Безбрачие и частые самоубийства

Между врачами и физиологами очень распространено мнение, что даже неудачный брак лучше безбрачия; об этом говорит и опыт. «Что смертность между женатыми (если вычислять при сравнении смертности на тысячу холостых и тысячу женатых в тридцатилетнем возрасте) меньше, чем между холостыми, твердо установлено, и это явление поразительно. Особенно велико это различие среди мужчин. При некоторых возрастах оно достигает отношения 2 к 1. Замечательной является также высокая смертность рано овдовевших мужчин».[88]

Иные утверждают, что цифровые данные самоубийства особенно повышены вследствие ненормальных половых условий. В общем число самоубийств во всех странах значительно выше у мужчин, чем у женщин; так, например, на тысячу самоубийств женщин приходилось:[89]

В Германии в 1898–1907 годах число самоубийств:

На сто самоубийств мужчин приходилось в 1898 году 26,8 женщин; в 1899 году — 27,2; в 1900 году — 26,8; 1904 — 28,5; 1907 — 31. Но в возрасте между 15 и 30 годами процентное число самоубийц в общем выше у женщин, чем у мужчин. Процентное число самоубийц между 15 и 20 и 21 и 30 годами жизни было в среднем:[90]

В Саксонии на тысячу самоубийц в возрасте между 21 и 30 годами было в среднем:

Более высокое число самоубийств по сравнению со средним числом самоубийств встречается также среди вдовствующих и разведенных. В Саксонии на разведенных мужчин приходится в 7 раз больше, а на разведенных женщин в 3 раза больше самоубийств, чем среднее число самоубийств вообще у мужчин и у женщин. Среди разведенных и вдовствующих мужчин и женщин самоубийства чаще, если у них нет детей. Среди незамужних женщин, толкаемых на самоубийство между 21–30 годами, многие лишают себя жизни вследствие измены или вследствие «ошибочного шага». Статистика показывает, что рост процента внебрачнорожденных соответствует росту числа самоубийц. Среди женщин число самоубийц между 16–21 годом необыкновенно велико, из чего также можно заключить, что здесь большую роль играет неудовлетворенная половая потребность, любовная тоска, тайная беременность или обман со стороны мужчины. Вот что говорит Крафт Эбинг о положении женщин как половых существ:[91] «Одна из важных причин сумасшествия у женщин кроется в их социальном положении. Женщина, по натуре обладающая большей половой потребностью, чем мужчина, по крайней мере в идеальном смысле, не знает никакого другого честного удовлетворения этой потребности, кроме брака (Маудслей).

И только он дает ей обеспечение. В течение бесчисленных поколений ее характер развивался в этом направлении. Будучи еще маленькой девочкой, она играет «в мать» со своей куклой. Современная жизнь с ее все увеличивающимися требованиями дает ей все меньше надежд на брак. Это особенно относится к высшим слоям общества, где браки заключаются все позже и все реже.

В то время как мужчина, являясь более сильным благодаря своей большей интеллектуальной и физической силе и свободному социальному положению, доставляет себе без усилий удовлетворение своих половых потребностей или находит легко эквивалент в требующем всех его сил жизненном призвании, для незамужних женщин из высших сословий эти пути закрыты. И это прежде всего сознательно и бессознательно ведет к неудовлетворенности собой и миром и к болезненной мечтательности. Часто женщина старается найти удовлетворение в религии, но напрасно. Из религиозных мечтаний с онанизмом или без него развивается масса нервных страданий, в том числе нередко истерия и сумасшествие. Только таким образом можно понять тот факт, что умопомешательство у незамужних женщин чаще всего встречается в периоде от 25 до 35 лет, то есть в периоде отцветания и исчезновения жизненных надежд, в то время как у мужчин умопомешательство чаще всего падает на период 35–50 лет, то есть — время наибольших усилий в борьбе за существование.

Это не случайность, что с увеличивающимся безбрачием вопрос об эмансипации женщин все больше становится вопросом дня. Я желал бы, чтобы на него смотрели как на доказательство того, что усиливающееся безбрачие делает социальное положение женщины в современном обществе все более невыносимым, чтобы на него смотрели как на справедливое требование женщины создать себе эквивалент того, к чему она предназначена от природы и в чем ей отчасти отказывают современные социальные условия».

И. Г. Плосс в своем сочинении «Женщина в природе и народоведении»,[92] обсуждая последствия неудовлетворения половой потребности для незамужних женщин, говорит: «В высшей степени замечательно не только для врача, но и для антрополога то, что существует действительное и всегда удающееся средство не только остановить в своем развитии процесс увядания (у старых дев), но также восстановить уже исчезнувшее цветущее состояние, если и не в прежней яркости, то все же очень значительно; жаль только, что наши социальные условия лишь в самых редких случаях допускают его применение. Это средство заключается в правильном и нормальном половом сношении. Нередко можно видеть, что у девушки, уже отцветшей или близкой к тому, скоро после вступления в брак формы снова округляются, на щеках появляется румянец и глаза приобретают снова прежний здоровый блеск. Брак, таким образом, — истинный источник молодости для женского пола. Итак, природа имеет свои твердо установленные законы, требующие своего выполнения с неумолимой строгостью, и всякая vita, praeter naturam, всякая неестественная жизнь, всякая попытка приспособиться к жизненным условиям, не соответствующим виду, не может остаться без заметных следов вырождения в организме, как животном, так и человеческом».

Возникает теперь вопрос: выполняет ли общество, в особенности женский пол, то, что требует разумный образ жизни? И если нет, то тогда возникает другой вопрос: может ли оно это выполнить? Но если на оба эти вопроса приходится ответить отрицательно, то является третий вопрос: как могло бы это быть выполнено?