Сто лет скандинавского правления

Почти в течение ста лет расстановка сил в Англии определялась скандинавами. Свен, Кнуд и Хардекнуд были английскими королями. Многие другие скандинавы также участвовали в управлении страной, многие служили в королевских флотилиях. На этом отрезке времени реальное вторжение в Англию успеха не имело. Вместе с тем, появление новой правящей верхушки из числа норманнов наложило известный отпечаток на искусство и культуру Англии, особенно в южных ее областях, где обреталось большинство выходцев из Скандинавии.

Знаменитые скальды прославили в своих стихах Кнуда Великого, и, в частности, упоминавшийся выше исландец Оттар помимо этого сочинил также песнь в честь Олава Святого, короля Норвегии, и Олафа Шетконунга, короля Швеции. Скандинавский вкус явно прослеживается в орнаментальном искусстве и на предметах, производившихся в Англии. В период, когда в Англии и Дании были общие короли, господствующим являлся стиль Рингерике, который сам возник под влиянием английского искусства, и потому был близок вкусу англичан и не представлял особых трудностей для английских мастеров. Один из превосходных примеров этого стиля можно видеть на камне, находящемся на кладбище при главной церкви Лондона, соборе Святого Павла.

В Уинчестере и во многих других местах Южной Англии были найдены предметы, орнаментированные в стиле Рингерике. Этот стиль был очень распространен, и в некоторых случаях его можно видеть в оформлении церковных книг. Стиль Урнес, который к середине 1000-х годов сменил в Скандинавии стиль Рингерике, также представлен в Англии. Его, в частности, можно наблюдать в каменной резьбе храмов, таких, как Йевингтонский собор в Эссексе, Саузвелл Минстер в Ноттингемшире и собор Норвич в Восточной Англии. Прослеживается этот стиль также на различных металлических изделиях и, в частности, на епископском посохе из Дюрхэма. Пристрастие к викингским стилям сохранялось до 1100-х годов, но стили Рингерике и Урнес так и не стали преобладать в английском искусстве или оказывать на него влияние, как это происходило с более древними скандинавскими стилями за сто лет до этого в Северной Англии.

Для Скандинавии этот период в истории Англии имел колоссальное значение. Все события были более тесно связаны со Скандинавией, чем викингские походы 800-х годов, и в них участвовали выходцы из всех скандинавских стран. Те, кто выжил в сражениях, получили свою долю от огромных сумм серебра, выплачивавшихся англичанами в качестве «данегельд» и «воинских пошлин» до 1051 года, а также от грабежей, имевших место в 991 — 1016-е годы, хотя львиную долю, само собою, получили предводители викингов. Были выплачены миллионы монет. Сегодня обнаружена лишь часть этих богатств, но и она производит впечатление. Свыше 40 000 английских монет было найдено в Скандинавии, и число находок постоянно растет. Около 3 300 было найдено в Норвегии, 5 300 — в Дании и 34 000 — в Швеции, но соотношение их численности наверняка обусловлено экономическими системами в разных районах, а вовсе не числом участников походов в Англию из этих стран и не размерами их доходов. Нет ничего удивительного в том, что английские монеты еще долгое время после 995 года служили образцом при чеканке скандинавских монет.

Помимо монет в Скандинавии были найдены и многие другие предметы английского происхождения. Впрочем, не исключено, что кое-какие из этих вещей могли оказаться здесь в результате торговых связей. Так, один из английских письменных источников, относящихся к 1000 году, указывает, что Йорк был богатым городом, поскольку большие богатства привозились сюда купцами, которые прибывали отовсюду и, в особенности, из Дании.

Влияние английской церкви было значительным, особенно в Норвегии и Дании. Английские духовные лица занимали церковные должности в этих странах. Популярностью пользовались английские святые, и в скандинавском языке имеются многочисленные заимствования английских церковных терминов. Английское влияние прослеживается в древней норвежской каменной архитектуре, несомненно, привнесенное представителями высших классов, которые полжизни провели в Англии. Во времена правления Кнуда Великого Англия, Норвегия и Дания во многих отношениях представляли собой единый культурный регион, и те, кто задавал тон в культуре, ездили из страны в страну в сопровождении большой свиты. События, связанные с Англией, более, чем когда бы то ни было, способствовали вовлечению Скандинавии в международный исторический процесс.