Остатки материнского права в нравах разных народов

В теснейшей связи с исчезнувшим материнским правом стояли известные обычаи, которые современные писатели в полнейшем непонимании их значения называют «проституцией». Так, в Вавилоне существовала религиозная обязанность возмужавшей девственницы явиться в храм Милитты для принесения в жертву своей девственности, отдаваясь какому-либо мужчине. То же самое происходило в Серапемуме Мемфиса, в честь богини Анаитис в Армении, на Кипре, в Тирии и Сидонии в честь Астарты или Афродиты. На подобных обычаях основывались египетские празднества Изиды. Эта жертва девственностью должна была служить перед богиней искуплением за исключительную принадлежность одному мужчине в браке, «ибо не для того, чтобы поблекнуть в объятиях одного, природа наградила женщину всеми прелестями, которые были в ее распоряжении. Закон материи отвергает всякое ограничение, ненавидит все оковы и всякую исключительность рассматривает как посягательство на свою божественность».[45] Дальнейшее благоволение богини должно было быть куплено этою жертвою девственности.

Согласно со старым воззрением либийские девушки, отдаваясь, приобретали приданое. По материнскому праву они были до замужества свободны в половом отношении, и мужчины находили в этом так мало отталкивающего, что предпочитали брать в жены ту, на которую был больше всего спрос. То же самое происходило во времена Геродота у фракийцев: «Они не охраняют девушек, но предоставляют им полную свободу жить с кем угодно. Напротив, женщин они охраняют очень строго; они покупают их у родителей за большое имущество». Знамениты были гиеродулы в коринфском храме Афродиты, где было собрано более тысячи девушек; это был притягательный пункт для греческих мужчин. И о дочери фараона Хиобее в Египте сага рассказывает, что она на средства, приобретенные продажей своих ласк, велела построить пирамиду.

Подобные условия встречаются еще и ныне на Марианских, Филиппинских и Полинезийских островах, а по Войцу, и у различных африканских племен. Другой обычай, существовавший до позднейших времен на Балеарских островах и являвшийся выражением права всех мужчин на женщину, состоял в том, что в брачную ночь к невесте допускались родные по крови мужчины в возрастном порядке и только под конец допускался жених. Этот обычай изменился у других народов в том отношении, что этим преимущественным правом у невесты пользуются священники или главы племени (цари) как представители мужчин племени… Так, на Малабаре каймары нанимают потамара (священника) для лишения своих жен девственности. Первосвященник (намбури) обязан оказывать эту услугу королю (заморин) при его свадьбе, и король платит ему 50 золотых.[46] В Индокитае и на различных островах Великого океана эту службу выполняют то священники, то главы племени (цари).[47] То же в Сенегамбии, где высший глава племени в качестве служебной обязанности лишает девушек их девственности и получает за это подарок. У других народов лишение девственности, иногда даже девочки в возрасте нескольких месяцев, совершается устроенным для этой цели идолом. Следует также предполагать, что jus primae noctis (право первой ночи), применявшееся у нас в Германии и вообще в Европе до конца средних веков, обязано своим происхождением подобной же традиции. Помещик, считавший себя повелителем своих подчиненных и крепостных, осуществлял перешедшее к нему право главы племени. Более подробно об этом после.

Отзвуком материнского права является далее своеобразный обычай южноафриканских племен, сохранившийся, видимо, и у басков, как народа с древними нравами и обычаями; он состоит в том, что вместо роженицы в постель ложится муж, корчится, как роженица, и заставляет жену ухаживать за собой. Этот обычай означает, что отец признает новорожденного своим ребенком. Этот обычай, видимо, существует также у различных горных племен Китая и недавно еще встречался на Корсике.

В правительственном докладе, предложенном рейхстагу (сессия 1894–1895 годов) относительно германских колоний, на стр. 239 имеется следующее место о южноафриканской области: «Без совета с старейшими и богатейшими не может он (родоначальник в деревне Гереро) принимать ни малейшего решения и отпускать не только мужчин, но довольно часто и женщин и даже слуг». А в отчете о Маршальских островах говорится на стр. 254: «Власть управления над всеми Маршальскими островами никогда не находилась в руках отдельных предводителей. Однако так как в этом классе (ироди) не осталось ни одного члена женского пола, а только мать может дать ребенку и ранг и благородство, то ироди вымирают вместе с предводителями. Все изложение данного отчета показывает, насколько чужды его авторам описываемые ими отношения, в которых они не могут разобраться.[48]

Доктор Генрих Ф. Влислокки, который несколько лет жил среди зибенбургских цыган и даже был усыновлен одним из их племен, рассказывает,[49] что из четырех цыганских племен, среди которых он жил, сохранивших в то время еще древнюю организацию, в двух — Ашани и Чале — господствовало еще наследование по матери. Если бродячий цыган женится, то вступает в род своей жены, ведущей весь дом в цыганской семье. Наличное имущество есть собственность жены, а значит, ее рода; муж — человек чуждый. А по праву наследования по матери и дети остаются в ее роде. Даже в современной Германии встречается еще материнское право. Так, во втором листе «Вестдейчен Рундшау» от 10 июня 1902 года рассказывается, что в общине Гальтерн (Вестфалия) при наследований имущества граждан действует еще материнское право Гента. Дети наследовали после матери. До сих пор тщетно старались отменить этот «старый парик».

Как мало существующее теперь единобрачие похоже на вечное древнейшее учреждение, показывает распространенность брака-купли, умыкания, полигамии и полиандрии.

И в Греции женщина была предметом купли и продажи. Как только она переступала порог дома своего супруга и господина, так она переставала существовать для своей прежней семьи. Символически это выражалось тем, что красиво убранная повозка, в которой ее привозили в дом мужа, сжигалась перед его дверьми.

У остяков в Сибири еще поныне отец продает дочь; он торгуется с посланными жениха из-за цены. Точно так же есть еще у различных африканских племен обычай, существовавший у евреев времен Иакова и состоящий в том, что мужчина, желающий получить девушку, должен поступить на службу к своей будущей теще. Известно, что покупной брак не исчез еще и у нас; в буржуазном обществе он господствует больше, чем когда-либо. Денежный брак, являющийся почти всеобщим обычаем среди наших имущих классов, есть не что иное, как покупной брак. Подарок, который по существующему обычаю жених делает невесте, надо рассматривать как символ приобретения жены в собственность.

Наряду с браком посредством купли существовал брак посредством похищения. Похищение женщин практиковалось не только древними евреями, оно встречается почти у всех народов древности. Самый известный исторический пример — это похищение сабинянок римлянами. Похищение было самым простым способом получить женщин там, где их не хватало или где, как на Востоке, господствовало многоженство. На Востоке, особенно во времена владычества арабов, с VII по XII столетие нашего времени, похищение женщин приняло огромные размеры.

Символически похищение женщин происходит еще и ныне, например у арауканцев в Южном Чили. Пока друзья жениха торгуются с отцом невесты, жених подкрадывается к дому и старается схватить невесту. Схватив, он бросает ее на заранее приготовленную лошадь и скачет с нею к ближайшему лесу. Женщины, мужчины и дети поднимают страшный крик и стараются воспрепятствовать бегству. Но раз жених со своей невестой достиг чащи леса, брак считается заключенным, это и в том случае, если похищение происходит против воли родителей. Подобные обычаи существуют и у австралийских племен.

И у нас обычай свадебных поездок напоминает похищение женщин; невеста похищается из родительского дома. С другой стороны, обмен кольцами напоминает подчиненность женщины и то, что она приковывается к мужчине. Этот обычай появился первоначально в Риме. Невеста в знак того, что она приковывается к мужу, получала от него железное кольцо. Впоследствии это кольцо стали приготовлять из золота и гораздо позднее стали кольцами обмениваться в знак того, что обе стороны считали себя взаимно связанными.

Многоженству (полигамии), которое мы встречали у восточных народов и которое существует у них еще до сих пор, но может применяться на практике только привилегированными и имущими людьми в зависимости от имеющихся в их распоряжении числа женщин и денег на их содержание, — этому многоженству соответствует многомужество (полиандрия). Оно существует главным образом у горных народов в Тибете, у гаррасов на индийско-китайской границе, у байгасов в Годване, у наиров на крайнем юге Индии; оно, по-видимому, существует также у эскимосов и алеутов. Происхождение определяется, само собой разумеется, по матери, дети принадлежат ей. Мужья женщины обыкновенно братья. Если женится старший брат, то остальные братья — точно так же мужья жены, но и жена имеет право брать других мужей. С другой стороны, и мужья имеют право владеть несколькими женами. Каким условиям обязана своим происхождением полиандрия, еще не выяснено, но так как полиандрийские народы живут исключительно либо в высоких горных странах, либо в холодном поясе, то, вероятно, при полиандрии играет роль явление, о котором сообщает Тарновский.[50] Заслуживающие доверия путешественники рассказали Тарновскому, что продолжительное пребывание на значительных высотах понижает половую потребность, которая после возвращения вниз проявляется с новой силой. Это понижение половой активности, думает Тарновский, может служить объяснением сравнительно незначительного прироста населения в горных странах, и, передаваясь по наследству, оно может быть одним из моментов вырождения, проявляющегося в извращении полового чувства.

Продолжительная жизнь в очень высоких или очень холодных местностях обусловливает, конечно, и то, что многомужество не предъявляет к женщине чрезмерных требований. Это влияние сказывается уже в самой природе женщин: так, например, у эскимосских девушек менструация обыкновенно наступает на 19 году, между тем как в жарком климате она появляется уже на девятом или десятом году, а в умеренном — между 14 и 16 годами. Если жаркие страны, как вообще признано, сильно повышают половую потребность, отчего именно в жарких странах главным образом и распространено многоженство, то, с другой стороны, холодные местности, а к ним принадлежат местности горные, должны очень значительно понижать половую потребность. Известно также, что зачатие встречается гораздо реже у женщин, сходящихся с несколькими мужчинами. Поэтому прирост населения при полиандрии слабый, что соответствует трудности добывания средств к существованию, характерной для холодных и горных стран. Этим доказывается, что и в столь чуждом нам состоянии полиандрии на отношениях полов отражается способ производства. Следовало бы еще установить, существует ли у этих народов, живущих в горных и холодных местностях, обычай убивать детей женского пола, как это практикуется, по имеющимся сообщениям, у монгольских племен в горных местностях Китая.