Преступления против нравственности и венерические болезни

Нужно еще кратко коснуться другого, часто проявляющегося зла. Чрезмерные половые наслаждения гораздо вреднее, чем недостаток в них. Организм гибнет вследствие половых излишеств. Бессилие, бесплодие, страдание спинного мозга, слабоумие, духовная слабость и другие болезни — таковы последствия. Умеренность в половых отношениях точно так же необходима, как умеренность в пище и в удовлетворении других человеческих потребностей. Но быть умеренным представляется очень трудным для молодежи, имеющей все в изобилии. Поэтому в высших общественных слоях так много «молодых стариков». Число молодых и старых развратников велико, и они, пресыщенные чрезмерными половыми наслаждениями, чувствуют потребность в особенных раздражениях. Независимо от тех, которым врождена любовь к собственному полу (гомосексуалитет), многие другие предаются неестественностям греческой эпохи. Половая любовь между мужчинами распространена гораздо сильнее, чем многие думают; об этом тайные акты некоторых полицейских бюро могли бы сообщить ужасающие факты.[176] Но и среди женщин все в большей степени возрождаются неестественности старой Греции. Лесбийская любовь, сафизм, считается очень распространенной среди замужних женщин в Париже, и, по Такселю, среди аристократических парижских дам она достигает огромных размеров. В Берлине, говорят, четверть всех проституток занимается трибадией, но и в кругах дам нашего высшего света нет недостатка в ученицах Сафо.

Другим неестественным удовлетворением половой потребности является изнасилование детей, которое в последнее десятилетие увеличилось в несколько раз. Так, в Германии за преступления против нравственности было осуждено в 1895-10 239 человек, в 1905-13 432, в 1906- 13 557. Из них по § 174 (безнравственные деяния против детей) в 1902-58, в 1907-72 человека и по § 176, раздел 3 (безнравственные поступки против лиц младше 14 лет) в 1902–4090, в 1906–4548, в 1907–4397. В Италии число преступлений против нравственности доходило за 1887–1889 годы до 4590, в 1903 году — до 8461, или 19,44 и 25,67 на 100 тысяч жителей. В Австрии констатированы были подобные же факты. «Быстрый рост преступлений против нравственности в 1880–1890 годах, — говорит вполне справедливо Г. Герц, — показывает, что хозяйственная структура современного общества с повышением количества холостых, обусловленным их странствием по стране, является важной причиной падения нравственности».[177]

«Либеральные профессии», к которым принадлежат главным образом представители высших классов, дают в Германии приблизительно 5,6 процента уголовных преступлений, но преступления, связанные с изнасилованием детей, составляют приблизительно 13 процентов. Этот процент был бы еще выше, если бы в данных кругах люди не имели больших возможностей скрывать свои преступления. Ужасные разоблачения, сделанные в восьмидесятых годах прошлого столетия «Pall Mall Gasette» о насилиях над детьми в Англии, показывают, какие ужасы царят в этой области.

Относительно венерических заболеваний и роста их в последнее время дают представление следующие числа, касающиеся больных венерическими болезнями, содержащихся в больницах Германии:

Если мы возьмем среднее годовое количество, то оказывается, что за 25 лет оно с 7781 (триппер) и 22 583 (сифилис) поднялось на 22 750 и 25 559. Количество населения увеличилось только на 25 процентов, число же больных триппером возросло на 182 процента, а сифилисом — на 19 процентов.

Мы имеем еще статистические данные, касающиеся, однако, не многих лет, а всего одного дня 30 апреля 1900 года и относящиеся к лечащимся у врачей больных триппером, сифилисом, шанкром. Эти данные собраны прусским министерством народного просвещения. Вопросный лист был послан всем прусским врачам. Хотя ответы дали только 63,5 процента, оказалось, что 30 апреля 1900 года в Пруссии лечением у врачей пользовались около 41 тысячи венерических больных. 11 тысяч были заражены свежим сифилисом. В одном Берлине в этот день зарегистрировано 11 600 венериков, из них 3 тысячи свежих сифилитиков. На 100 тысяч взрослых жителей пользовались лечением у врачей:

В частности, из городов наиболее поражены города портовые, университетские, промышленные и имеющие гарнизоны. (В Кенигсберге — на 100 тысяч жителей — 2152 мужчин и 619 женщин, в Кёльне -1309 и 402, во Франкфурте-на-Майне — 1505 и 399.)

Что касается Берлина, то Бляшко находит, «что в таком большом городе, как Берлин, из тысячи молодых мужчин между 20 л 30 годами ежегодно заболевают триппером 200 человек, то есть приблизительно пятая часть, и около 24 человек заболевают свежим сифилисом. Период времени, в течение которого мужская молодежь подвергается опасности заражения, более одного года. Для некоторых слоев населения он равняется 5, для других — 10 и более годам. Таким образом, молодой человек после пятилетнего безбрачия заражается триппером один раз, после десятилетнего — два раза. По прошествии четырех-пяти лет каждый десятый, после 8-10 каждый пятый приобретает сифилис. Или другими словами: из мужчин, вступающих в брак старше 30-летнего возраста, каждый дважды болеет триппером, а каждый четвертый или пятый — сифилисом. Эти числа, полученные самым осторожным вычислением, не преувеличены врачами, которым исповедуются иногда в несчастии, замалчиваемом перед целым миром».

Результаты анкеты 30 апреля 1900 года находят свое подтверждение и в исчерпывающей работе штабного врача доктора Швининга, вышедшей из печати в 1907 году, в которой рассматривается положение в прусской армии.[178]

Из этой работы видно, что округа корпусов армии, которые вообще, хотя и не всегда полностью, совпадают с провинциями, ежегодно дают приблизительно одно и то же число рекрутов, больных венерическими болезнями. А некоторые корпуса армии дают особенно высокие цифры. Примером может служить третий, набираемый в Бранденбурге, корпус. И именно Берлину надо вменить в вину 2 процента рекрутов-венериков. В 9-м корпусе Берлин заменяет Альтона (Гамбург), в 12-м — Дрезден, в 19-м — Лейпциг. Еще яснее видно распространение венерических болезней среди гражданского населения из вычислений Швининга о проценте венериков-рекрутов, падающем на отдельные правительственные округа. Из 1 тысячи человек было венериков:

Первое место занимает Шенеберг, дающий 58,4 венерических больных рекрутов на 1 тысячу человек. Из внепрусских больших городов Гамбург давал на 1 тысячу 29,8, Лейпциг -29,4, Дрезден -19, Хемниц -17,8, Мюнхен- 16,4 венерических больных.

По Г. фон Майру, годовой прирост венерических больных в среднем в 1903/4 году на 1 тысячу человек составлял в Пруссии 19,6, в Австро-Венгрии — 60,3, во Франции — 27,1, в Италии — 85,2, в Англии-125, в Бельгии — 28,3, в Голландии — 31,4, в России — 40,5, в Дании -45. Особенно велик этот прирост во флоте. В немецком флоте он составлял в 1905–1906 годах за пределами страны 113,6 на 1 тысячу человек, во внутренних водах -58,8, на суше -57,8; в английском флоте этот прирост в 1905 году составлял 121,55, в 1906 году —. 121,94 на 1 тысячу человек.

Таким образом, мы видим, как благодаря нашим социальным условиям рождаются и увеличиваются всякого рода пороки, разврат, преступления и правонарушения. Все общество приходит в тревожное состояние, от которого больше всего страдают женщины.

Женщины все более это чувствуют и ищут выхода. Они требуют прежде всего экономической самостоятельности и независимости; женщина должна быть допущена наравне с мужчиной ко всякой деятельности, которую позволяют ей выполнять ее силы и способности; они требуют в особенности допущения к так называемым «либеральным профессиям». Справедливы ли эти стремления? Выполнимы ли они? Принесут ли они пользу? Вот вопросы, которые требуют ответа.