Наполеону удалось нанести поражение почти всем неприятельским корпусам, причинить им 40 тыс. потерь, расколоть армию эрцгерцога Карла на две группы, которые отступили по разным берегам Дуная. Все же австрийская армия оказалась неуничтоженной и сохранила боеспособность. Потери французов — 16 тыс.

Помимо основной идеи Наполеона — общего сосредоточения всех сил за р. Абенс — Регенсбургская операция поучительна в том отношении, что рисует нам стремительность действий французского полководца: он не выжидает полного разъяснения обстановки, чтобы принять решение; последнее привело бы к запозданию приказов. Наполеон вырывает инициативу у эрцгерцога Карла, распоряжаясь втемную, по своему предвзятому мнению. Удар его в направлении на Ландсгут оказывается почти ударом по воздуху; энергия войск и искусство Даву заглаживают сделанные промахи. Французские войска отличаются необычайной подвижностью; дивизии Ланна, первоначально входившие в корпус Даву, выходят из Регенсбурга, пробиваются к р. Абенс, проносятся, опрокидывая эрцгерцога Людовика, к Ландсгуту, поворачивают на Экмюль и в последний день вновь штурмуют Регенсбург. Массена делает переходы по 60 верст. В бою тактическое превосходство французских войск весьма значительно. Эрцгерцог Карл, распоряжавшийся с постоянной оглядкой, должен был быть побежден в борьбе против корсиканца, беззаветно шедшего на всякий риск и кипевшего энергией.