Географические названия

Многие географические названия, возникшие в эпоху викингов, существуют и поныне, как в Скандинавии, так и на местах викингских поселений повсюду в мире.

Типы названий, распространенных на родине викингов, можно установить частично при помощи лингвистического анализа формы и содержания слова, а частично на основе определения статуса и места викингских поселений, носящих разные названия. Наконец, можно провести сравнительный анализ географических названий в Скандинавии и в местах викингских колоний. Во многих районах, после завоевания их викингами и создания там поселений норманнов, рождались новые географические названия. К ним относится, например, название Стирсбю в Северной Англии, где первая часть слова «Стир» происходит от скандинавского имени «Стюрр», а окончание «бю» также характерно для языков Скандинавии. Или, скажем, «Токевиль» в Нормандии, которое состоит из двух частей — скандинавского имени «Токе» и французского окончания «виль». Мы можем даже с известной долей достоверности определить по названию местности, кто преимущественно находился в этом поселении — датчане или норвежцы.

По названию местности мы также можем представить себе характер поселения. Что касается Скандинавии, то мы получили возможность установить, как распространялись поселения на этой территории. Вдобавок названия поселений дают нам сведения о традициях, в соответствии с которыми давались эти названия (это касается как имен собственных, так и названий, связанных с географическими особенностями местности). Они также помогают нам уяснить особенности языка того времени. До некоторой степени географические названия могут пролить свет и на религиозную ситуацию. Так, географические названия, связанные с именем Одина (например, Оденсе), свидетельствуют о поклонении этому главному языческому божеству, а, сравнивая географические названия, соотнесенные с именем того или иного бога, мы можем представить себе, какова была популярность этих дохристианских богов в разных регионах Скандинавии.

Что же касается колоний викингов за рубежом, то здесь характер и количество скандинавских или наполовину скандинавских географических названий в значительной мере обусловлены тем, много ли поселенцев населяло эту иноземную колонию, каков был здесь их статус и какое влияние оказал их язык на диалект местных жителей. Последнее, в свою очередь, зависело от того, насколько близки были языки скандинавов и местных жителей, а также от того, каков был характер поселения норманнов — шла ли речь о мирном сосуществовании с местным населением или о полном его порабощении.

Так, например, датский и английский языки достаточно близки. Вдобавок скандинавы и англичане очень скоро научились мирно сосуществовать на английской земле, в результате чего здесь возник своеобразный смешанный язык. С другой стороны, шведский и славянский языки относятся к совершенно различным языковым группам, и, следовательно, на русской территории такой смешанный язык возникнуть не мог. Скандинавские поселенцы были поставлены перед выбором, и в конце концов они оказались вынужденными освоить местный язык, в котором, правда, появились некоторые скандинавские заимствования. Так, в частности, скандинавское название было дано одному из Днепровских порогов, который многим приходилось миновать на пути в Византию.

На Оркнейских и Шетландских островах развитие пошло по иному пути. Здесь местный язык был полностью вытеснен скандинавским, вследствие чего возник своеобразный диалект под названием «Норн». Он просуществовал почти до нашего времени. Можно сказать, что географические названия здесь по преимуществу скандинавские, хотя часть из них, разумеется, возникла гораздо позднее эпохи викингов. Равным образом далеко не все географические названия в Англии возникли сразу же после завоевания этой страны викингами в 800-х годах. Многие из них, особенно те, которые представляли собой скандинавские заимствования для обозначения ландшафта, например, такие, как «бек» (ручей), или «фьель», «бьерг» (гора), могли возникнуть гораздо позднее.