Рост проституции

Определить число проституток очень трудно, дать точные данные невозможно. Полиция может приблизительно указать число тех, главнейшим ремеслом которых является проституция, но она этого не может сделать относительно гораздо большего числа тех, для которых проституция является лишь частичным заработком. Во всяком случае приблизительно известные числа ужасающе высоки. По фон Эттингену, уже в конце шестидесятых годов число проституток в Лондоне достигло 80 тысяч. В Париже число зарегистрированных проституток на 1 января 1906 года равнялось 6196, но из них более чем одна треть избегает врачебно-полицейского контроля.

Во всем Париже в 1892 году было около 60 публичных домов с 600–700 проститутками, в 1900 году -42 публичных дома. Это число постоянно уменьшается (в 1852 году имелось 217 публичных домов). Напротив, число скрытых проституток становится намного большим. На основании исследования, предпринятого в 1889 году парижским муниципальным советом, число женщин, занимающихся проституцией, достигает огромной цифры -120 тысяч. Префект полиции Парижа Лефрин считает число зарегистрированных проституток в среднем в 6 тысяч, а тайных — в 70 тысяч человек. В период времени с 1871 до 1903 года было представлено в суд полицией 725 тысяч, а заключено в тюрьму 150 тысяч проституток. В 1906 году число вызванных в суд было не менее 56 196.[161]

В Берлине число проституток, зарегистрированных полицией, составляло:

В 1890 году было шесть врачей, которые ежедневно в течение двух часов производили осмотр. С тех пор число врачей увеличено до 12, а несколько лет тому назад, несмотря на протест многих мужчин-врачей, к этим осмотрам приглашена и женщина-врач. Зарегистрированные полицией проститутки составляют и в Берлине лишь очень небольшую часть проституток, сведущие лица определяют их число самое меньшее в 50 тысяч. (Другие, как, например, Лессер, исчисляют их от 24 тысяч до 25 тысяч, а Раумер — в 30 тысяч.) В 1890 году в одних только берлинских пивных было 2022 кельнерши, которые почти все занимаются проституцией. Точно так же из года в год возрастающее число проституток, арестуемых за нарушение предписаний полиции и нравов, показывает, что проституция в Берлине постоянно растет. Число этих арестованных составляло:

Из проституток, арестованных в 1897 году, 17 018 были преданы суду административного судьи таким образом, на каждый день суда приходилось около 57 дел.

Как велико число проституток во всей Германии? Многие утверждают, что это число должно составлять приблизительно 200 тысяч. Штремберг предполагает число тайных и явных проституток Германии равным 92200 или между 75 тысячами и 100 тысячами. Камилло К. Шнейдер пытался в 1908 году точно определить число зарегистрированных проституток. Его таблица обнимает 79 городов за 1905 год. «Так как в больших городах, где приходится предполагать значительное количество проституток, нет недостатка, то он считает, что общее число их довольно точно будет принять за 15 тысяч. Тогда при общем количестве населения в среднем в 60 600 тысяч одна зарегистрированная проститутка приходится на 4040 жителей». В Берлине одна проститутка приходится на 608, в Бреслау — на 514, в Ганновере — на 529, в Киле — на 527, в Данциге — на 487, в Кёльне — на 369, в Брауншвейге — на 363 жителя. Число контролируемых проституток постоянно падает.[162] По различным исчислениям, число официальных проституток относится к числу тайных, как 1: 5-10. Таким образом, имеется целая армия, для которой проституция является средством к жизни, и ей соответствует число жертв, заболеваний и смерти.[163]

Что огромному большинству проституток их образ жизни надоел и даже опротивел, — это известно всем специалистам. Но кто однажды попал в ряды проституток, тому в очень редких случаях удается вырваться оттуда. Гамбургское отделение британской континентальной и всеобщей федерации предприняло в 1899 году исследование среди проституток. Хотя лишь немногие ответили на поставленные вопросы, но все же эти ответы очень характерны. На вопрос «продолжали ли бы вы свой промысел, если бы могли себя прокормить иначе?» одна ответила: «Что же можно сделать, если тебя все презирают?» Другая ответила: «Я, находясь в больнице, молила о помощи». Третья: «Мой друг меня освободил, заплатив мои долги». От долгового рабства у хозяев публичных домов страдают все. Одна сообщает, что она должна своей хозяйке 700 марок. Платье, белье, украшения — все это хозяин доставляет по неимоверно высоким ценам, точно так же дорого считается еда и питье. Кроме того, девушки должны еще платить определенную плату хозяину ежедневно за помещение. Эта плата составляет 6, 8, 10 и более марок в день. Одна пишет, что она должна своему «Луи» платить ежедневно от 20 до 25 марок. Пока не заплачены долги, ее не отпускает ни один хозяин; в показаниях имеются также различные намеки на поведение полиции, которая стоит больше на стороне хозяев, чем беззащитных девушек. Одним словом, мы имеем здесь в центре христианской цивилизации рабство самого скверного вида. Чтобы лучше охранять свои сословные интересы, хозяева публичных домов основали даже специальный печатный орган, носящий международный характер.

Число проституток растет в той же мере, в какой растет число женщин, которые заняты в различных отраслях промышленности в качестве работниц, получающих заработную плату слишком высокую, чтобы умереть, и слишком низкую, чтобы жить. Усилению проституции способствуют промышленные кризисы, сделавшиеся необходимыми в буржуазном мире и несущие нищету и нужду для сотен тысяч семей. Обер-констэбль Бельтон писал одному фабричному инспектору 31 октября 1865 года, что во время английского хлопчатобумажного кризиса, вызванного североамериканской войной за освобождение рабов, число молодых проституток возросло больше, чем в последние 25 лет. Но не только работницы делаются жертвами проституции, она распространяется и на «высшие профессии». Ломброзо и Ферреро цитируют Масе, который говорит о Париже, что в нем «диплом гувернанток высшей и низшей степени является не столько свидетельством на получение заработка, сколько на самоубийство, воровство и проституцию».

Паран-Дюшатле собрал в свое время статистические данные, по которым из 5183 проституток 1441 занимались проституцией из-за нужды и бедности, 1255 были сироты, не имеющие средств, 86 занимались проституцией, чтобы содержать родителей, братьев, сестер или детей, 1425 были любовницы, оставленные своими любовниками, 404 были девушки, соблазненные офицерами и солдатами и привезенные в Париж, 289 были во время беременности оставлены своими любовниками, 289 были прислуги, соблазненные хозяевами и выгнанные ими, 280 переселились в Париж из-за заработка. Госпожа Батлер, горячо борющаяся за униженных и оскорбленных своего пола, говорит: «Случайные обстоятельства: смерть отца, матери, безработица, недостаточная заработная плата, нищета, лживые обещания, совращения, расставленные сети — вот что довело их до гибели». Очень поучительны данные, приводимые К. Шнейдтом в брошюре «Бедственное положение кельнерш в Берлине»[164] относительно причин, так часто приводящих к проституции. Бросается в глаза, что очень многие горничные делаются кельнершами или, что всегда то же, проститутками. Среди ответов, которые Шнейдт получил на составленный им вопросник от кельнерш, встречаются, между прочим, такие: «Потому, что я от своего господина получила ребенка и должна была зарабатывать». Другие отвечали: «Потому, что моя книжка была испорчена»; «Потому, что шитьем рубашек и тому подобным слишком мало зарабатывается»; или: «Потому, что меня уволили на фабрике и я не могла больше получить работу»; или: «Потому, что отец умер и оставалось еще четверо маленьких детей». Известно, что наибольший контингент проституток составляют горничные, соблазненные своими господами. О необычайно большом числе горничных, соблазненных своими господами или господскими сыновьями, рассказывает доктор Макс Таубе в своем сочинении «Охрана внебрачных детей».[165] Но и высшие классы поставляют свой контингент проституции; здесь причиной является не нужда, но совращение и стремление к легкой жизни, к нарядам и удовольствиям. Об этом говорится в сочинении «Падшие девушки и полиция нравов».[166]

«В ужасе и отчаянии узнает иной почетный бюргер, иной пастор, учитель, высокопоставленный чиновник и высокопоставленный военный среди прочего и то, что его дочь тайно предается проституции, и если бы было возможно назвать всех этих дочерей, то это привело бы или к социальной революции, или к тому, что понятия о чести и добродетели сильно пострадали бы в народе».

Именно из этих кругов рекрутируются проститутки высшего полета. Точно так же и большая часть актрис, у которых расходы на гардероб не соответствуют их жалованью, принуждены обращаться к этому грязному источнику дохода.[167] То же самое относится и к многочисленным девушкам, которые нанимаются как продавщицы и т. д. Очень многие предприниматели настолько бессовестны, что оправдывают низкую заработную плату указанием на поддержку «друзей».

Швеи, портнихи, модистки, фабричные работницы — все эти сотни тысяч женщин находятся в подобном же положении. Предприниматели и их служащие, купцы, помещики и т. д. часто считают своей привилегией делать своих работниц и служащих своими любовницами. Наши благочестивые консерваторы любят выставлять деревенские условия жизни в нравственном отношении как своего рода идиллию по сравнению с крупными городами и промышленными округами. Кому известны эти условия, тот знает, что это не так. Это видно также из реферата, который один крупный землевладелец прочитал осенью 1889 года и о котором саксонские газеты сообщают так:

«Гримма. Владелец рыцарского имения доктор фон Вехтер прочитал недавно в епархиальном собрании, которое состоялось здесь, реферат о половой безнравственности в наших деревенских общинах и при этом обрисовал здешние отношения не в слишком розовых красках. С большою откровенностью референт признал, что нередко сами хозяева, даже женатые, находятся со своей женской прислугой в интимных отношениях, последствия которых покрываются или платою денег или уничтожаются путем преступления. К сожалению, нельзя скрыть, что безнравственность в деревенских общинах поддерживается не только девушками, которые, будучи кормилицами в городе, развращаются, и молодыми парнями, которые знакомятся с развратом во время военной службы, но, к сожалению, безнравственность заносится в деревню также образованными кругами, управляющими поместий и офицерами во время маневров. По словам доктора фон Вех-тера, здесь в деревне очень немного девушек, которые в возрасте 17 лет сохранили бы свою невинность». Любовь к истине откровенного референта была наказана общественным бойкотом, который объявило против него оскорбленное офицерство. Та же участь постигла пастора Вагнера в Прицербэ, который в своем сочинении «Нравственность в деревне» сказал господам помещикам неприятную правду.[168]

Большая часть проституток толкается на это ремесло в возрасте, когда их вряд ли можно считать ответственными за свои поступки. Из арестованных за 1878–1887 годы в Париже тайных проституток 12 615, или 46,7 процента, было несовершеннолетних, за 1888–1898 годы несовершеннолетних было 14 072, или 48,8 процента. Ле Пиллер дает для большинства парижских проституток столь же лаконическую, сколь и печальную схему: в 16 лет лишена невинности, в 17 лет — проститутка, в 18 лет заражена сифилисом.[169]

В Берлине в 1898 году из 846 зарегистрированных проституток несовершеннолетних было 229, а именно: