Помехи и препятствия к браку. Численный перевес женщин

Но существуют еще другие моменты, затрудняющие заключение брака или делающие его невозможным. Значительному числу мужчин государство препятствует вступать в брак. Возмущаются безбрачием, возложенным на католическое духовенство, но не выражают порицания по поводу осуждения на безбрачие гораздо большего числа солдат. Офицеры не только должны просить у своего начальства позволения вступать в брак, они ограничены даже в свободном выборе жены, которая должна иметь известный капитал. Так, например, в 1889 году австрийский офицерский корпус был общественно «улучшен». С тех пор офицер как жених повысился в цене. Капитан в возрасте старше 30 лет повысился на целые 8 тысяч гульденов, между тем как за капитана моложе 30 лет с трудом можно выйти замуж, так как необходимо иметь приданое по крайней мере в 30 тысяч гульденов. Прежде если офицер, перешедший тридцатилетний возраст, хотел жениться, то он был обязан представить общий капитал в 12 тысяч гульденов или иметь добавочный доход в 600 гульденов и даже при этом небольшом добавочном доходе иногда смотрели сквозь пальцы, если офицер не мог представить достаточных доказательств о состоятельности, и делали облегчения. Новые предписания для вступления в брак более строги. Капитан в возрасте до 30 лет должен теперь представить залог в 30 тысяч гульденов, свыше 30 лет — 20 тысяч гульденов, штабс-офицер до полковника — 16 тысяч гульденов, к тому же только четвертая часть полковых офицеров может быть женатой; от невесты требуется безупречная добрачная жизнь и положение, соответствующее званию жениха. Это касается строевых офицеров и военных врачей. Для других военных чиновников в офицерском звании новые правила вступления в брак несколько смягчены, но для офицеров генерального штаба они еще суровее. Офицеру генерального штаба впоследствии совсем нельзя будет жениться: капитан генерального штаба моложе 30 лет должен будет иметь залог в 36 тысяч, а позже — в 24 тысячи гульденов. В Германии с 1902 года вошли в силу следующие постановления: просить позволения вступить в брак офицеры или военные врачи, получающие жалованье ниже капитанского по первому классу, могут только в том случае, если будет раньше удостоверено, что у данного офицера или военного врача имеется внеслужебный доход, который должен составлять у капитана (ротмистра), находящегося на жалованье второго класса, и у окружного офицера сельской жандармерии с жалованьем 4500 марок ежегодно по крайней мере 1500 марок, у жандармского офицера с жалованьем 3300 марок — 2100 марок, у обер-лейтенанта и лейтенанта включительно до обер-егеря и фельдъегеря конного фельдъегерского корпуса — ежегодно 2500 марок. Что касается постановлений, препятствующих вступить в брак, то они распространены также и на унтер-офицеров, которые должны просить разрешения на вступление в брак у своего начальства. Все это является ярким доказательством материалистического воззрения государства на брак.

В основном общественное мнение придерживается того взгляда, что мужчины до 24 или 25 лет не должны были бы жениться ввиду того, что буржуазная самостоятельность приобретается ими обыкновенно лишь в этом возрасте. Только для лиц состоятельных и не нуждающихся в том, чтобы завоевывать себе независимое положение, например для лиц княжеского происхождения, считается в порядке вещей, если мужчина в 18 или 19 лет, а девушка в 15 или 16 вступают в брак. Князь считается и в 18 лет совершеннолетним и вместе с этим способным управлять многочисленным народом. Обыкновенные смертные достигают своего совершеннолетия лишь в возрасте 21 года.

Такое различие во взглядах на возраст, в котором брак желателен, показывает, что здесь играют роль только Социальные причины, не имеющие никакого отношения к человеку как половому существу. Но естественная потребность независима от социальных условий и вытекающих из них воззрений. Раз только человек достиг зрелости, половая потребность выступает в полной силе.

Достижение женщиной половой зрелости различно в зависимости от индивидуума, климата и образа жизни. В жарком поясе она достигается в возрасте от девяти до десяти лет, и там можно встретить женщин в этом возрасте, носящих на руках своего первенца, но эти женщины уже в возрасте от 25 до 30 лет начинают стариться.[137] В умеренном поясе наступает обыкновенно половая зрелость в возрасте от 14 до 16 лет, в иных случаях еще позже, у девушек появление половой зрелости различно в городах и в деревне. У здоровых, крепких, много работающих деревенских девушек в среднем менструация появляется позже, чем у наших худосочных, изнеженных, нервных, эфирных городских барышень. Там половая зрелость обыкновенно развивается нормально, здесь нормальное развитие — исключение; обыкновенно появляются всевозможные болезненные явления, нередко приводящие врача в отчаяние. Как часто врачи принуждены говорить, что самым основательным лечением является брак. Но как применить это средство? Непреодолимые препятствия мешают выполнению этого предложения.

Все это показывает, где можно искать изменения. С одной стороны, надо совершенно изменить физическое и духовное воспитание человека, с другой — надо создать совершенно иной образ жизни и труда. Создать это для всех возможно только при совершенно измененных социальных условиях.

Наши социальные условия создали глубокое противоречие между человеком как существом половым и человеком как существом общественным. Это противоречие ни в одной из предыдущих эпох не было так заметно, как в настоящее время, и оно породило массу зол и болезней, от которых страдает главным образом женский пол. Во-первых, женский организм в гораздо большей степени, чем мужской, связан с его половым назначением и находится под его влиянием — например, регулярное появление менструаций, — затем для женщины создается больше препятствий естественному удовлетворению ее сильнейшей потребности. Это противоречие между естественной потребностью и общественным препятствием для ее удовлетворения ведет к неестественности, к тайным порокам и эксцессам, которые разрушают всякий недостаточно сильный организм.

Противоестественное удовлетворение потребности поощряется иногда самым бесстыдным образом. Отнюдь не скрыто рекламируются известные фабрикаты, объявления о которых помещаются в газетах и журналах, проникающих в семью. Эти рекламы рассчитаны преимущественно на состоятельную часть общества, так как цены этих фабрикатов так высоки, что несостоятельный человек едва ли может их приобрести. Рука об руку с этими объявлениями идет рассчитанное на лиц того или другого пола предложение порнографических картин (в особенности целых фотографических серий), поэтических и прозаических сочинений подобного же содержания, уже самые названия которых рассчитаны на половое возбуждение и вызывают преследование со стороны полиции и прокуратуры. Но и у полиции, и у прокуратуры слишком много дела с социал-демократией, разрушающей «культуру, брак и семью», чтобы они могли относиться к этой торговле с достаточным вниманием. Часть нашей беллетристики работает в том же направлении. И надо еще удивляться, что половые эксцессы, искусственно возбуждаемые, не достигли степени социальной болезни.

Праздная, сытая жизнь многих женщин состоятельных классов, применение изысканных средств для возбуждения нервов, пресыщение себя известного рода искусством, которое взращивается тепличным образом женщинами, страдающими гипертрофией чувственности и нервного возбуждения, все это считается самым благородным средством развлечения и образования. Все это усиливает половые возбуждения и неизбежно ведет к эксцессам. У женщин бедных некоторые виды усиленной работы, особенно в сидячем положении, благоприятствуют скоплению крови в половых частях и ведут к половому возбуждению. Одним из опаснейших занятий в этом отношении является столь распространенная в настоящее время работа на швейной машине. При десяти-двенадцатичасовой ежедневной работе она расшатывает самый сильный организм в течение немногих лет. Чрезмерные половые возбуждения вызываются также продолжительной работой в мастерских с постоянно высокой температурой, например на сахарных и свинцовых заводах, а также ночной работой при газовом свете в переполненных помещениях, особенно при совместном труде обоих полов.

Это опять-таки целый ряд явлений, ярко освещающих неразумие и нездоровье наших современных условий. И это зло, глубоко коренящееся в наших социальных условиях, не может быть устранено ни моральными проповедями, ни паллиативными средствами, которые всегда наготове у социальных и религиозных знахарей и знахарок. Надо вырубить зло с корнем. Дело идет о том, чтобы создать социальные условия с соответствующим природе воспитанием, с здоровым образом жизни и занятий и с возможностью для каждого удовлетворять свои естественные, здоровые потребности.

Для мужчины не существует целого ряда препятствий, тяготеющих над женщиной. Благодаря своему господствующему положению он может делать свободный выбор в любви, поскольку социальные условия ему не препятствуют. Характер брака как благотворительного учреждения, большее число женщин, чем мужчин, обычаи — все препятствует женщине проявлять свою волю и заставляет ее выжидать, пока кто-нибудь ее выберет. Обыкновенно она охотно хватается за всякую возможность найти мужа, который спас бы ее от общественного пренебрежения, выпадающего на долю бедным старым девам. Она часто презрительно смотрит на тех из своих сестер, которые из чувства человеческого достоинства не продают себя первому встречному для брачной проституции и предпочитают одиноко идти по тяжелому жизненному пути.

С другой стороны, мужчина, желающий найти удовлетворение своей любовной потребности в браке, большей частью связан общественными рамками. Он должен задать себе вопрос: в состоянии ли ты прокормить жену и могущих родиться детей так, чтобы избежать тяжелой нужды? Чем идеальнее его взгляды на брак, чем решительнее он думает жениться по любви, тем серьезнее он должен задать себе этот вопрос. Для многих при настоящих трудовых и имущественных отношениях утвердительный ответ на этот вопрос является невозможным, они предпочитают оставаться неженатыми. Другие, менее добросовестные, руководятся иными соображениями. Тысячи мужчин достигают сравнительна поздно соответствующего их требованиям самостоятельного положения, но прокормить жену «соответственно их положению» они в состоянии лишь в том случае, если у последней имеется достаточный капитал. Конечно, многие молодые люди имеют преувеличенное понятие о так называемой соответствующей положению жизни, но они должны быть подготовлены к тому, что жены вследствие ложного воспитания и ложных социальных привычек могут предъявить к ним требования, которые они не в силах выполнить. Они редко встречают хороших, скромных женщин, которые держатся в стороне и не появляются там, где обыкновенно ищут невест. А те, с которыми они встречаются, нередко стараются подействовать на мужчину больше внешностью и обмануть его относительно своих личных качеств и материального положения. Всевозможные средства заманивания применяются тем усерднее, чем больше эти дамы вступают в возраст, когда приходится спешить с выходом замуж. Если удается такой даме поймать себе мужа, то, привыкнув к представительству, нарядам, внешнему блеску, дорогим удовольствиям, она не хочет от всего этого отказываться и в браке. Здесь для мужчин раскрывается пропасть, так что многие предпочитают пройти мимо цветка, растущего на ее краю, чем сорвать его с опасностью сломать себе шею. Они одиноко идут по своему пути и ищут себе развлечения и удовольствия, сохраняя свою свободу. Обман и подлог практикуются везде в буржуазном обществе, и нет ничего удивительного в том, что они пускаются в ход также при заключении браков, создавая, раз это удается, тяжелые несчастья для обеих сторон.

Статистика показывает, что социально обеспеченные и образованные классы должны вступать в брак в среднем в более позднем возрасте, чем низшие. Так, в Копенгагене (по Вестергаарду) в среднем брачный возраст в период 1878–1882 годов был для лиц свободных профессий, фабрикантов, крупных торговцев и банкиров до 32,2 года; для ремесленников и мелких торговцев — 31,2; для приказчиков и служащих — 29,7; для кельнеров и посыльных — 28; для фабричных рабочих, матросов и поденщиков — 27,5. В Пруссии в 1881–1886 годах брачный возраст для мужчин в среднем был: для горнорабочих — 27,6; для фабричных рабочих — 27,7; рабочих по металлу — 28; для рабочих каменной промышленности — 28,2; строительной -28,6; деревообделочной — 28,7; машиностроительной — 29; в сельском хозяйстве — 29,6; транспортной промышленности — 30; торговли — 30,9; здравоохранения, церкви и чиновников — 31,8 — 33,4. В Англии возраст заключения браков среди образованных и независимых составлял, по Анселю, в 1840–1871 годах в среднем 29,95 года, но с I тех пор он для этих классов повысился. Средний возраст заключения браков для различных профессий составлял в 1880–1885 годах для

Эти числа опять-таки ясно показывают, насколько заключение брака зависит от социального положения. Если в большинстве европейских государств средний возраст вступления в брак в последние десятилетия XIX столетия несколько понизился, то это является последствием усиленной индустриализации общества. Так, в Германской империи, Австрии и Швеции увеличение числа молодых браков связано со значительным увеличением числа промышленных рабочих. Напротив, в старых промышленных странах, Англии и Франции, возраст вступления в брак повысился. Исключение составляет Россия, где повышение возраста вступления в брак является следствием вытеснения общинного владения.

Число мужчин, избегающих брака по самым различным. К причинам, постоянно увеличивается. И притом мужчины из так называемых высших сословий чаще не женятся, во- f первых, потому, что они ставят слишком высокие требования, во-вторых, потому, что они и вне брака находят себе наслаждения и развлечения. С другой стороны, для женщин условия особенно неблагоприятны в тех местах, где живет много пенсионеров с семьями и мало молодых людей. Там число женщин, не могущих выйти замуж, подымается на каждую сотню до 20–30 и больше человек. Недостаток в женихах особенно сильно чувствуется женщинами тех слоев, которые вследствие их социального положения предъявляют к мужчине более высокие требования, но вместе с тем не могут предложить ему хорошего приданого. Это касается в особенности девушек из многочисленных семейств, которые живут на жалованье. В социальном отношении они пользуются почетом, но не имеют средств. Жизнь женщины этого слоя — одна из самых печальных. Отсюда главным образом и вербуются конкурентки работниц, занятых вышиванием, белошвейным мастерством, изготовлением искусственных цветов, шитьем перчаток и соломенных шляп, одним словом, во всех тех отраслях труда, где предприниматель предпочитает заставлять работницу работать у себя на дому. Эти дамы работают за самое низкое вознаграждение, потому что во многих случаях им нужно заработать не на все свое содержание, а лишь для того, чтобы иметь достаточно дополнительных средств на наряды и предметы роскоши. Предприниматель охотно пользуется конкурирующей работой этих дам, чтобы понизить заработную плату бедных работниц и выжать из них последнюю каплю крови, так как они вынуждены напрягать все свои силы до полного изнурения. Точно так же и многие чиновничьи жены, мужья которых получают маленькое жалованье и не могут создать им «соответствующий» образ жизни, используют свое свободное время на эту скверную конкуренцию, которая так сильно давит широкие слои женского пролетариата.

Деятельность буржуазных женских обществ, направленная на возвышение женского труда и на допущение женщин к высшим специальностям, вызывается стремлением женщин высших слоев создать себе лучшее жизненное положение. И, чтобы иметь больше успеха, они любят ставить себя под покровительство самых высокопоставленных дам. Буржуазные женщины лишь подражают здесь буржуазным мужчинам, которые точно так же любят подобное покровительство и воодушевляются стремлениями, могущими принести успех лишь в мелочах, но не в большом деле. Они совершают сизифову работу и обманывают как себя, так и других в вопросе о необходимости коренных преобразований. С их стороны не допускается никакого сомнения в разумности основ нашей государственной и общественной организации. Консерватизм охраняет подобные общества от так называемых разрушительных тенденций. Когда на берлинском женском конгрессе весной 1894 года меньшинство высказало взгляд, что буржуазные женщины должны идти рука об руку с пролетарскими, то есть социал-демократическими женщинами, то поднялась целая буря негодования большинства. Но буржуазным женщинам не удается вытянуть себя из болота за свою собственную косу.

Как велико число женщин, которые вследствие указанных обстоятельств должны отказаться от брачной жизни, невозможно точно установить.

Излишек женщин распределяется в Германии очень неравномерно как по отдельным ее частям или округам, так и по возрастным классам. По переписи 1900 года, приходилось (Statistik des Deutschen Reiches, 150. Bd., S. 92), например:

В собственно зрелом возрасте, от 15 до 40 лет, превышение женщин во всей Германии доходит до 8 на тысячу мужчин, а между лицами указанного возраста на И 100 673 мужчин — 11 187 779 женщин, то есть получается излишек женщин в 87 106 человек. И это вполне понятно, так как из 11 146 833 немецких женщин — из которых в 1900 году были в зрелом возрасте (18–45 лет) только 6 432 772 (57,71 процента) были замужними — 283 629 (2,54 процента) вдов, 31 176 (0,28 процента) разведенных и 4 399 286 (39,47 процента) незамужних.

Отношение полов в тех же четырех возрастах в других странах (Statistik des Deutsches Reiches, 150. Bd., S. 92) распределяется следующим образом:

Мы видим, что почти во всех странах с одинаковой или сходной экономической структурой существуют одинаковые или сходные отношения распределения полов по возрастным классам. Таким образом, во всех них значительная часть женщин, независимо от других уже упомянутых причин, не может рассчитывать выйти замуж.

Так, в Англии в 1901 году из тысячи женщин старше 15 лет вышло замуж 496,4; в Шотландии — 442,8; в Ирландии — 370,9; в Швеции — 468,2; в Норвегии — 469,9.

Что скажут на это те, которые противятся стремлению женщин к независимому, равноправному положению, указывая им на брак и домашний очаг? Если так много женщин не выходит замуж, то это вовсе не по их злой воле.

Но какая же судьба постигает эти жертвы наших социальных условий? Месть оскорбленной, непризнанной природы находит себе выражение в своеобразных чертах лица и характера, которыми так называемые старые девы, точно так же как дряхлые аскетические старики, во всех странах и во всех климатах отличаются от других людей; на них лежит отпечаток огромного пагубного влияния подавленных естественных потребностей. Так называемая нимфомания у женщин, точно так же как различные роды истерии, вытекают из этого источника. К истерическим припадкам ведет также неудовлетворенность в браке, которая является одной из причин бесплодия.

Такова в общих чертах наша современная брачная жизнь и ее влияние. Результат таков: современный брак- учреждение, тесно связанное с существующими социальными условиями, с ними оно возникает, с ними оно и падает. Но этот брак находится в состоянии разложения и упадка, точно так же как и само буржуазное общество.

Что же мы твердо установили относительно буржуазного брака?

1) Относительное число рождений падает, хотя народонаселение в общем растет, что говорит об ухудшении жизненного положения семьи.

2) Число требований развода возрастает, и притом значительно сильнее, чем увеличивается народонаселение, и в большинстве случаев требования развода выставляют женщины, хотя в экономическом и общественном отношениях они более всего страдают при разводе. Это говорит за то, что неблагоприятно действующие факторы возрастают и брак, таким образом, распадается и уничтожается.

3) Число вступлений в брак относительно падает, хотя население возрастает, и это доказывает, что брак в глазах многих не соответствует его социальной и моральной цели и рассматривается как нечто ненужное или сомнительное.

4) Почти во всех культурных странах существует несоответствие между численностью полов, и притом к невыгоде женского пола, что происходит не вследствие рождений — так как в среднем родится больше мальчиков, чем девочек, — но вследствие неблагоприятно действующих социальных и политических причин, зависящих от государственных и общественных условий.

Так как все эти неестественные условия, вредные главным образом женщине, коренятся в сущности буржуазного общества и все более ухудшаются вместе с его существованием, то из этого видно, что буржуазное общество не способно уничтожить это зло и освободить женщину. Для этого, таким образом, необходим другой общественный строй.