Письменные источники, дошедшие до нас

В прежние времена изучение эпохи викингов в первую очередь основывалось на сохранившихся письменных источниках. Была проделана огромная работа по розыску их в архивах и других местах, по их описанию, истолкованию, комментированию и изданию.

Вместе с тем, в обстоятельных исследованиях начала 1900-х годов и более позднего времени постоянно подчеркивается, что многие увлекательные истории, восходящие к эпохе викингов, — это своего рода исторические романы, которые были сочинены спустя долгое время после описываемых в них событий. Часто они создавались с заранее продуманной целью прославить тот или иной род или несколько родов, с тем чтобы подтвердить их права на земельные владения, на корону, на ведение именно такой, а не иной политики.

Это, в частности, относится ко многим исландским сагам (написанным на исландском языке в 1200 — 1400-е годы). Сюда можно также причислить фундаментальный труд Снорри Стурлусона «Хеймскрингла» или «Круг Земной». Он был создан примерно в 1230 году и посвящен истории норвежских королей от древнейших времен до 1177 года. Сюда относится также книга Дудо, написанная по-латыни приблизительно в 1020 году и повествующая о первых скандинавских владетелях Нормандии («De moribus et actis primorum Normanniae Ducum»). Можно также назвать сочинение Саксона о подвигах данов «Gesta Danorum», относящееся приблизительно к 1200 году. События, хронология и летоисчисление, уходящие в глубь веков и передававшиеся из уст в уста, часто при записи приобретали завершенный вид и убедительное истолкование. Случалось и так, что записывающие присочиняли какой-либо эпизод, связанный с хорошо известной исторической личностью. В действительности, мало кто из сочинителей располагал убедительными данными о том, что и как происходило на самом деле. Ведь описываемые события отстояли от времени записи на сто и более лет. К тому же, многие эти истории неоднократно переписывались, что увеличивало риск ошибок и «приукрашиваний» текста первоначальной рукописи.

В силу этого часто даже не представляется возможным установить, что в записанном повествовании является заведомым вымыслом, какое событие приукрашено семейными преданиями или присочинено ради связности рассказа, а что было некогда объективной реальностью. Часто бывает, что в записанной истории вымыслом является абсолютно все, за исключением, быть может, имен главных действующих лиц. Таким образом, существовала опасность, что история викингов могла перейти в область чистой литературы. Да и сами сочинители не всегда знали, что есть правда, и к тому же у них было иное, соответствующее тому времени и не совпадающее с нынешним, представление о правдивости. Они писали для своих современников, и часто их труд был посвящен какой-нибудь знатной личности. Именно в этом контексте следует воспринимать их сочинения, а отнюдь не как попытку воссоздания событий прошлого в соответствии с нашим пониманием истории. Часто эти творения являются выдающимися литературными памятниками, в которых отражено глубокое восхищение эпохой викингов.

Так, например, сага о Йомсвикингах, которая была записана в Исландии около 1200 года, повествует о профессиональных воинах, зимой живших в укрепленном военном лагере Йомсборг на южном побережье Балтийского моря, а летом отправлявшихся в викингские походы. Они подчинялись строгой дисциплине, совершали великие подвиги и принимали активное участие в политической жизни Дании. Но в конце концов они потерпели сокрушительное поражение в битве у залива Йорнунгавог в Норвегии. Хронология и персонажи саги, среди которых были норвежские ярлы и датские короли, отражают действительные события, имевшие место в 900 году. Однако все остальное в этой саге, наверняка, не более, чем «красивая сказка». Подобные истории имели целью создать классическую картину того периода.

Вместе с тем, отнюдь не все сведения о викингах, записанные позднее, следует полностью отвергнуть или подвергать сомнению. Так, например, ирландские «Ульстерские анналы», относящиеся к 1400-м годам, являются достоверной версией первоначальных анналов, восходящих к эпохе викингов. В них сообщается немало сведений о походах скандинавов. Представляется также, что многие скальдические стихи, большая часть которых была создана знаменитыми скальдами для возвеличивания прославленных викингских руководителей, донесли до нас правду через поколения, хотя и были записаны после эпохи викингов. Большинство дошедших до нас скальдических стихов относится к 1100-м или 1200-м годам, и они связаны с исландскими сагами.

Многое дошло до нас благодаря труду Снорри Стурлусона «Круг Земной». Он, сам будучи скальдом, предваряет свой труд несколькими вескими аргументами в пользу правдивости изображаемых событий. Он сообщает, что важнейшими источниками для него послужили древние стихи скальдов и исторические труды его соотечественника Ари Торгильссона. Причем он отмечает, что Ари «узнавал все от старых и мудрых людей». Ари «был жаден до знаний и к тому же обладал хорошей памятью». И все-таки наиболее достоверные сведения он почерпнул из стихов скальдов, которые нужно было лишь «правильно понять и истолковать».

Снорри также сообщает, что скальды были еще при короле Харальде Прекрасноволосом (то есть в Норвегии около 900 года) и что «народ и поныне знает их стихи о нем и о других королях, которые правили Норвегией после него». Далее Снорри отмечает: «Наверняка в обычае скальдов было превозносить того, кто находился перед ними, однако никто не дерзнул бы рассказывать человеку о подвигах, которых он на самом деле не совершал. Ведь все слушающие скальда знали бы, что это не более, чем ложь и бахвальство. А такое восхваление больше походило бы на издевку».

Некоторые из стихотворений о богах и героях древности, так называемые эддические стихи, также восходят к эпохе викингов, хотя возраст многих из них до сих пор вызывает споры. Стихи Эдды известны главным образом по рукописи под названием «Codex Regius», переписанной в Исландии в конце 1200-х годов из несколько более ранней рукописи. Это собрание стихотворений часто называют «Эддой Старшей» в отличие от книги Снорри Стурлусона об искусстве стихосложения, которую он сам озаглавил «Эдда» и которую теперь называют «Снорриева Эдда» или «Эдда Младшая».

Многие скандинавские стихотворения, хотя и записанные позднее, дают нам сведения о личностях, событиях и культурно-исторических условиях эпохи викингов, одновременно являясь образцами своеобразной, сложной и увлекательной поэзии скальдов.

В известной степени удачей является то, что многие из сохранившихся скальдических стихов повествуют о событиях, происходивших в Норвегии, поскольку других письменных источников об этой стране, относящихся к тому периоду, почти не сохранилось. Правда, некоторые записанные в средние века законодательные акты содержат уложения, относящиеся к эпохе викингов, или уложения, налагающие запрет на действия, связанные с традициями языческих времен. Зачастую, однако, эти уложения, восходящие к прошлому, невозможно выделить, поскольку законы, относящиеся ко времени записи, а мы впервые знакомимся с ними в этом виде, отражают общественные отношения, возникшие спустя сотни лет после эпохи викингов, когда многое в обществе претерпело изменения и христианство уже долгое время оказывало свое влияние.

И все же, несмотря на все оговорки относительно правдивости изображения эпохи викингов в более поздней прозаической литературе, споры о возрасте эддической поэзии и о возможностях вычленить законодательные акты, относящиеся к эпохе викингов, представление об этой эпохе стало бы намного беднее, если бы мы с порога отвергли все эти источники. Это же соображение в равной степени касается и богатейшей древнескандинавской литературы, которая представляет собой удивительный сплав вымысла и реальности при отображении многих знаменательных событий эпохи викингов, а также культуры и истории того времени. В частности, речь идет о борьбе короля Харальда Прекрасноволосого за объединение Норвегии, о колонизации Исландии, о введении христианства в Гренландии, об открытии Америки. Даже если фон, хронология событий и их содержание могут быть переданы неточно или ошибочно, а кое-что добавлено в угоду занимательности, тем не менее, многие саги, если их рассматривать как произведения литературы, каковыми они, в сущности, и являются, безусловно содержат ту меру реальности, которая вообще возможна при реконструкции этой эпохи в наши дни. Саги были близки к происходившим событиям и, к тому же, создавались в то время, когда идеалы и жизненные ценности их создателей были во многом созвучны с эпохой викингов.

Разумеется, наиболее надежными являются источники, восходящие непосредственно к тому периоду. К сожалению, таких источников, касающихся Скандинавии, не так уж много, они неравноценны с точки зрения хронологии и истории. Многие из них к тому же сегодня с трудом поддаются расшифровке. Следует учитывать и то, что в них могут содержаться сведения, вводящие в заблуждение, допущенные автором намеренно или в силу его неосведомленности.

В Скандинавии эпохи викингов существовала система письменности, состоявшая из 16 знаков, рун, которая применялась для написания сообщений на деревянных дощечках (из которых сохранились лишь немногие) и различных предметах, и, что самое важное, для надписей на памятных, или рунических, камнях. В Норвегии сохранилось около 45 рунических камней, относящихся к эпохе викингов и к раннему средневековью. Около 220 рунических камней насчитывается в современной Дании и около 2 500 (включая небольшие фрагменты) в современной Швеции, причем, половина из них приходится на Упланд (область в Средней Швеции). Кроме того, рунические надписи были обнаружены на местах викингских поселений на севере, юге, востоке и западе.

Обычно сведения, содержащиеся в надписях на рунических камнях, менее обработаны, нежели те, которые содержатся в письменных текстах на пергаменте, хранящихся в архивах. Вместе с тем, большая группа рунических камней, обнаруженных в Средней Швеции, также может дать достаточно полное представление о культуре, истории, общественно-политических условиях того времени, как на родине викингов, так и за ее пределами. На большой каменной глыбе близ Рундбю (между Стокгольмом и Упсалой) обнаружена следующая надпись: «Ингрид повелела построить причал и вырезать руны на камне в память о муже своем, Ингемаре, и о своих сыновьях Дане и Банке. Они жили в Рундбю и владели здесь усадьбой. Да поможет Христос их душам. И будет стоять этот камень в память о них доколе люди живут».

В этой надписи речь, вероятно, идет о причале для погрузки и выгрузки судов. Он, судя по всему, был крайне необходим в Рундбю, так как здесь проходил важный водный путь Упланда. В Шусте, в той же местности, был воздвигнут камень с великолепным орнаментом, и надпись на нем повествует о некоем Спьялбуде. Он лишился жизни на Руси, в Новгороде, в церкви, возведенной в честь норвежского короля Олава Святого, погибшего в 1030 году.

Если не считать надписей на рунических камнях, все остальные источники того времени, в которых говорится о викингах, были созданы исключительно чужеземными духовными лицами, причем писали они об этом у себя на родине, и мало кто из них лично бывал в Скандинавии. Почти все эти тексты написаны на латыни. Поводом для их написания, как правило, служили политические и военные распри на южной границе Дании или усилия по обращению в христианство язычников Севера. Поскольку большая часть христианских миссионеров в ранний период эпохи викингов направлялась в Данию, то в этих письменных источниках преимущественно говорится именно об этой стране. Когда, например, во франкских анналах, относящихся к началу 808 года, упоминается, в частности, о том, что король данов Годфред хотел укрепить южную границу своих владений оборонительным валом от Балтийского до Северного моря, то за этим сообщением стоит тот факт, что король Годфред враждовал с императором Карлом Великим. Кстати, несмотря на интенсивные археологические поиски этого вала, его так и не удалось обнаружить.

В этих же источниках можно встретить сведения и о других скандинавских странах. Так, например, сохранился рассказ хевдинга Оттара, который поведал английскому королю Альфреду о своей жизни в Северной Норвегии, о своих богатствах и о путешествии морем до Хедебю в 890 году. Существует также запись о пребывании Ансгария и других христианских миссионеров не только в Дании, но и в Швеции в середине 800-х годов. Эта запись была сделана Римбертом, который стал архиепископом Гамбургско-Бременским после Ансгария и оставил нам жизнеописание своего предшественника. Среди его записок, в частности, находится повествование о жизни в большом городе Средней Швеции — Бирке. Дошел до нас также довольно пространный рассказ о скандинавских странах конца эпохи викингов, написанный немецким священнослужителем Адамом Бременским около 1075 года. Рассказ этот включен в его большой труд по истории гамбургских архиепископов «Gesta Hammaburgensis Ecclesiae Pontificum». К числу множества интересных сведений, сообщаемых магистром Адамом, относятся единственные, восходящие к тому времени, описания знаменитой святыни свеев, скандинавского языческого храма в Упсале.

Письменных свидетельств относительно викингских походов на Запад и Восток гораздо больше, чем сведений о жизни викингов у себя на родине. Вместе с тем, получить по этим источникам общее представление о ходе и характере викингской экспансии достаточно сложно. Некоторые достоверные источники дошли до наших дней, в то время как другие безвозвратно потеряны. Немаловажно также то, что письменная традиция существовала лишь в христианских и исламских регионах, то есть в Западной Европе, на Британских островах, в Византии и на Востоке. К тому же, эти письменные источники неоднородны. Если у христиан сведения о Скандинавии и о викингах содержатся в анналах и некоторых исторических трудах, то у мусульман они встречаются в основном в географических трудах. При этом представления о викингах как о варварах характерны и для первой, и для второй группы источников.

В странах Балтии и на Руси христианство утвердилось не ранее 900-х годов. Обширные территории здесь оставались языческими и, следовательно, безмолвствовали вплоть до 1100-х годов или даже до более позднего времени. Но в надписях на некоторых рунических камнях в Швеции, таких, как например, уже упоминавшийся памятный камень из Шусты, мы встречаем сведения о походах викингов в эти края и далее на юг. Кое-какие сведения мы находим у арабов и византийцев. В своих трудах они говорят о встреченных ими в Восточной Европе «людях с Севера» или о дошедших до них слухах об этих людях.

Регионы Северной Атлантики — Фарерские острова, Исландия и Гренландия -стали христианскими приблизительно в 1000-м году. Они находились далеко от владевшей письменностью Европы, и в силу этого не сохранилось почти никаких письменных свидетельств об этих регионах эпохи викингов. Что же касается Шотландии и близлежащих островов, то и о них до нас дошли весьма скудные письменные свидетельства. Кое-что можно почерпнуть в трудах Адама Бременского. Однако в целом при изучении этих, а также многих других регионов, нам приходится опираться на другие группы источников. В частности, речь идет о географических названиях и археологических раскопках. Иногда поиски усложняются и приходится выуживать сведения об эпохе викингов из еще более поздних по времени источников.

Получить объективное представление о викингской экспансии непросто, поскольку отражение событий той эпохи в различных сочинениях носит весьма односторонний характер. Авторов западноевропейских трудов редко интересуют поселения викингов в заморских краях, их образ жизни, торговля и мирное существование. Зато их внимание привлекают разбойные набеги викингов, грабежи и вымогательства дани, убийства, опустошения, военные и политические союзы. Именно об этом чаще всего повествуют источники того времени. Одним из них является «Хроника Регино». Регино, который был некоторое время аббатом в Прюме, расположенном между реками Маас и Мозель, пишет в своей хронике следующее: «Когда норманны напали на монастырь в Прюме, они опустошили все вокруг. Некоторые монахи были убиты, а с ними вместе и прислужники, остальных же увели в рабство. Покинув эти места, норманны вторглись в Арденны и там осадили и захватили недавно возведенную крепость на вершине горы, где множество народа укрылось в поисках спасения. Перебив всех, они унесли к своим кораблям непомерно большую добычу и, погрузив ее на борт, отплыли в открытое морена тяжело нагруженных судах».

И, наконец, следует упомянуть еще об одной, часто упускаемой из виду проблеме. Она заключается в трудности понимания смысла слов тысячелетней давности, будь то слово из древнеанглийского, латинского или арабского языка. Значение многих слов в корне изменилось, и мы сегодня не можем с уверенностью определить точный смысл того или иного слова. Так, в эпоху викингов люди бесспорно знали, что означает древнескандинавское слово «конунгр» («король»), в чем заключается смысл этого титула. Для нас же бесспорно лишь то, что оно во всяком случае подразумевало выполнение совершенно других функций, нежели те, которые европейский король выполняет сегодня. Мы знаем мало или почти ничего не знаем о том, каковы были права и обязанности короля в эпоху викингов и сколь далеко простиралась его власть. К тому же, и в самой Скандинавии некоторые слова имели разные значения в зависимости от того или иного региона и меняли его с течением времени на всем трехсотлетнем протяжении эпохи викингов.

В заключение следует отметить, что достоверных письменных источников об эпохе викингов сохранилось немало, однако, в большинстве своем они касаются более позднего периода. И все же на сегодняшний день их обнаружено достаточно для того, чтобы можно было представить себе контуры событий и культуру того времени. Эти источники дают нам сведения о знаменитых личностях, равно как и об их деятельности. Кроме того, до нас дошли некоторые зафиксированные впечатления современников той эпохи. Следует к тому же отметить, что письменные источники больше не являются единственными свидетельствами эпохи викингов. В нашем распоряжении имеются и другие группы источников, которые дополняют и корректируют наши знания, и могут дать представление о других, новых сторонах этого периода.