Современный брак

Брак как призвание

«Брак и семья являются основой государства, и поэтому кто посягает на брак и семью — посягает на общество и государство и подрывает их обоих», — кричат защитники современного порядка. Моногамный брак, как было достаточно доказано, вытекает из буржуазного порядка наживы и собственности, он, следовательно, неоспоримо составляет одну из важнейших основ буржуазного общества, но соответствует ли он естественным потребностям и здоровому развитию человеческого общества, это другой вопрос. Мы покажем, что брак, покоящийся на буржуазных имущественных отношениях, является более или менее принуждением, имеет массу недостатков и часто не вполне выполняет или совсем не выполняет своего назначения. Далее мы покажем, что он является социальным учреждением, остающимся недостижимым для миллионов, и, во всяком случае, не является союзом, основанным на свободном выборе по любви, который один только, как утверждают его воспеватели, соответствует целям природы.

По отношению к современному браку Джон Стюарт Милль восклицает: «Брак — единственное действительное крепостное право, признаваемое законом». По воззрению Канта, мужчина и женщина лишь вместе составляют цельного человека. На нормальном соединении полов основывается здоровое развитие человеческого рода. Удовлетворение половой потребности является необходимостью для здорового физического и духовного развития мужчины и женщины. Но человек не зверь: для высшего удовлетворения его самой сильной потребности недостаточно удовлетворения одной только физической стороны, ему необходимо также и духовное единение с тем существом, с которым он вступает в связь. Если этого нет, тогда половое соединение происходит чисто механически и тогда оно безнравственно. Выше стоящий человек требует, чтобы взаимная склонность сохранилась и по совершении полового акта и распространила бы свое облагораживающее действие на вырастающее из этого обоюдного соединения живое существо.[93] Тот факт, что такие требования не могут быть предъявлены бесчисленному числу браков в современном обществе, побудил Варнгагена фон Энзе написать следующее: «Все, что нам пришлось наблюдать по отношению к бракам, уже заключенным или которые собираются заключить, не дало нам возможности составить об этих союзах хорошее мнение; напротив, все учреждение, в основе которого должны бы лежать любовь и взаимное уважение и которое, как нам показали все эти примеры, основано совсем на ином, сделалось для нас пошлым и заслуживающим презрения, и мы присоединились к изречению Фридриха Шлегеля, которое мы прочли во фрагментах «Атенея»: «Почти все браки — конкубинаты, браки с левой руки или, скорее, временные попытки и отдаленные приближения к действительному браку, истинная сущность которого, по всем духовным и светским правам, состоит в том, что многие лица должны сделаться одним лицом»[94]». Это сказано совершенно в духе Канта.

Радость иметь потомство и обязанность по отношению к нему делают любовную связь двух людей более продолжительной. Два человека, желающие вступить в брак, должны, следовательно, выяснить себе, насколько их обоюдные свойства подходят для такого союза. И ответ должен был бы последовать совершенно свободно. Но это может произойти при устранении всякого постороннего интереса, не имеющего ничего общего с настоящей целью союза, с удовлетворением естественной потребности и продолжением собственного существа в продолжении расы, а также при известной осмотрительности, сдерживающей слепую страсть. Но так как этих условий в современном обществе в большинстве случаев не существует, то из этого следует, что современный брак еще очень далек от осуществления своей истинной цели и поэтому неосновательно считать его идеальным учреждением.

Какое количество браков заключается по совершенно иным причинам, чем указанные выше, невозможно сказать. Участвующие заинтересованы в том, чтобы перед светом их брак казался иным, чем он есть в действительности. Здесь существует такое ханжество, какого не знал ни один прежний общественный период. И государство, как политический представитель этого общества, не имеет никакого интереса заниматься исследованиями, результаты которых могут бросить самый печальный свет на общество. Главные правила, которые само государство ставит своим чиновникам и слугам при заключении брака, не выдерживают масштаба, который должен был бы быть основой брака.