Борьба за Порт-Артур

Для обороны Квантунского полуострова и крепости Порт-Артур Куропаткин выделил под командой генерала Стесселя крупные силы — 43 тыс., в том числе 9 прекрасных восточносибирских стрелковых полков с 7 полевыми батареями. Военное ведомство располагало на Квантунге 452 орудиями и 48 пулеметами. Сверх того морское ведомство имело в Порт-Артуре огромные артиллерийские и технические средства; до 17 тыс. лучших, очень энергичных моряков приняли участие в защите крепости на сухом пути. Продовольствие и боевые запасы имелись в большом количестве. Сама крепость находилась еще в постройке, но по состоянию своих укреплений отнюдь не уступала лучшим старым русским крепостям[112].

К 1 мая, помимо сильных гарнизонов на Квантунге и во Владивостоке и охраны железной дороги, Куропаткин располагал в районе оперативного развертывания — в Южной Манчжурии — 70 тыс. войск. Главные силы — 45 тыс. собирались вдоль железной дороги от Ляояна до Гайчжоу; на нижнее течение Ялу был выдвинут Восточный отряд — 18 тыс.; отступившая из Кореи конница Мищенко (2500 сабель) наблюдала побережье у Дагушаня.

Армия Куроки (45 тыс.), подтягивавшаяся в течение 10 недель через Корею, 1 мая форсировала р. Ялу. Эта река течет в широкой долине и вместе с многочисленными островами имеет в своем нижнем течении до 5 км ширины; она образует преграду, почти равную Дунаю в 1877 г. Поучительно, что японцы стремились не только преодолеть препятствие, образуемое рекой, но и нанести поражение противостоящему русскому Восточному отряду втрое меньшей силы. Переправа японцев была связаны с широким маневром в охват русского левого фланга; некоторые японские части сразу после переправы совершили большой переход, и уже при отступлении, в 12 км от Тюренченского поля боя, один из русских полков резерва (11 Восточносибирский стрелковый) оказался окруженным и смог пробиться лишь ценой потери большей половины своего состава. Потери Восточного отряда втрое превышали потери японцев (2800 человек и 1000 человек).

Немедленно после получения известия об успехе Куроки, из Японии отплыла 2-я армия генерала Оку — 40 тыс.; в промежуток между 4 и 12 мая боевые ее элементы высадились на манчжурском побережьи, в одном переходе к востоку от участка железной дороги Пуландян — Саньшилипу; потребовалось еще 2 недели, чтобы высадившиеся войска получили дивизионные тылы и приобрели некоторую способность к операциям.

Всякая крепость, изолированная от главных сил армии и базы, обречена на гибель; поэтому, ввиду высадки Оку, явно направленной против сообщений Порт-Артура, необходимо было напрячь все силы, чтобы по возможности отбросить армию Оку в море и во всяком случае затруднить ей маневрирование. Иначе величайшая географическая ценность — Порт-Артур — подвергалась крупной опасности. Необходимы были энергичное наступление с севера всех свободных сил и упорная защита Стесселем Цзиньчжоуского перешейка. Квантунгский полуостров надо было защищать в полном объеме, а не одну лишь крепость Порт-Артур. На этом полуострове, с затратой в 20 млн. рублей, был выстроен город Дальний — коммерческий порт Китайской восточной дороги, который представлял для японцев драгоценный пункт для базирования как дальнейшей атаки на Порт-Артур, так и действий в Южной Манчжурии.

В сознании нашего командования являлось недостаточно подчеркнутым, что крепость, утратившая связь с оперирующими в поле армиями, является только ловушкой для живых сил; мы еще жили пережитками, гласившими о самодовлеющей обороне крепости. Операция 2-й японской армии по перерыву сообщений Порт-Артура не встретила ожесточенного отпора. Куропаткин боялся уклонить главные силы в мешок Ляодунского полуострова, к югу от Гайчжоу, и выдвинул с севера против японской армии только 1 батальон. Стессель выдвинул из Порт-Артура для обороны доступов на Квантунг 17 500 бойцов, но командовавший ими генерал Фок занял Цзиньчжоуский перешеек только 22 %, а 78 % своих сил выделил для наблюдения за побережьем, охраны своих сообщений с Порт-Артуром и в резерв.

Наш небольшой отряд — 3800 бойцов с 77 орудиями (преимущественно старыми китайскими) и 10 пулеметами — расположился в самой теснине перешейка; высоты, южнее его, на которых можно было развернуть большие силы, чтобы воспрепятствовать японцам дебушировать из перешейка, остались незанятыми. 26 мая 2-я японская армия (32 батальона, 200 орудий), поддержанная огнем 4 канонерок, обрушилась на слабые силы русских. Русские орудия, поставленные открыто, были подавлены огнем японской артиллерии в промежуток от 6 до 11 часов. В 10 часов утра японцы уже бросились на штурм, но нарвались на неподавленный огонь русской пехоты и пулеметов; японские канонерки молчали, так как начался отлив и они лежали на мели на боку. Около 16 часов прилив поднял канонерки, они возобновили огонь и подавили две русские левофланговые роты. Через эту брешь ворвались японцы; после упорного боя наш небольшой отряд, потеряв 36 % своего состава убитыми и ранеными (пленных не было вовсе), отошел, бросив пушки и пулеметы. Потери японцев — 4200 человек — превышали наши втрое, но они достигли важной цели — получили доступ на Квантунг и откололи Порт-Артур от полевой армии.

Только две недели спустя генерал Куропаткин, уступая давлению опасавшегося за Порт-Артур наместника, адмирала Алексеева, и петербургских кругов, приступил частью сил к демонстрации, имевшей целью оттянуть внимание японцев от Порт-Артура. Корпус Штакельберга (33 тыс.) был выдвинут к ст. Вафангоу; но японцы высадили уже в Дальнем ядро 3-й армии Ноги, предназначенной для атаки Порт-Артура, и генерал Оку имел свою 2-ю армию (40 тыс.) свободной для наступления в северном направлении; 15 июня японцы нанесли Штакельбергу частное поражение и отбросили его в северном направлении. Порт-Артур остался предоставленным своим силам.

Уделив недостаточно внимания и сил для обороны Цзиньчжоуского перешейка, генерал Стессель в июне занял большей частью имевшихся войск позицию «на перевалах», на полпути между Дальним и укреплениями Порт-Артура; сознание необходимости оборонять дальние подступы к крепости пришло тогда, когда наиболее выгодное пространство, где Квантунский полуостров стесняется и образует прекрасный Талиенванский залив, было уже отдано противнику. Позиция на перевалах была растянута на 23 км в вследствие своего горного характера крайне затрудняла использование обороняющимся артиллерии. Крутые обрывы на фронте создавали иллюзию неприступности нашего расположения.

В середине июля 3-я японская армия усилилась, 26 июля перешла в наступление и к 27 июля овладела одной из вершин, образовавших русскую позицию, что вызвало падение ее на всем протяжении. Попытка генерала Стесселя устроиться на Волчьих горах — возвышенностях в черте дальнего артиллерийского огня с основной позиции крепости — не удалась; уже 30 июля японцы овладели Волчьими горами, где русские не успели еще организоваться[113]; с этого момента в расположении японцев оказались уже превосходные артиллерийские позиции для атаки самого крепостного обвода; 9 августа японцы владели уже всеми исходными позициями для атаки крепости. Порт-Артур становился ненадежным убежищем для эскадры. 10 августа эскадра сделала попытку прорваться во Владивосток. Но после удачного начала боя с японской эскадрой наш адмирал Витгефт был убит, а его заместитель, князь Ухтомский, повернул в Порт-Артур, куда эскадра и собралась на следующий день, за исключением 1 броненосца, 2 крейсеров и 4 миноносцев, прорвавшихся в нейтральные порты и там разоружившихся.

Силы 3-й японской армии (46 тыс.) уступали численности прекрасного гарнизона крепости (с моряками); в распоряжении японцев находилась артиллерия, слабейшая по количеству и качеству артиллерии Порт-Артура; орудий калибром свыше 15 см у нее не было; за отсутствием тяжелых гаубиц, японцы были лишены возможности сколько-нибудь серьезно повредить бетонные казематы крепости[114]. Тем не менее генерал Ноги решил немедленно же повести ускоренную атаку на крепость и овладеть ею в несколько дней; главная атака направлялась на самый сильный в инженерном отношении фронт крепости — восточный. После короткой, всего двухдневной, бомбардировки японцы 21 августа начали яростно атаковывать крепостную позицию. Японская артиллерия плохо подготовила штурм: вместо того, чтобы сосредоточить огонь на главном направлении атаки и в особенности на подавлении огня русских батарей атакованного фронта, японцы разбросали свой слабый огонь по всей территории крепости, в том числе по городу и по рейду со стоявшей на нем эскадрой. Батареи крепости были вследствие этого недостаточно подавлены. Несмотря на это, были моменты, когда участь крепости висела да волоске. Мы потеряли несколько второстепенных укреплений на фронте главной атаки и несколько высот (гора Угловая) на западе, где велась вспомогательная атака; японцам удавался уже прорыв внутрь крепостного обвода, и если бы не отборный состав гарнизона, Порт-Артур был бы взят с первого налета. Энергичные контратаки мелких частей гарнизона и огонь пушек, пулеметов и русских стрелков в течение трех дней штурма деморализовали японцев; последняя атака, в ночь на 24 августа, характеризуется уже отказом части измученной японской пехоты наступать. Командующий 3-й армией генерал Ноги, уложив за 3 суток третью часть своей армии — 14 тыс., должен был отказаться от поставленной цели — захвата Порт-Артура ускоренной атакой. Это был крупный успех гарнизона; потери последнего достигали 6 тыс.

На западном фронте крепости находилась гора Высокая, не имевшая долговременных укреплений. С вершины этой горы открывался обзор на весь внутренний рейд Порт-Артура. Захватив эту гору и выдвинув на нее артиллерийского наблюдателя, японцы могли бы расстрелять всю порт-артурскую эскадру. Скорейшая ее ликвидация была важна для японцев, так как 11 октября из Либавы должна была выступить вторая русская эскадра, и соединение двух русских эскадр могло бы поставить японцев в трудное положение. Поэтому в направлении японцами усилий против Порт-Артура замечается шатание: после каждой неудачи на фронте главной, восточной атаки японцы переносили свою активность на запад, против горы Высокой. С 19 по 23 сентября руководившему обороной горы Высокой генералу Кондратенко удалось отбить ряд яростных частных атак японцев. К 1 октября японцы значительно усилили свою артиллерию под Порт-Артуром. Она была доведена до 112 орудий полевых калибров, 108 орудий горных, 122 орудий среднего калибра, 18 тяжелых гаубиц и 29 морских пушек — всего 389 орудий. Современных скорострельных образцов в их составе было только 20 %, гаубиц и мортир — только 40 %. Навесный огонь японцев был слаб; главную силу атаки представляли 18 гаубиц 27-см калибра, устаревшего образца, которые были сняты японцами с вооружения береговых батарей. Огонь этих гаубиц не отличался меткостью; их тяжелые чугунные бомбы несли разрывной заряд всего в 20 фунтов черного пороха; современная бомба полевой 15-см гаубицы имеет более сильное разрывное действие. Однако этим тяжелым гаубицам иногда удавалось пробить тонкие (4-футовые) своды порт-артурских казематов, что лишало гарнизон уверенного, спокойного отдыха. В октябре и ноябре японцы приблизились сапными работами к гласисам фортов, устроились на них, начали подрывать минами контрэскарпы и обороняющие рвы постройки. Но попытки продвинуться ускоренным образом нами успешно отражались. 26 ноября японцы признали обстановку назревшей для нового общего штурма восточного фронта. Исходное положение японцев находилось всего в нескольких десятках шагов от линии огня штурмуемых укреплений. Но проскочить это короткое расстояние оказалось не легче, чем вести в августе атаку с большого удаления. Огонь русских в течение первых 30 секунд штурма смел на многих участках 50 % атакующих пехотных частей. Японцы, уложив 5 тыс., были повсюду отбиты.

Эта неудача вновь направила энергию японцев против горы Высокой. С 28 ноября многочисленная артиллерия обстреливала гору Высокую; энергичные атаки следовали одна за другой. Ряды защитников Высокой редели и не получали достаточного пополнения. Мы отбивали атаки, но несли от артиллерийского огня большие потери; артиллерийский огонь выкуривал защитников; в конечном счете русские скорее бросили свои разбитые окопы, чем японцы захватили их. За восемь дней боев на горе Высокой потери японцев достигали 10 тыс., потери русских — 6 тыс. 6 декабря на вершине Высокой сидели уже японцы, а на следующий день оттуда артиллеристы корректировали огонь батарей по русской эскадре.

11 декабря эскадра была уже расстреляна и окончила свое печальное существование. Началась агония крепости. 15 декабря был убит генерал Кондратенко, подлинный вождь обороны. Гарнизон был обессилен громадными потерями: вместе с моряками в Порт-Артуре насчитывалось 12 тыс. убитых и умерших от ран, 3,5 тыс. умерших от болезней, свыше 20 тыс. раненых, лучшие командиры, наиболее стойкие бойцы — уже не существовали; госпитали были переполнены; на крепостном фронте насчитывалось еще 14 тыс. бойцов, но это были физически и морально истощенные люди.

18 декабря японцы овладели одним из фортов (№ 2) главной крепостной позиции, через 10 дней — другим (№ 3); 31 декабря с взятием укрепления № 3 японцы овладели основным участком атакованного восточного фронта, и русские отошли на вторую оборонительную линию. Потеря участка линии фортов сама по себе не ставила гарнизон в безвыходные условия; оборону можно было бы продолжать дальше, но все желающие драться уже сложили свои головы на главной крепостной позиции. Поэтому, когда японцы 1 января 1905 г. повели атаку на вторую оборонительную линию, им удалось сейчас же овладеть важнейшей ее частью — высотой Большого орлиного гнезда. Можно было бы продолжать драться на последующих тыловых позициях, не сдавать крепость, а предоставить японцам забрать ее по частям, что представляло единственный почетный выход; но упавший духом генерал Стессель вступил в переговоры с японцами и 2 января капитулировал.

С 30 июля, когда японцы овладели Волчьими горами и вплотную приблизились к Порт-Артуру, оборона крепости продолжалась 155 дней; потери японцев в борьбе за Порт-Артур достигали 80 тыс. Этот совершенно исключительный успех обороны крепости был достигнут благодаря слабости японской техники, в особенности недостаточности — количественной и качественной — японской тяжелой артиллерии, а также отборного состава русского гарнизона. Русская эскадра после своей неудачной попытки пробиться помогла крепости своими богатыми техническими средствами и прекрасными молодыми силами.

И при всех этих исключительно благоприятных условиях Порт-Артур все же едва не был захвачен японцами в первые же дни, с налета.

Японцы исходили из совершенно правильной, заимствованной в Германии идеи, что при современной технике наступление в борьбе за крепость получило такой перевес, что овладение последней отнюдь не требует применения доставшихся нам в наследство от XVIII века традиционных методов постепенной атаки. Современные крепости не могут противиться методам атаки открытой силой, поддержанной хорошей артиллерией. Но японцы, усвоив верную идею, не озаботились подготовить соответственные средства, не обучили армию приемам атаки долговременных позиций, не создали заблаговременно необходимую артиллерию. При всех штурмах японцы прорезали проходы в проволочных заграждениях вручную; не было ни орудий, ни снарядов, чтобы снести проволоку; одно это уже свидетельствует о недостаточности японских артиллерийских средств. Руководство японской атакой Порт-Артура нагромоздило ряд тяжелых ошибок; только великолепная политическая подготовка японского народа и армии к войне позволила японским войскам выдержать без разложения ряд боевых приказов, коими генерал Ноги гнал свою пехоту на неподготовленные штурмы.

Успех обороны Порт-Артура, вызванный рядом случайных причин, позволил сохранить иллюзию возможности длительного сопротивления крепости, изолированной от полевых армий. Крепости с поясом фортов, находившиеся в конце XIX века уже накануне ликвидации, вследствие ошибочных заключений из опыта Порт-Артура[115] сохранились частью до Мировой войны. Их гарнизоны, составленные из слабых резервных и ополченских формирований, и отдаленно не напоминали по своей боеспособности прекрасную порт-артурскую пехоту и моряков; и в той сфере концентрированного применения самой ужасной техники, каковой является крепостная борьба, эти сильные числом, но слабые духом и обучением гарнизоны были обречены разлагаться и капитулировать в немногие дни. Крепости существовали в истории лишь при возможности использовать для обороны их мало годные к полевому бою части. Крепости, требующие отборного состава защитников, утрачивают всякий смысл.