Говорят современники

Послушаем, что говорят современники.

Доктор Ф. С. Хюгель говорит следующее: «Будущая цивилизация постепенно придаст проституции более мягкие формы, но исчезнет с земного шара она лишь вместе с крушением мира».[138] Смелое утверждение, но кто не может представить себе иного общества, кроме буржуазного, кто не верит, что общество изменится и создаст здоровые и естественные условия, тот должен согласиться с доктором Хюгелем.

Подобным образом высказывается известный гигиенист Рубнер, профессор Берлинского университета и директор Гигиенического института: «Проституция у женщин имела место во все времена и у всех народов мира. Она представляет нечто неразрушимое, так как она служит для половых сношений, вытекая из человеческой природы, и так как стремление к проституции во многих случаях может быть рассматриваемо как прирожденный порок некоторых женщин. Как иногда среди населения гений и безумие, гигантский и карликовый рост и другие отклонения от нормальной середины заменяют ее собой, так же точно выступают благодаря игре природы ненормальности, долженствующие привести к проституции».[139]

Ни одному из вышеуказанных лиц не пришло в голову, что другой общественный порядок может устранить причины проституции, никто не пытается изучить эти причины. Правда, некоторые из занимающихся этим вопросом подозревали, что печальные социальные условия, от которых страдают многочисленные женщины, могли бы служить главной причиной того, почему многие из них продают свое тело, но никто не хочет сделать из этой мысли вывода, что в таком случае необходимо создать другие социальные условия. К немногим понимающим, что главная причина проституции лежит в экономических условиях, принадлежит Т. Баде,[140] который пишет: «Причины безграничной нравственной распущенности, из которой выходит проститутка, лежат в современных социальных условиях… а именно в буржуазном разложении средних классов и понижении уровня их материального существования, особенно ремесленного сословия, только небольшая часть которого в настоящее время еще занимается самостоятельным ремесленным трудом». Баде заканчивает свои рассуждения следующими словами: «Нужда материального существования, которая частью уже погубила семьи среднего класса и которая будет и дальше их губить, ведет также к моральному разрушению семьи, а главным образом — женского пола».

Однако проституция не является созданным природой учреждением, которое, как говорит Р. Шмельдер, «остается постоянным спутником человечества»,[141] она есть социальное явление, без которого немыслимо буржуазное общество.

Лейпцигский полицейский врач доктор И. Кюн говорит: «Проституция — не только терпимое, но и необходимое зло, потому что оно охраняет женщин от неверности (совершать которую имеют право только мужчины. — Автор) и добродетель (разумеется, женскую, мужчины в оной не нуждаются. — Автор) от покушения (sic!) и вместе с тем от падения».[142] Эти слова в самой откровенной форме характеризуют узкий эгоизм мужчин. Кюн становится на корректную точку зрения полицейского врача, задача которого — посредством надзора за проституцией спасать мужчин от неприятных болезней. Думают только о мужчине, для которого безбрачие является ужасом и мучением, однако миллионы женщин терпят это безбрачие. Что для мужчины является правом, то для женщин является нарушением права, безнравственностью и преступлением. Другой интересный господин, доктор Фок, рассматривает проституцию как «необходимую поправку к учреждениям нашей цивилизации».[143] Он боится перепроизводства людей, если, достигнув зрелого возраста, все будут вступать в брак, и поэтому он считает важным, чтобы государство «регулировало» проституцию. Он находит справедливым, чтобы государство заботилось о доставлении мужчинам публичных женщин, не зараженных сифилисом. Фок высказывается за усиленный надзор за всеми женщинами, распутный образ жизни которых доказан.

Даже и тогда, когда дамы с «распутным образом жизни» принадлежат к аристократическим классам? Это старая песня. Доктор Фок требует также налога на проституток и сосредоточения их на определенных улицах. Другими словами, христианское государство должно создать из проституции источник дохода, организуя и охраняя ее ко благу мужчин. (Помните, как выразился император Веспасиан в подобном случае? Non olet! (He пахнет!) На своеобразную точку зрения становится и некий доктор Генрих Северус,[144] который также высказывается за признание проституции законом. Он видит в ней очень полезное учреждение, потому что она — явление, необходимо сопровождающее брак и без него свобода вступления в брак была бы ограничена. Проституция является, таким образом, по мнению автора, предохранительным клапаном для буржуазного общества. Он утверждает: «Большая часть нужды, существование которой в настоящее время создает такие плохие социальные условия, происходит оттого, что браки заключались необдуманно, без взвешивания вопроса о средствах для необходимого жизненного существования. Государство заинтересовано в том, чтобы подобные браки не заключались, так как рождающиеся от них дети- о содержании которых родители не могут заботиться и которые, как дети законные, не попадают в воспитательный дом, — угрожают безопасности общества». Проституция предохраняет от браков, «заключенных под давлением естественного закона, от браков, ведущих к росту в народе элементов, которые становятся врагами общества, так как нужда лишает их воспитания, а нерадостная юность порождает враждебное государству настроение-». Итак, в регулированной государством проституции найдено даже спасительное средство против социал-демократии — взгляд, по крайней мере не лишенный оригинальности.

Итак, повторяем: проституция — необходимое социальное учреждение буржуазного общества, подобно полиции, постоянному войску, церкви и предпринимательству!