Сказание о населении древних областей Швейцарии шведскими выходцами

B Альпийских долинах Швейцарии живет небольшой народ, среди которого укоренилось от отцов, к детям переходящее сказание об его происхождении и первом поселении в этих странах.[112] Далеко на севере, в земле шведов, было древнее государство. Его и землю фризов посетил ужасный голод. Король созвал мудрых и разумных людей страны и совещался с ними о том. С согласия всего народа постановлено, чтобы каждый от девяти десятый человек, по жеребью, с женою, детьми и всем движимым имуществом, оставил страну. Каждый, кому выпал жребий, должен был повиноваться. С великой печалью покидали страну предков; матери, плача, вели за руки малолетних детей. Выходцев из Свейской земли было 6000, все сильные, храбрые люди; к ним пристали 1200 человек из земли фризов. Тремя толпами выселилилсь они под началом трех вождей: Швицера (или Швейцера) и Рема, шведских уроженцев, и Владислава из Гасиуса, страны, лежавшей или в самой Швеции, или между нею и Фрисландией.[113] Они заключили между собою союз, обещали никогда не разлучаться друг с другом, разделять вместе всякую учесть на море и на суше, в счастье и в беде, в радости и в горе, во всех случаях, великих и малых, какие бы Бог ни послал им. Главный вождь над всеми был Швицер.

Они странствовали сухим путем и водою, через горы и глубокие долины, обогатились разным добром с помощью своих рук, потому что разбили графа Франконского, Петра, хотевшего преградить им дорогу. Честно, по-братски, разделили они между собою собранную добычу, потом поплыли вверх по Рейну и достигли Брохенбурга, страны с высокими утесами и горами, в которой было много долин и озер. Эта страна им понравилась, потому что походила на землю их предков, откуда они вышли. Там поселился Швицер со своими толпами, и возделали Scbwyz (кантон Швиц): так назвали они новоприобретенную страну, по имени вождя их древней северной отчизны.[114]

Но долина не была довольно вместительна для всех. Некоторые из них, с вождем Владиславом, отправились оттуда в землю на Черной горе, называемой ныне Бриниг (в Унтервальдене), распространились до Вейссланда, где вытекает Аар, и дали этой долине имя Гасле, в память о месте в Свейской земле, откуда вышли со своим вождем..[115] Они выстроили себе хижины, вырубили и сожгли лес, пахали, сеяли и имели много трудовых дней, прежде нежели успели обратить дикую страну в приятное для обитания место.[116] Но они не уставали, и Бог наградил их труды и усилия. Земля была плодоносна и хороша, давала им пшеницу и питала многочисленные стада. Платье их было из грубой ткани, пищу составлял сыр, молоко и мясо; честно доставали они пропитание в поте лица, братски помогали друг другу и жили во взаимном мире и согласии; дети учились рукоделию и, взрослея, становились высокими и сильными, как исполины.

«Первые швейцарцы, — говорит великий историограф Швейцарского союза, — были особенное племя. От Швица, по горам, до графства Грейерц можно узнать настоящее племя швицев, а больше всего в особенно красивом народе в Обергасле и в долине Энтлибухен. Сначала швейцарцы жили в малом числе, на далеком расстоянии друг от друга, в горных пустынях и долинах; между старыми пастухами в долинах Высокой страны (Oberlandes) сохранились еще сказания о том, как в старину народ пробирался с горы на гору, из долины в долину, в Фрутиген, Оберсибенталь, Санен, Афленч и Яун; по ту сторону Яуна живут другие племена. Во всей стране была одна церковь, наконец, две, потом народ размножился и, благодаря труду многих столетий, возделанной земли стало больше. Долины Швиц, Ури и Унтервальден, при увеличении церквей и народных судилищ, сделались независимыми одна от другой; но против чужеземцев они соединялись так тесно, что все три народа считались за один; напротив, их соплеменники, обитавшие в верхней Гасли, и их соседи, в горах Оберланда, стали наконец чуждыми для этого странного союза, потому что у них были не одни и те же друзья и враги».

В этих-то первоначальных швейцарских кантонах (прочие части Швейцарии населялись другими племенами) в XIV или XV веке была известна сага, написанная по изустным преданиям, о северном происхождении их жителей; а в Гасле, Бернского кантона, в Вейссланде, живет еще в устах народа старинное стихотворение Ost-Friesen-Lied (песня восточных фризов); в ней еще слышится сказание, переходящее с давнего времени от отцов к детям, что предки их вышли из земли шведов и, после различных превратностей и приключений, поселились в этих странах.[117]

У простых горцев, живущих отдельно, привязанных к обычаям предков, обыкновенно долго сохраняются старинные воспоминания и изустные предания. И в Швеции, по туземным ли древним сказаниям или по рассказам, ходившим в Швейцарии, прежде было известно, что храбрые швейцарцы ведут свой род от переселенцев, покинувших в старину Свейскую землю, для отыскания мест, удобных к возделыванию и обитанию. Эйрик Олай, древнейший историк Швеции, подтверждает это сказание; Густав I говорит о нем в манифесте к шведскому народу,[118] а Густав Адольф Великий, в посольствах и письмах к швейцарским кантонам, указывает на общее происхождение обоих народов, как на обстоятельство, призывающее к взаимной дружбе.

Все рассказы, устные и письменные, о поселении родового швейцарского племени в его теперешней отчизне (в Швейцарии), намекают, что это событие не достигает времен переселения народов, но гораздо позднее его.[119] Почти исторически верно мнение, что, во времена норманнских набегов, один северный отряд пришел в эти страны и поселился там, нашедши их необитаемыми и похожими на его родину. Одна древняя северная сага рассказывает о сыновьях Рагнара Лодброка, что они воевали далеко на юге и дошли до Вифильсборга; начальником там был Вифилль, от которою и замок получил свое имя. Они взяли и разрушили это укрепление. В Ваадтском кантоне есть замок, еще ныне называемый Вифильсборг; древние швейцарские летописи сказывают, что он построен около 605 года, на развалинах Авентикума, графом Вивилусом, назвавшим его по своему имени. Замечательно, впрочем, согласие между северными и швейцарскими летописями.

Швейцарское сказание говорит, что голод, когда народу было больше, чем могла прокормить страна, послужил причиной великого переселения с севера по выпавшему жребию; но то же самое находят опять в рассказах французских и англосаксонских летописей о великом походе из Скандинавии около середины IX века, когда Бьерн Иернсида, сын Рагнара Лодброка, и его воспитатель, Гастинг, вышли оттуда с храбрым войском и разорили ужасно Францию., Швейцарские жители долины Гасле утверждают еще поныне, что они родом из Швеции; из Свейской же земли одно старинное швейцарское сказание производит и северное племя, поселившееся в Альпийских долинах, но в то же время означает землю фризов исходной их точкой. То и другое объясняется историей викингов. В этих походах в западные и южные страны принимали одинаковое участие не одни шведы с датчанами и норманнами, Westerviking северных саг, но даже особенно упоминается, что полчища, вышедшие с Гастингом и его питомцем, Бьерном Иернсидой (по северному сказанию, королем в Свитьоде), в летописях носит название Visigotbi (вестготы). Но Фрисландия в течение всего IX века была постоянным сборищем северных викингов и большую часть того же столетия находилась в их полном владении; там также многие скандинавские вожди получили земли и лены от императоров, Людовика Благочестивого, Лотаря и Карла Толстого.

В Швеции Гасле часто встречается как местное имя; Гаслу, Гаслон, Гаслак, как мы видели, называлось место на реке Маас, где одно войско северных викингов в 881 г. разбило свой стан и занимало его целый год. Из Гаслу отряды этого войска доплывали вверх по Рейну до Майнца и Вормса, а по Мотелю — до Меца. Они поразили французское войско под начальством епископа Вало и графа Адельгарда. Тогда-то или и другом походе в эти страны в IX столетии, вероятно, какой-нибудь отряд викингов среди приключений и странствований, не известных французским летописцам, проник в Швейцарию; отрезано ли ему было отступление зашедшим в тыл его войском, или встретились ненаселенные долины, плодородная и богатая лугами земля, походившая на его родину, но он решился поселиться в этой стране потому, что приобретение земель для поселения и принадлежало к числу главных целей норманнских походов. Там викинги начали возделывать землю, ставить дома и устроились совершенно по обычаям, принесенным из отчизны.[120]

В древнейшем государственном устройстве швейцарцев находят совершенное сходство с тем, которое некогда было господствующим в Свейской земле; многие обычаи древних швейцарцев напоминают древние шведские: кровопролитные раздоры и решение споров оружием, опала или изгнание убийцы из округа встречаются еще в XII век как наследственные обряды и освященные обыкновения в первых швейцарских кантонах. Их язык во многих отношениях похож на древний скандинавский и вообще имеет с ним близкое родство.

Эти древнейшие швейцарцы долгое время жили незамеченными в своих горных долинах, пока Гергард, аббат в Эйнзидлене, не пожаловался на них императору, Генриху V, что они пасут свои стада в монастырских альпах: «Зонненберге, Силальпе и Ротен-Флюге». Эти горы люди Швица наследовали от своих предков. Император Генрих II, жалуя соседние пустоши монастырю (около 1018 года), не знал, что они принадлежали этому народу. Аббат умолчал о том. Пастухи в Швице отказались уступить наследие предков; у них не раз поднимался спор о том, будто их предки выкопали колодцы в пустыне Жерар. Тогда аббат преследовал жителей Швица духовным судом. Он звал их на заседание суда вельмож в Швабии. Ни того, ни другого суда не признавали жители Швица, потому что один император — государь их страны. Аббат принес тогда жалобу Генриху V, в Базель, 1114 года. Император решил дело в пользу монастыря. Такой развязки не ожидали люди, не знакомые с дворами государей. Они объявили неправильным решение Генриха V и сказали: «Если император, к вреду жителей Швица и к позору для памяти их отцов, хочет отдать их Альпы во власть несправедливого аббата, то защита империи вовсе бесполезна для них: впредь они оборонять себя своими руками и защищать отцовское наследство».

Таково было первое появление швейцарского племени в истории; до той поры жило оно незаметно, скрытое в своих горных долинах; благодаря постоянной, однако ж всегда умеренной, любви к свободе, сильному и живому чувству права, непреклонному мужеству, подвигам храбрости и презрению к смерти, оно, в последующих столетиях, сделалось творцом швейцарской свободы и независимости, дало всей этой стране свое имя и, наконец, покрыло его такой славою и истории. Еще доныне жители Швица отличаются от всех прочих швейцарцев пылкою любовью к древней свободе, к обычаям старины и основанным на них правам. В своих сагах они славятся древнею независимостью и свободою, как народ, который никогда не был покорен.