Дания

Дания, в сравнении с Норвегией и Швецией, маленькая страна. Ее длина по прямой линии от Скагена на севере до относящейся к периоду викингов южной границы у Эйдера составляет около 375 километров. Дания — страна сугубо равнинная, самая высокая ее точка поднимается на 173 метра над уровнем моря. В эпоху викингов в датское королевство входили Ютландия и острова, а также, как уже упоминалось, области Сконе и Халланд, ныне принадлежащие Швеции. Так же, как и в Швеции, климат в Дании колеблется между морским и континентальным. Дания находится в зоне лиственных лесов, но уже в эпоху викингов население здесь занималось главным образом земледелием, в то время как охота имела второстепенное значение. Как и повсюду в Скандинавии, море у берегов Дании было богато рыбой. А вот запасы доброкачественной древесины отнюдь не были неисчерпаемы. В эпоху викингов интенсивное потребление древесины дуба привело к оскудению лесных массивов.

Во времена викингов Дания, как и теперь, являлась воротами Скандинавии, а соседями ее были саксы, фризы и славяне. Связи по суше осуществлялись через Ютландию. Благодаря местоположению Дании, ее политические и культурные связи с южными соседями были гораздо интенсивнее, чем связи Норвегии и Швеции, и европейские влияния проникали в нее именно с юга. Что касается морских связей, то Дания, с одной стороны, являлась воротами в Балтийское море, а с другой, — у нее был выход к Западной Европе и к Британским островам.

Обширные просторы и природное разнообразие Скандинавии обуславливали различия в средствах добычи пропитания, а также многих других условий. Вследствие этого развитие каждого из регионов шло своим особым путем. Так, в частности, в разных местах не всегда поклонялись одним и тем же богам, погребальные ритуалы были неодинаковы, и вещи при захоронении клали в могилу умершего различные. Можно также сомневаться в том, что законодательные акты, о которых мы читаем в надписях на рунических камнях, находящихся в Средней Швеции, действовали в Дании или в Западной Норвегии. Различия между тремя скандинавскими странами могли усугубляться еще и тем обстоятельством, что они в культурном и военно-политическом отношении были, так сказать, ориентированы в разных направлениях.

И все же Скандинавия, несмотря на многие различия, в значительной степени являлась обособленным культурным регионом, что можно объяснить, главным образом, ее географическим положением и природными богатствами. Скандинавия была самым северным регионом Западной Европы, и народы, жившие еще севернее или восточнее, не оказывали на нее существенного влияния. Отсюда было одинаково далеко до политических и культурных центров, находившихся на юге. Следует учитывать также то обстоятельство, что Скандинавия почти полностью окружена водой. С запада ее омывают Атлантический океан и Северное море, с востока — Балтийское море с Ботническим заливом. Добраться до самых крупных населенных областей легко было морем на кораблях. Можно было также плыть вдоль западного побережья Норвегии, которое, как уже говорилось, ограждено от океана барьером из островов и шхер. Таким образом, в судоходные сезоны можно было без особого труда осуществлять связь с дальними регионами с помощью судов, обладавших отличными мореходными качествами. В зимние периоды сообщение с помощью саней по установившемуся ледовому и снежному покрову оказывалось еще более легким. Была также возможность пересечь скандинавский полуостров, держа путь через обширные долины.

В целом Скандинавия обладает почти всеми наиболее важными природными ресурсами, что способствовало сближению ее с другими народами. Оживленный обмен товарами осуществлялся с самыми дальними регионами. Кроме того, сохранились многочисленные данные о политических и военных контактах, как мирных, так и враждебных. Языки в Скандинавии обладали большим сходством, и это давало возможность ее народам понять религию, обряды, архитектуру друг друга, хотя, разумеется, у каждого региона были свои особенности. Характерным для Скандинавии являлось также то, что предметы быта, украшения, моды на женские одежды, письменность и поэзия, орнаментика, декор и многое другое были общими для одного и того же социального слоя населения. Представитель знати, наверняка, легко мог отличить, скажем, торговца из Бирки от его сотоварищей, прибывших, допустим, из Западной Норвегии или Хедебю. Вместе с тем, скандинавы с легкостью понимали язык друг друга. Одинаковыми были у них и культура, и образ жизни. Для народов Европейского континента различия между скандинавами были неощутимы, и вплоть до второй половины 900-х годов или даже позднее они воспринимались как единое целое. Все они были для европейцев просто язычниками или дикарями с Севера.