Свадьба сестры царя Ольги и принца Петра Ольденбургского

Следующей в семье Романовых состоялась свадьба Великой княжны Ольги Александровны и ее дальнего родственника – герцога Петра Ольденбургского, по происхождению и статусу находившегося на периферии династии.

Ольга родилась в Петергофе 1 июня 1882 года, когда Александр III уже был императором, и потому называлась «порфирородной». Она была последним ребенком Александра III и императрицы Марии Федоровны. Отец не очень любил дочь и воспитывал ее в обстановке строжайшей дисциплины. Единственным близким человеком стала Ольге ее няня – англичанка миссис Элизабет Франклин, по прозвищу Нана.

Ольга была более чем своеобразна и совсем не походила на «порфирородную». Она не любила веселья и ненавидела праздность, играла на скрипке, рисовала и занималась фотографией, которая в те годы считалась искусством, близким к живописи. Она с удовольствием училась всему этому у хороших мастеров своего дела, а потом и сама стала незаурядным мастером.

Отец дарил ей в детстве ручных животных – лисят, зайчат, медвежат, и девочка любила их гораздо больше придворных.

После смерти отца девочку увезли в ее имение Ольгино, где она провела детство и юность в окружении простых людей, с которыми очень сблизилась. Ольга основала начальную школу, а потом и местную больницу и научилась там у земских докторов началам медицины. Она стала неплохой медсестрой, получив разнообразные профессиональные навыки, весьма пригодившиеся ей в годы Первой мировой войны и во время эмиграции.

Ольга сильно отличалась от других членов августейшей семьи, совсем не придерживалась этикета, а вернувшись в Санкт-Петербург, одна бродила по городу, заходила в лавки, показывалась в театральном училище. Когда кто-нибудь выполнял какую-нибудь ее просьбу, Ольга сердечно и искренне благодарила за это, извиняясь за причиненное беспокойство.

В 1901 году, когда ей было 19 лет, она вышла замуж за принца Петра Александровича Ольденбургского, который был старше ее на 14 лет и мало обращал внимания на свою молодую жену, целиком предаваясь пагубной страсти – азартным карточным играм. Молодые жили в одном дворце с родителями Петра, которые постоянно устраивали сцены из-за вечных проигрышей сына. Подобная атмосфера была непривычной и невыносимой для царской дочери. И Ольга выработала свой стиль поведения: она надолго уходила из дома, гуляя в одиночестве по Петербургу, или же отправлялась в свое загородное имение, где на ее деньги содержалась школа, а иногда увлеченно рисовала на пленэре, достигнув в этом подлинного совершенства. Сенатор А. А. Половцов, бывший на ее свадьбе, оказался пророком, оставив такую запись в своем дневнике: «Великая княгиня некрасивая, ее вздернутый нос и вообще монгольский тип лица выкупается лишь прекрасными по выражению глазами, глазами добрыми и умными, прямо на вас смотрящими. Желая жить в России, она остановила свой выбор на сыне принца Александра Петровича Ольденбургского… Очевидно, соображения, чуждые успешности супружеского сожития, были поставлены здесь на первый план, о чем едва ли не придется со временем пожалеть».

Все свои привычки юности, все свои склонности Ольга сохранила и после свадьбы, тем более что муж совершенно не интересовался ею как женщиной, потому что давно уже был откровенным гомосексуалистом и даже первую брачную ночь провел за карточным столом. Более того, за 15 лет брака он ни разу не состоял с Ольгой в супружеских отношениях.

В 1902 году она поступила в студию талантливого пейзажиста Константина Яковлевича Крыжицкого и вскоре стала незаурядной акварелисткой. Она забиралась в самые глухие уголки парков Гатчины, Павловска и Петергофа и самозабвенно писала.

(В Копенгагене, у родственников ее подруги – княгини Татьяны Сергеевны Володановской-Ладыженской – сохранились ее акварели «Первый снег», «Дорожка», «Осень», «Закат», «В цветах», «Дача в саду», «Поле», «Остров в парке», «Осенний пейзаж».)

Навещая Ольгино, она с увлечением создавала живописные полотна маслом, посвященные сценам деревенской жизни.

Так продолжалось до 1903 года, пока брат Михаил не взял ее на кавалерийский парад. И здесь ей встретился молодой, красивый и статный капитан лейб-гвардейских «синих», или «Гатчинских», кирасир Николай Александрович Куликовский. Ольга влюбилась в него с первого взгляда. И капитан ответил ей взаимностью.

Верная себе, Великая княгиня тут же объявила мужу, что полюбила другого, и потребовала развода. Герцог предложил жене все случившееся сохранить в тайне и приказал перевести Куликовского к нему в адъютанты и поселить у себя во дворце.

Молодые влюбленные стали жить под одной крышей. Принц Петр не вмешивался в их дела, тщательно оберегая семейную тайну. Так продолжалось более 10 лет.

Когда их роман начался, Ольге было 21, а Куликовскому – 22 года. Ольга и дальше занималась живописью и добилась весьма значительных успехов. Ее рисунки и картины не только пользовались популярностью и большим спросом, но и часто репродуцировались, особенно успешно в виде почтовых открыток.

До 1917 года было выпущено более трех десятков открыток с репродукциями ее живописных работ.

В 1913 года в Санкт-Петербурге была открыта выставка произведений учеников Крыжицкого, и критики отметили несколько ее работ. Кстати, выставку эту организовала Ольга Александровна в память о своем учителе, незадолго перед тем покончившем самоубийством. Много картин с выставки было продано, и все деньги пошли в фонд имени Крыжицкого, основанный Ольгой Александровной.

В 1914 году, с началом Первой мировой войны, Куликовский ушел на фронт в составе Ахтырского гусарского полка.

Вскоре на фронт ушла и Ольга Александровна.

Уходя из дома, она сказала принцу Петру, что больше никогда не вернется к нему.

Ольга служила в госпитале, стоявшем в городе Проскурове. Однажды она узнала, что неподалеку, на линии боев, находится Ахтырский полк. Она уехала к месту дислокации полка, но попала под сильный артиллерийский обстрел. Оказавшись в боевой обстановке, Ольга стала выносить из-под огня раненых, проявляя самоотверженность и героизм. После прекращения обстрела ее представили начальнику 12-й кавалерийской дивизии генералу Маннергейму, и он наградил ее Георгиевской медалью. (Это был тот самый Маннергейм, который в декабре 1918 года стал регентом Финляндии.)

В одном из писем Ольга Александровна сообщала из госпиталя: «Меня доктор зовет всегда поласкать больного во время трудных перевязок, ибо во время сильной боли я их обнимаю, глажу и ласкаю, так что им совестно, вероятно, кричать, и ему легче перевязывать в это время».

В начале 1916 года Петр Ольденбургский официально расторг брак, и в ноябре того же года, в Киеве, Ольга обвенчалась с Куликовским в маленькой, старой и тихой Киево-Васильевской церкви. Свадьбу праздновали в госпитале. На ужине были императрица-мать Мария Федоровна, муж сестры Ольги – Ксении – Великий князь Александр Михайлович, несколько офицеров Ахтырского полка – друзей Николая Александровича, и несколько сестер милосердия – подруг Ольги Александровны.

Ольга Александровна писала брату-царю: «В дверях госпиталя нас встречали все сестры и врачи, которые бросали хмель и овес. На лестнице стояли все раненые, которые могли ходить. Мама и Сандро остались на ужин, и было ужасно мило и уютно. Заведующий хозяйством Андреевский и доктор сделали какую-то ужасную „наливку“, и очень скоро вся компания была навеселе. Один из докторов играл на пианино, а остальные танцевали (и я тоже)».

Вскоре история России резко изменилась: царь отрекся от престола, прошли одна за другой две революции – Февральская и Октябрьская.

Летом 1918 года погибла почти вся царская семья, о чем подробнее будет рассказано в конце книги.

После 1917 года принцу Петру удалось уехать во Францию, а молодожены вместе с матерью царя уехали в имение Великого князя Александра Михайловича – Ай-Тодор.

В 1917 году Ольга родила сына, в 1919-м – второго. Жизнь супругов проходила в голоде и нищете.

Когда в 1918 году англичане прислали за Марией Федоровной военный корабль «Мальборо», Куликовские могли бы уйти вместе с нею, но не захотели, надеясь на победу Белого движения, и остались в России.

Они перебрались на Кубань, но Гражданская война пришла и туда, и когда большевики подступили к станице Невинномысской, Ольга с мужем, двумя сыновьями, тремя верными ей женщинами и четырьмя казаками бежали в Ростов-на-Дону, где их укрыл датский посланник, а в феврале 1919 года посадил их в Новороссийске на пароход, на котором они и прибыли в Копенгаген, где уже жила вдовствующая императрица Мария Федоровна. Они покинули Россию, когда Белое движение окончательно рухнуло и нужно было спасать жизнь.

Оказавшись в Дании, Ольга Александровна почти сразу вошла в круги русской эмиграции. Но в первую очередь ее интересовали не политики, а люди искусства и литературы. Особенно близок ей по духу и взглядам оказался писатель Александр Иванович Куприн.

Ольга Александровна писала ему 4 (17) января 1922 года: «Я верю и надеюсь, что этот год принесет луч света всем разбросанным русским людям – и тем более всем томящимся в исстрадавшейся, милой и дорогой России.

Так туда тянет иногда – это ужас».

А 30 января (13 февраля) того же года продолжала, вспоминая детство и свою любимую няню – англичанку миссис Элизабет Франклин:

«У меня была любимая старая англичанка-няня, жившая у меня 32 года, и умерла она в 1913 году у меня в доме… Это был самый любимый и близкий мне человек, который всегда и везде со мною живет в душе.

Вот, когда я болею – ее недостает мне страшно – при ней все было всегда уютно – такая была вера и уверенность – во все ее поступки. Умерла она 77 лет, не увидев моих маленьких и наше счастливое маленькое семейство. Я очень рада, что она очень любила моего Николая Александровича и знала его – он, как сын родной, за ней ходил во время ея последней болезни, так как очень любил ее тоже».

После смерти Марии Федоровны в 1928 году супруги Куликовские стали жить в маленькой усадьбе Баллеруп, неподалеку от Копенгагена.

Сыновья их – Тихон и Гурий – окончили русскую гимназию в Париже и потом стали офицерами датской гвардии.

Усадьба Баллеруп – с домом и фермой – превратилась в датский центр русской эмиграции. Здесь Ольга Александровна продолжала заниматься живописью и начала осваивать искусство иконописи.

Она раздаривала сотни эскизов, рисунков, картин друзьям и знакомым, регулярно устраивала в Копенгагене выставки и выпустила большим тиражом несколько серий открыток со своими произведениями.

Ее художественный талант был высоко оценен критиками, и картины, акварели и рисунки Ольги Александровны стали демонстрировать в Лондоне, Париже и Берлине.

Во время Второй мировой войны в доме Куликовских часто бывало множество военных в немецкой военной форме, и местные жители считали их нацистскими прихвостнями.

На самом деле это были русские солдаты и офицеры, служившие в немецкой армии, и Куликовские принимали их как соотечественники соотечественников.

После окончания Второй мировой войны бывшие солдаты и офицеры германского вермахта стали еще более ненавистны датчанам. А немецкую военную форму – одинаковую для всех – носили не только немцы, но и люди других национальностей, не исключая русских.

По подсчетам историков, в гитлеровской армии – кроме власовцев, носивших собственную форму, служило около миллиона русских и украинцев, и все они очень боялись оказаться в плену у своих недругов, ибо это означало для них или смерть, или – Сибирь. Понимали это и супруги Куликовские. Они прятали беглецов, являвшихся к ним в дом, а потом отдавали знакомому полицейскому, а тот отправлял их в Копенгаген, на датские суда, шедшие в Южную Америку.

Вскоре Куликовским сообщили, что Сталин отдал распоряжение убить Ольгу Александровну, и она, очень испугавшись этого, в 1948 году со всем семейством уехала в Канаду.

Там, в 1958 году, на ферме Хэлтон, неподалеку от Торонто, в возрасте 77 лет скончался Н. А. Куликовский.

Бедную, одинокую, больную Великую княгиню приютил у себя дома, в Торонто, капитан Мартьянов. Там, лежа под иконами своего письма, она умерла 24 ноября 1960 года и была похоронена рядом с мужем на русском участке кладбища «Норс-Йорк».

При погребении военный оркестр играл марш Ахтырского полка.