Свободные люди

Основу общества составляли свободные люди. Это была большая и разнообразная группа, в которую помимо знати входили также бонды, крупные землевладельцы, арендаторы, охотники, сельскохозяйственные и другие наемные работники, некоторые группы ремесленников. К этой же категории свободных людей можно причислить торговцев и наемных воинов. Свободные люди имели право быть выслушанными на народном собрании — тинге, носить оружие и находиться под защитой закона. Однако на деле понятие свободы, скорее всего, было обусловлено благосостоянием. Были, вероятно, и другие различия в статусе свободного человека, которые зависели от его родовитости и богатства, от формы землепользования (то есть от того, были ли его земельные владения наследственными), а также от его должности на службе у короля. Судя по всему, подобные различия, в частности, давали себя знать в неодинаковых размерах штрафов, которые выплачивались виновной стороной в случае нанесения увечья или убийства жертве или ее родичам. У каждого человека была своя цена. Общественный статус личности также определял, разумеется, его роль и влияние при решении вопросов общественного характера.

Большая часть свободных людей была занята в сельском хозяйстве, которое, пожалуй, почти повсеместно являлось основным источником пропитания. Многие владели собственной усадьбой, и большинство усадеб управлялось самим владельцем. Однако были и владельцы обширных земельных угодий, разделенных на усадьбы, которые сдавались в аренду. Одним из таких землевладельцев был Ярлабанке, живший во второй половине 1000-х годов и еще при жизни позаботившийся о своей посмертной славе. Он воздвиг в честь самого себя множество памятных камней в Упланде, шесть из которых сохранились до наших дней. Надписи на этих камнях, в частности, сообщают, что Ярлабанке владеет землями в Тэбю и по всей округе и что он построил мост и оборудовал площадь для тинга.

Земля давала статус и вселяла чувство веры в себя. Многие рунические камни в других местах также повествуют о людях, сосредоточивших в своих руках большие богатства. Основу могущества королевских родов и знати в значительной мере составляли обширные земельные угодья, которыми они владели. В надписях на рунических камнях встречаются упоминания и об арендаторах. Географические названия и археологические находки говорят о том, что богатства и усадьбы были неодинаковы по своим размерам. К тому же и внутри самой сельской общины ситуация могла кардинально изменяться. Это можно, в частности, наблюдать на примере поселения Ворбассе в Ютландии. Прежде сельское общество в эпоху викингов рассматривалось как демократическое и статичное, но, как показывают новейшие исследования, ни то, ни другое не соответствует действительности.

Вероятно, для тех, кто решался покинуть родные места, существовало много возможностей изменить свой социальный статус. Добыть богатство на стороне можно было по-разному. Например, посредством морского разбоя и викингских походов в дальние страны. Можно было также наняться в услужение к королю или хевдингу, заняться торговлей, переселиться в колонии, чтобы возделывать там землю. В эти столетия, отмеченные существованием викингов, огромные богатства стекались в Скандинавию и с востока, и с запада и нередко переходили из рук в руки. Многие разбогатели в этот период, и это наложило свой отпечаток на отношение скандинавов к золоту и серебру. Уважение к богатствам и к выдающимся подвигам было здесь необычайно велико. Добытое богатство и слава влекли за собой приобретение земельных угодий и нового общественного статуса.

Поскольку обычай воздвигать памятные рунические камни был особенно распространен в Средней Швеции 1000-х годов, то именно здесь в значительной степени отражена картина заморских походов. Но это касается и многих других районов Скандинавии. Надписи на рунических камнях упоминают о заморских походах почти во все уголки известного в ту пору мира, хотя все же больше всего упоминаний о походах на Запад. В них неоднократно повествуется о том богатстве, которое было добыто в дальних походах или которое там попытались добыть. Многочисленные рунические камни в Упланде были воздвигнуты сословием богатых бондов, которых шведский историк Эрик Леннрот называет «разбогатевшими бондами-бахвалами». В противоположность древней аристократии, представителей которой погребали в родовых курганах, с кораблями, с богатым снаряжением (например, в Венделе, Вальсгерде и Туне), новоявленные богачи ощущали потребность похвалиться своим богатством и славой с помощью надписей на воздвигнутых ими памятных камнях. В противоположность представителям старой аристократии эти «бонды-бахвалы» были христианами, так же как и король, и в связи с этим весьма убедительной является гипотеза о том, что король, рассчитывая укрепить свою власть, опирался именно на этих амбициозных, новоявленных богачей. Взамен «бонды-бахвалы» получали возможность проникнуть в аппарат королевской власти и получить особые привилегии.