«Fupark» - поздний рунический алфавит

Примерно с началом эпохи викингов в скандинавской письменности происходят коренные изменения, и число рун сокращается до 16 знаков. При этом претерпевает изменения и графика некоторых рун. Они упрощаются, и теперь становится легче наносить эти руны на различные поверхности. Но, с другой стороны, чтение их усложняется, поскольку многие знаки имеют теперь несколько значений, так как один и тот же знак должен сочетать в себе несколько звуков. Так, например, руна «и» одновременно обозначает звуки; «у, о, и, э, в». Руна «к» может читаться, как: «к, г, нк, нг». В то же время была разработана система особых знаков для разделения друг от друга слов и целых фраз. Сегодня многие рунические надписи прочесть затруднительно или даже невозможно. Рунический алфавит приводится на рисунке.

Этот более поздний рунический алфавит называется «fupark» — по первым шести знакам. Он имеется в двух вариантах. Это «нормальные» (или датские) руны и, так называемые, «короткосучковые», или шведско-норвежские руны. Последний вариант отличается тем, что некоторые знаки имеют меньше ответвлений на прямых линиях. Иногда, если «ветки» вырезаны на дереве, они могут представлять собою лишь короткое углубление, сделанное кончиком ножа, а несколько знаков представляют собою лишь часть нормальных рун.

По мнению некоторых исследователей, эти два варианта позднего рунического алфавита являются его локальными разновидностями. Но после обнаружения большого количества образцов этого алфавита стало ясно, что оба варианта одновременно использовались в разных регионах, но при этом «нормальные» руны преимущественно (хотя и не исключительно) применялись для воспроизведения торжественных надписей на памятных камнях, в то время как «коротковетвистые» руны, легче поддающиеся написанию, были предпочтительны в среде торговцев, а также в повседневной жизни.

Причина, обусловившая появление нового рунического алфавита из 16 знаков, нам неизвестна, однако часто высказывается предположение, что подобное коренное изменение системы письменности могло быть лишь результатом насаждения его сверху, но никак не результатом «естественного развития». Как бы то ни было, это изменение совпало с периодом многих других глубоких преобразований в обществе, исходивших также от центральной власти.