Археологические находки

Самые крупные достижения последних лет в понимании эпохи викингов связаны с археологическими находками и изучением их представителями различных отраслей науки. Результаты археологических изысканий — плод многолетнего интенсивного труда ученых разных стран. Активное изучение эпохи викингов связано со всеобщим интересом к этой теме. Нередко археологические находки и результаты исследований, ставшие достоянием гласности, причем в популярной форме, в свою очередь вызывают к жизни целый ряд новых вопросов.

В том случае, когда новые находки доходят до нас в хорошей сохранности, они могут рассказать многое даже человеку, не обладающему специальной подготовкой. Например, если глиняный горшок сохранился в целости, он может дать представление о форме и материале, из которого он сделан. Но если на территории Скандинавии обнаружен только обломок глиняного горшка, то лишь специальные знания о керамике того периода помогут установить, например, что изделие было импортировано из Англии. Точно так же серебряный браслет свидетельствует о моде и эстетике того времени и об уровне достатка людей той эпохи. На основании изучения большого количества серебряных браслетов специалисты сделали вывод, что вес каждого браслета соответствует единице или нескольким единицам системы весов, принятой на Востоке.

Вместе с тем, случаи, когда предмет или строение доходят до наших дней в целости и без изъянов, довольно редки. Большая их часть престает перед нами в виде фрагментов и даже «теней» или отпечатков. От ларца может сохраниться лишь ручка, от моста — нижние части несущих опор, а от дома — всего лишь отпечатки на почве полностью сгнивших опор. В некоторых случаях предмет может сохраниться полностью, но материал, из которого он изготовлен, претерпел за столетия такие изменения, что вещь почти утратила свой первоначальный вид. Это, в частности, относится к некоторым изделиям из железа и почти ко всем изделиям из дерева. Такие вещи приходится подвергать специальной обработке для того, чтобы их полностью не разрушила ржавчина или чтобы они не были разрушены как-нибудь иначе.

Для того, чтобы получить достаточно полное представление о том, как выглядели вещи или сооружения первоначально, как они функционировали, какова была техника их изготовления, часто бывает необходимо воссоздать их модель, реконструировать их, причем лучше всего — в натуральную величину и из подлинных материалов, с применением той же техники. Эта экспериментальная археология, воссоздавая корабли и дома, выполняет наряду с научными функциями также задачи популяризации.

В противоположность другим группам источников, число археологических находок непрерывно растет. Можно сказать, что оно множится с каждым днем. Такие находки могут иметь большее или меньшее значение, но время от времени среди них появляются столь сенсационные, что, благодаря им, в корне меняются некоторые традиционные представления. Так было, например, после обнаружения «круглых» крепостей в 30-50-е годы или поразительно богатых находок, восходящих к эпохе викингов в Дублине и Йорке при раскопках 1960-80-х годов.

Вместе с тем, если не считать погребальных даров, положенных в захоронения вместе с умершим, и зарытых в эпоху викингов богатых кладов, большинство обнаруженных предметов представляет собой негодные вещи и отбросы, а на основании таких находок трудно бывает воссоздать картину, скажем, состояния художественных ремесел в том или ином городе. Затруднения встречаются также при сравнении и обобщении материалов, происходящих из разных регионов. Местные условия и время часто накладывают свой отпечаток на характер того, что может быть найдено. Так, например, существуют различия между тем, что клали в погребение вместе с умершим в языческий период и во времена христианства. Кроме того, изучение захоронений в различных регионах проводилось с неодинаковой интенсивностью. Само обнаружение захоронений и степень их сохранности определяются случаем. Впрочем, подобные проблемы возникают всегда при археологических раскопках.

Успехи археологических изысканий последних лет в значительной мере объясняются систематическими исследованиями в отдельных областях, такими, как, например, анализ значения железа в экономике, роли и характера торгового центра Хедебю, изучение монет и других средств оплаты при торговых операциях, исследование поселений скандинавов и саамов на севере Скандинавии, изучение кораблей. Не последнюю роль сыграла также новая методика археологических изысканий и новые технологии естественно-научных анализов. Все это дало возможность ответить на многие, вновь возникающие вопросы.

Говоря о методике археологических раскопок, мы, в первую очередь, имеем в виду использование машин и механизмов, что позволило быстрее и с меньшими затратами вскрывать обширные площади. Именно благодаря этому, появилась возможность полностью раскопать в Дании одно из поселений викингского периода. Речь идет о поселении Ворбассе в средней Ютландии. Прежде, когда основными орудиями труда при раскопках являлись лишь лопаты и человеческие руки, можно было получить данные не более, чем об одном или двух домах. Последнее новшество — подводная археология. Теперь, благодаря усилиям ныряльщиков, водолазов и подводников, появилась возможность исследовать предметы на значительной глубине. Что касается мелководных участков, то там стало возможным производить традиционные раскопки, после возведения вокруг них заградительных сооружений с последующей откачкой воды. Этот метод применялся, в частности, при исследованиях гавани в Хедебю. Из-за влажности земляных пластов здесь возникали необычайно благоприятные условия для сохранности предметов, благодаря чему были обнаружены доселе неизвестные археологам вещи, такие, как фрагменты одежды.

К числу технических и естественно-научных анализов относится, в частности, определение твердости лезвий топоров и ножей, что помогает получить представление о качестве и эффективности этих орудий. Прежде исследователям приходилось довольствоваться лишь констатацией их формы. Изучения жуков, насекомых, паразитов и остатков растений, обнаруженных внутри домов и вокруг них, дают сведения о гигиене и физических условиях жизни их обитателей, а зоологические и ботанические анализы остатков костей и растений могут многое прояснить касательно наших представлений о том, как люди жили и чем питались. Важные результаты дает изучение природных условий и ландшафта. Так, в обширном приморском районе Средней Швеции, там, где был расположен город Бирка, со времен эпохи викингов уровень суши поднялся примерно на 5 метров. Это имеет решающее значение при определении способов передвижения людей и условий их быта в ту эпоху.

Существенный сдвиг произошел и в естественно-научных методиках датирования, в основном, благодаря дендрохронологии, которая выработала метод датировки археологических остатков, основанный на анализе годичных колец древесины. Путем измерения ширины годовых колец на спиле бревна и сравнения его с шириной годовых колец на спиле бревна, возраст которого известен, можно с точностью установить год порубки первого дерева, при условии, если внешнее годовое кольцо не срезано или не нарушено каким-либо иным образом и если принимаются во внимание другие факторы, такие, как, например, порода дерева и условия его произрастания.

Метод этот используется при исследовании многих викингских регионов и уже дал поистине эпохальные результаты. Неизвестные сооружения, в частности, остатки деревенского частокола, с помощью этого метода, могут быть датированы с точностью до года. Если соотнести их с другими сооружениями соответствующего возраста, имеющимися на обширной территории, появляется возможность сделать вывод о политической ситуации данного региона, подкрепив сведениями из письменных источников. Это касается, например, пограничного защитного вала Даневирке, возраст которого теперь определяется 968 годом. Из письменных источников мы знаем, что это был период царствования короля Харальда Синезубого, и именно в эти годы возник политический кризис в его отношениях с королевством германцев. Обе группы источников дополняют друг друга и дают нам более точное представление о политической ситуации того периода.