Развитие городов

Викинги сыграли большую роль в развитии городов в Англии — как прямо, так и косвенно. Многие укрепления, которые король Альфред и его потомки возвели именно для борьбы с викингами, преобразовались в города, поскольку к ним перешли многие функции центра, а в некоторых крепостях они уже существовали. Так, например, церкви и королевская резиденция уже существовали в старом римском городе Уинчестере, где затем были обновлены крепостные стены и создана новая городская планировка.

Почти все «бурги» викингов также переросли в города, и их было гораздо больше, чем упоминавшаяся выше пятерка. В частности, так возникли Кембридж, Бедфорд и Нортгемптон. В большинстве из этих населенных пунктов уже существовали функции центров, то есть, в частности, там был главный церковный храм или резиденция правителя, и многие из этих поселений, возможно, стали городами лишь тогда, когда власть перешла в руки англичан. Но раскопки показали, что важные городские структуры, входившие в «область датского права», Линкольн и Йорк, возникли в период присутствия там викингов. Город Линкольн стал особенно активно развиваться незадолго до 900 года или около этого времени. Тогда же появилась новая сеть городских улиц и новые поселения внутри старых городских стен. Активизировались торговые связи со всей Англией, с Рейнской областью и даже с более отдаленными регионами. Многие названия улиц имели типично скандинавское окончание «гате» (улица), например, Флаксенгате. Этот фактор, а также некоторые детали городской планировки явно свидетельствуют о скандинавском прошлом этого региона.

Город Йорк был основан римлянами, и многочисленные каменные строения и стены превратились в руины после того, как римляне ушли из Англии в 400-х годах. Но здесь вскоре возникла королевская резиденция англосаксов, а после того, как король Нортумбрии в 600-е годы принял христианство, здесь были построены церкви. Тем не менее, римская планировка и укрепления, а также военный лагерь римлян налагают свой отпечаток на структуру города и поныне. К тому времени, когда викинги завоевали Йорк в 866 году, он уже давно был процветающим торговым центром, но развивался он за пределами римских стен, к юго-востоку, на другом берегу реки Фосс.

После завоевания викингами этого города, который они называли «Йорвик» вместо англосаксонского наименования «Эофорвик», торговое поселение вновь переместилось на мыс, к месту слияния рек Уз и Фосс. Это место было защищено отчасти реками, а отчасти старыми крепостными стенами. Они теперь были отреставрированы, а старая планировка была приспособлена к новым требованиям. Так же, как и в Линкольне, многие улицы теперь получили названия со скандинавским окончанием «гате». В особенности раскопки на улице Коппергате («улица Медников») дают представление о развитии, жизни и культуре Йорка в эпоху викингов, которые носили явно скандинавский отпечаток. По сути дела, речь идет не о чисто скандинавских, но об англо-скандинавских чертах, подобно тому, как в Дублине отмечены черты ирландско-скандинавские.

После ухода римлян район улицы Медников был заброшен, но с появлением здесь скандинавов он снова ожил. Около 935 года он был нарезан длинными, узкими и типично городскими парцеллами, разделенными плетнями. Дома были построены из дерева, оплетенного вокруг основы из столбов. Древняя улица, вероятно, находилась под современной улицей Медников, и потому ее обследовать невозможно. Средняя ширина домов была приблизительно 4 метра, а длина свыше 6, 8 метров. Граница между отдельными парцеллами сохранилась до наших дней. В обнаруженных при раскопках дворовых участках производились разного рода работы по металлу — со свинцом или железом, бронзой, серебром и золотом.

Изготовлялось множество предметов повседневного употребления, например, ножи и украшения. Были найдены отходы металла, которые образуются при чеканке монет, и свинцовые оттиски от пробных болванок. Здесь, на улице Медников, либо чеканились монеты, либо мастера делали штампы и пробные образцы, которые затем отдавались в чеканку.

Год 954, когда был побежден последний скандинавский король, не был отмечен ничем особенным. Ничто не предвещало, что этот год будет рубежом для владычества норманнов. Соотношение сил менялось прежде часто и много раз, и единство Англии уже давно стало свершившимся фактом. Йорк все еще находился под сильным скандинавским влиянием. Около 975 года на улице Медников появились новые типы домов. У них были бревенчатые стены, а в двух случаях были обнаружены еще строения, находившиеся позади домов на расстоянии нескольких метров. Находки показывают, что здесь были мастерские, а дома перед ними были жилые. (Часть их находилась за пределами раскопа.) Имелись также дома, которые функционировали как торговые лавки. Ремесленники постепенно освоили столярное дело, изготовление изделий из янтаря, а также изготовление медных сосудов, что, возможно, и дало улице название.

Раскопки улицы Медников также явно свидетельствуют о том, что здесь велась торговля, как местная, так и иноземная. Кроме товаров английского производства здесь были найдены предметы из Скандинавии, Ирландии и Шотландии и из многих мест. Византия представлена шелком, а Средний Восток (Красное море и Аденский залив) — раковинами «фарфоровой» улитки каури, которые использовались в древности у народов Азии и Африки в качестве так называемых раковинных денег и для изготовления украшений. Йорк был центром международной торговли, где, кроме собственной ремесленной продукции, продавались предметы роскоши из стран всего мира, а также, несомненно, многие товары из окрестных регионов.

Существование на этой улице было далеко не комфортным. У местных жителей встречались вши и блохи, а исследования отхожих мест показали, что почти у всех обитателей имелись глисты. Ремесленники жили жизнью, обычной для городов того времени, но, с точки зрения современного человека, их жизнь была нелегкой. Высшие классы, о которых можно прочесть в письменных источниках, в частности, Халфдан, короли Дублина, Эрик из Норвегии и последующие ярлы и их семьи и приближенные, вероятно, жили гораздо лучше. Местопребывание знати еще не было найдено при раскопках, но городские названия говорят о том, что скандинавские короли жили у восточных ворот римского форта, неподалеку от улицы Медников, а позднее обитали сразу же за пределами западной стены. Позднее резиденции правителей, вероятно, находились здесь, и именно здесь ярл Сигвард, умерший в 1055 году, повелел построить церковь Святого Олава.

Интерес, который скандинавские короли-викинги проявляли к торговле, подтверждается тем, что они чеканили монеты. Так, например, Гудрум из Восточной Англии за короткое время своего правления с 880 по 890-е годы успел наладить чеканку монет. Незадолго до 900 года монеты чеканились в районе Фемборга и в Йорке, а с первой половины 900-х годов многие монеты, особенно из Йорка, имели своеобразные изображения мечей, знамен, птиц, молота Тора и так далее.

Такой город, как Йорк, который в 1066 году предположительно насчитывал свыше 10 тысяч жителей, разумеется, испытывал потребность в доставке потребительских товаров и сырья для работы ремесленников. С другой стороны, население страны и знать были в состоянии приобретать профессионально изготовленные товары и предметы роскоши. Нам мало что известно о том, как здесь жили скандинавские пришельцы, поскольку, неизвестно, кто жил в нескольких усадьбах эпохи викингов, найденных при раскопках в Йоркшире, — скандинавы или англосаксы. Речь идет об усадьбах Уоррам, Перси, Рибблехэд и Сими Фолдз.