Монашество и проституция

Рим был не только столицей христианства, но, будучи резиденцией папства и верный своему прошлому во времена языческой империи, он представлял из себя новый Вавилон, европейскую высшую школу безнравственности, в которой папский двор занимал первое место. Римская империя при своем разложении оставила христианской Европе все свои пороки. Они культивировались в Италии и оттуда проникли в Германию, благодаря сношениям духовенства с Римом. Неимоверно многочисленное духовенство, состоявшее большею частью из мужчин с повышенными половыми потребностями вследствие бездеятельной и роскошной жизни и вынужденного безбрачия, по необходимости удовлетворяемыми незаконно или противоестественно, вносило безнравственность во все круги общества и сделалось, подобно чуме, опасным для нравственности женщин в городах и деревнях. Мужские и женские монастыри — а число их было легион — нередко отличались от публичных домов только тем, что жизнь в них была еще разнузданнее и развратнее. И многочисленные преступления, в особенности детоубийства, могли там скрываться тем легче, что судьями были люди, которые часто стояли во главе этой испорченности. Нередко крестьяне пытались охранить своих жен и дочерей от посягательств духовенства тем, что они соглашались принимать только такого духовного пастыря, который обязывался взять себе любовницу. И это обстоятельство дало повод одному констанцскому епископу наложить на священников своей епархии налог за любовниц. Этими обстоятельствами объясняется исторически достоверный факт, что, например, в эпоху средних веков, столь благочестивых и нравственных в описаниях наших романтиков, на Констанцском соборе 1414 года присутствовало не менее 1500 распутных женщин.

Такие нравы проявились отнюдь не во время упадка средних веков. Они начались уже очень рано, о чем говорят беспрерывные жалобы и распоряжения властей по этому поводу. Так, еще в 802 году Карл Великий издал распоряжение, в котором говорилось: «Женские монастыри должны быть строго охраняемы, монахини не должны разгуливать, но должны быть укрываемы с величайшим старанием, они не должны жить друг с другом в ссорах и раздорах и ни в коем случае не должны действовать наперекор игуменьям и настоятельницам. Где имеются монастырские правила, там они их должны во всяком случае выполнять. Они не должны предаваться разврату, пьянству, корыстолюбию, но должны жить во всех отношениях правильно и скромно. Мужчина может входить в монастырь лишь для присутствия на церковной службе и затем должен тотчас снова уходить». А распоряжение 869 года гласит: «Если священники содержат нескольких жен или проливают кровь христиан или язычников, или нарушают канонические правила, то они должны быть лишены духовного сана, ибо они хуже светских людей». Тот факт, что в то время священникам запрещалось иметь нескольких жен, говорит о том, что еще в IX веке браки с несколькими женщинами не были редкостью. Действительно, в то время не было законов, запрещавших это.

Даже позже, во времена миннезенгеров,[72] в XII и XIII столетиях, не считалось предосудительным иметь нескольких жен; об этом говорится, например, в стихотворении Альбрехта Иогансдорфа в сборнике «Миннезенгсфрюлинг».[73]

Особенно роковым для нравственных условий этого времени было влияние крестовых походов, которые годами держали вдали от родины десятки тысяч мужчин и познакомили их, особенно в Восточно-Римской империи, с нравами, до тех пор почти неизвестными Западной Европе.

Положение женщин сделалось особенно тяжелым еще и потому, что помимо препятствий, постепенно затрудняющих заключение брака и оседлость, число женщин значительно превышало число мужчин. Причинами этого можно прежде всего считать многочисленные войны, борьбу и распри и полные опасности торговые путешествия того времени. Затем, вследствие неумеренности и пьянства смертность мужчин была больше, что проявлялось особенно во время чумы, к заболеванию которой располагал подобный образ жизни и которая так часто свирепствовала в средние века. Так, в период 1326–1400 годов насчитывалось тридцать два чумных года, с 1400 по 1500 год — сорок один и с 1500 по 1600 год — тридцать.[74]

Толпы женщин слонялись по проезжим дорогам как фокусницы, певицы, комедиантки в обществе странствующих учеников и клириков, наводняя ярмарки и рынки. В войсках ландскнехтов они образовывали особые отряды со своим собственным начальником и соответственно цеховому характеру времени организовывались в цехи, распределяя различные обязанности в соответствии с возрастом и красотой. Под страхом строгого наказания они не должны были никому отдаваться вне этого круга. В лагерях они должны были вместе с погонщиками приносить сено, солому и дрова, засыпать рвы, пруды и ямы, заботиться о чистоте лагеря. При осадах они должны были заполнять сучьями и хворостом рвы, чтобы облегчать штурмы; они помогали выставлять на позицию орудия и должны были помогать их тащить, если они застревали на немощеных дорогах.[75]

Чтобы до некоторой степени ослабить нищету этого бесчисленного множества беспомощных женщин, во многих городах с середины XIII столетия устраивались благотворительные заведения, находившиеся под городским управлением. Женщин помещали в эти заведения и заставляли вести приличную жизнь. Но ни эти заведения, ни многочисленные женские монастыри не были в состоянии вместить всех нуждающихся в помощи.