Борьба за политическое равноправие

Явное правовое неравенство женщин по сравнению с мужчинами вызвало в наиболее прогрессивных женских слоях требование политических прав, чтобы законодательным путем добиваться равноправия. Та же мысль руководила рабочим классом, когда он направил свою агитацию на завоевание политической власти. Что правильно для рабочего класса, то не может быть неправильно для женщин. Угнетенные, бесправные, униженные, они имеют не только право, но это и их обязанность — защищаться и хвататься за всякое кажущееся им хорошим средство, чтобы завоевать себе независимое положение. Против этих стремлений, естественно, опять-таки поднимаются крики реакционных жаб. Посмотрим, по какому праву.

Умственно выдающиеся женщины в различные эпохи и у различных народов умели играть значительную политическую роль даже там, где в их руках, как цариц, не было государственной власти. От этого не был свободен даже папский двор. Если они не могли добиться влияния прямо и путем принадлежащих им прав, то они добивались его путем своего духовного перевеса и даже коварством и интригами. Особенно велико было их влияние в течение целых столетий при французском дворе, но не меньшим оно было при испанском и итальянском дворах. Так, в конце XVII столетия при дворе Филиппа V испанского старшая фрейлина Мария Тремуилъская, герцогиня Грацианская и княгиня Урсинская, была в течение 13 лет первым министром Испании и все это время превосходно руководила испанской политикой. Королевские любовницы также нередко удивительно хорошо умели обеспечить себе огромное политическое влияние; мы напомним лишь общеизвестные имена: Ментенон, любовницы Людовика XIV, и Помпадур, любовницы Людовика XV. Великое духовное движение, развернувшееся в XVIII столетии под влиянием Монтескье, Вольтера, д'Аламбера, Гольбаха, Гельвеция, Ламеттри, Руссо и многих других, затронуло и женщин. Возможно, что многие из них следовали в данном случае моде или своей склонности к интригам или какие-нибудь другие не всегда достойные мотивы толкали их в это движение, которое подвергало сомнению справедливость всех основ государства и феодального общества и подрывало под ними почву, но несомненно, что значительное число женщин приняло в нем участие из живого интереса и воодушевления, вызванного великою целью. Еще за несколько десятилетий до взрыва великой революции, которая пронеслась над Францией, как очистительная буря, разнесла и низвергла все старое и была встречена с восторгом передовыми умами всего культурного мира, — уже тогда женщины массами стремились в научные и политические клубы, в которых философские, естественнонаучные, религиозные, социальные, политические вопросы обсуждались с неслыханной до тех пор смелостью, и участвовали в дебатах. И когда, наконец, в июле 1789 года штурмом Бастилии началась увертюра к великой революции, женщины как из высших слоев, так и из народа приняли очень активное участие в движении и оказывали заметное влияние (за и против). Будучи крайними и в хорошем и в худшем, они участвовали повсюду, где могли проявить себя. Большинство историков описывает больше крайности революции, которые при данных условиях были вполне естественны, так как они были следствием огромного гнева против неописуемой развращенности, эксплуатации, обмана, низости, позора и предательства господствующих классов по отношению к народу, но они замалчивают ее великие деяния. Под влиянием этих односторонних описаний Шиллер говорил: «Здесь женщины превратились в гиен и насмехаются над ужасом». А между тем в эти годы женщины дали массу примеров героизма, душевного величия и удивительной способности к самопожертвованию, и если бы была написана беспристрастная книга «О женщинах во время великой революции», им была бы воздвигнута почетная колонна, далеко вокруг бросающая свой свет.[237] Даже Мишле называет женщин авангардом революции. Всеобщая нужда, от которой страдал французский народ при хищническом и позорном правлении Бурбонов, как всегда, особенно тяготела над женщинами. Исключенные законами почти из всякого честного заработка, они десятками тысяч падали жертвами проституции. К этому присоединился голод 1789 года, который довел их нужду и нужду близких им до крайних пределов. Голод толкнул их в октябре на штурм городской думы и к массовому шествию в Версаль — резиденцию двора; тот же голод побудил часть женщин обратиться с петицией к национальному собранию, «чтобы снова было установлено равенство между мужчиной и женщиной, дана свобода труда и занятий и предоставлены места, соответствующие их способностям». Женщины понимали, что добиться своего права можно, лишь имея власть, но власть можно завоевать лишь при условии организованности и сплоченности, поэтому во всей Франции возникают женские союзы, достигшие в некоторых случаях поразительно большого числа членов; женщины принимали участие также и в собраниях мужчин. Если гениальная мадам Роланд предпочла играть руководящую политическую роль среди «государственных мужей» революции, жирондистов, то пламенная и красноречивая Олимпия де Гуж взяла в свои руки руководство женщинами народа и выступала в защиту их интересов со всем воодушевлением, на которое она была способна по своему темпераменту.

Когда в 1793 году конвент провозгласил права человека (les droits de 1'homme), она тотчас поняла, что это лишь права мужчины. Олимпия де Гуж вместе с Луизой Лакомб и другими противопоставили им в 17 параграфах «права женщины», которые они подробно обосновали 28 брюмера (20 ноября 1793 года) перед Парижской коммуной, и это обоснование сохраняет свою полную справедливость до сих пор; в нем находилась и соответствующая положению мысль: «Если женщина имеет право всходить на эшафот, то она должна иметь также право всходить на трибуну». Их требования остались невыполненными, но их указание на право женщины всходить на эшафот нашло себе кровавое подтверждение. Выступление Олимпии де Гуж за право женщины, с одной стороны, и ее борьба против насилий конвента, с другой стороны, сделали ее в глазах конвента зрелой для эшафота, ее голова пала в ноябре того же года; пять дней спустя пала и голова мадам Роланд. Обе умерли, как героини. Незадолго до их смерти, 17 октября 1793 года, конвент подтвердил свое враждебное отношение к женщинам решением закрыть все женские союзы; впоследствии он дошел даже до того, что в ответ на протест женщин против нарушений их прав запретил им посещение конвента и публичных собраний и вообще выступил по отношению к ним, как к мятежникам.

Когда конвент в виду угрозы наступающей на Францию монархической Европы объявил «отечество в опасности» и предписал массовый набор, парижские женщины попытались сделать то, что двадцать лет спустя выполнили с воодушевлением прусские женщины, — защищать отечество с оружием в руках, надеясь этим доказать свое право на равенство. Но тогда в Коммуне против них выступил радикал Шоммет, крикнувший им: «С каких это пор женщинам позволено отказываться от своего пола и делаться мужчинами? С каких пор вошло в обыкновение видеть их оставившими скромную заботу о домашнем очаге, оставившими колыбели их детей, чтобы выступать в публичных местах, держать с трибуны речи, вступать в ряды войск, одним словом, выполнять обязанности, которые природа дала в удел одному лишь мужчине? Природа сказала мужчине: будь мужчиной! Скачки, «хота, земледелие, политика и усилия всякого рода — твоя привилегия! Она сказала женщине: будь женщиной! Забота о своих детях, мелочи домашнего хозяйства, сладостное беспокойство материнства — вот твоя работа! Глупые женщины, зачем вы хотите сделаться мужчинами? Разве люди недостаточно разделены? Что нужно вам еще? Во имя природы оставайтесь тем, что вы есть; не завидуйте опасностям нашей бурной жизни и довольствуйтесь тем, что мы забываем их в лоне наших семей, в то время как вы направляете наши взоры на восхитительную картину наших детей, счастливых благодаря вашей нежной заботе».

Без сомнения, радикальный Шоммет высказал то, что носит в душе большинство наших мужчин, И мы также думаем, что это — целесообразное разделение труда: предоставить мужчинам защиту страны, а женщинам заботу о родине и домашнем очаге. В остальном ораторское излияние Шоммета — одни лишь фразы. То, что он говорит об усилиях мужчин в земледелии, не соответствует действительности, так как в земледелии с древних времен и до сих пор на долю женщины выпадает не самая легкая роль. Усилия охоты и скачек совсем не «усилия», но удовольствия мужчин. Политика опасна только для тех, кто плывет против течения, в остальном она дает, по крайней мере, столько же удовольствия, сколько требует усилия. Эта речь говорит об эгоизме мужчины.

Те же стремления, которые вызваны были во Франции энциклопедистами и французской революцией, проявились и в Соединенных Штатах, когда те в семидесятых и восьмидесятых годах XVIII столетия завоевали независимость от Англии и ввели у себя демократическую конституцию. Здесь за политическое равноправие женщин выступили прежде всего Мерси Оттис Уоррен и жена будущего второго президента Соединенных Штатов госпожа Адаме и другие одинаково с ними настроенные женщины. Благодаря их влиянию по крайней мере штат Нью-Джерси дал право голоса женщинам, но уже в 1807 году это право было вновь отменено. Еще перед началом революции во Франции (1787 год) Кондорсе, будущий жирондист, выступил с блестящей статьей в защиту избирательного права женщин и за полное политическое равенство обоих полов.

Под влиянием великих событий в соседней стране подняла свой голос по ту сторону канала отважная Мария Уольстонкрафт, родившаяся в 1759 году. В 1790 году она написала против Берка, непримиримого противника французской революции, книгу, в которой защищала требования прав человека. Но скоро она начала требовать прав человека и для своего собственного пола. В 1792 году появилась ее книга «A Vindication of the Rights of women» («Защита прав женщин»), в которой она, резко критикуя собственный пол, требовала полного равенства женщин во имя общего блага и смело защищала свои положения. Но она, конечно, встретила самое резкое сопротивление и подверглась тяжелым и несправедливым нападкам. После тяжелой душевной борьбы она умерла (1797 год) непризнанная и осмеянная современниками.

Но особенно замечательно, что в то же время, когда во Франции, Англии и Соединенных Штатах появились первые серьезные стремления добиться политического равноправия женщин, и в столь отсталой в то время Германии нашелся немецкий писатель Т. Г. фон Гиппель, опубликовавший сначала анонимно книгу под названием «Об улучшении гражданского положения женщин»,[238] в которой он выступил за равноправие женщин. Это было в то время, когда в Германии с тем же правом могла бы появиться книга «Об улучшении гражданского положения мужчин». Тем более нужно удивляться мужеству человека, который в этой книге привел все доводы за социальное и политическое равноправие обоих полов, защищая их очень искусно и умно. С тех пор в течение долгого времени не слышно было о требовании политического равенства женщин с мужчинами. Но постепенно это требование сделалось девизом прогрессивного женского движения во всех культурных странах и было отчасти осуществлено в некоторых государствах. Во Франции за общественное равенство полов выступили сен-симонисты и фурьеристы, и в 1848 году фурьерист Консидеран предложил в конституционной комиссии французского парламента даровать женщинам равные политические права. В 1851 году это предложение повторил в палате Пьер «Перу, но точно так же без успеха.

В настоящее время дело обстоит существенно иначе. Все развитие, все отношения с тех пор существенно изменились, а вместе с тем изменилось и положение женщин. Более, чем когда-нибудь, они теперь всеми нитями своего существования связаны с процессом общественного развития и более, чем когда-нибудь, влияют на него самостоятельно. Мы видим, как во всех культурных странах сотни тысяч и миллионы женщин наравне с мужчинами действуют в различных профессиях и с каждым годом растет число тех, которые должны рассчитывать только на свои силы и способности, чтобы вести борьбу за существование Таким образом, для женщин так же, как и для мужчин, не может быть безразличным, каковы наши социальные и политические отношения. Такие вопросы, как, например: какая внутренняя и внешняя политика более желательна, та ли, которая благоприятствует войнам, или наоборот; держит ли государство ежегодно сотни тысяч здоровых мужчин в армии и десятки тысяч выгоняет за границу; дорожают ли самые необходимые предметы вследствие налогов и пошлин, от которых семья страдает тем сильнее, чем она многочисленнее, и это в то время, когда средства к жизни у огромного большинства до крайности урезаны, — все эти вопросы так же близки для женщин, как и для мужчин. Женщина платит также прямые и косвенные налоги из своего дохода. Система воспитания имеет для нее огромный интерес, так как она решает в значительной степени вопрос о положении ее пола. Как мать, она вдвойне заинтересована в этом.

Далее, сотни тысяч и миллионы женщин сотен специальностей лично очень живо заинтересованы в состоянии нашего социального законодательства. Вопросы, касающиеся продолжительности рабочего дня, ночной, воскресной и детской работы, сроков выдачи заработной платы и увольнения, охраны труда на фабриках и мастерских, затем законодательство по страхованию, промысловые суды и т. д., - все это представляет и для женщин огромный интерес. Рабочие знают недостаточно или совсем не знают условия многих промышленных отраслей, в которых преимущественно или исключительно заняты работницы. Предприниматели заинтересованы в том, чтобы скрывать недостатки, в которых они сами виноваты; что касается фабричной инспекции, то она часто не распространяется на те отрасли производства, в которых заняты исключительно женщины, или, во всяком случае, она очень недостаточна, а между тем как раз здесь более необходимы предохранительные меры. Стоит лишь вспомнить рабочие помещения, в которых в наших больших городах при страшной тесноте работают швеи, портнихи и т. д. Из этих мест едва ли когда раздастся жалоба, и туда до сих пор не проникает никакое расследование. Точно так же женщина, как занимающаяся промыслом, заинтересована в торговом и тарифном законодательстве, а также в общем гражданском праве. Итак, не подлежит сомнению, что она так же, как и мужчина, очень заинтересована в том, чтобы добиться влияния на наши общественные условия путем законодательства. Ее участие в общественной жизни послужило бы к значительному подъему этой последней и открыло бы новые горизонты.

На такие требования следуют краткие отрицательные ответы: женщины ничего не понимают в политике, огромное большинство из них и не интересуется ею, они не умеют также пользоваться избирательным правом. Это верно и неверно. Правда, до сих пор еще очень незначительные слои женщин, по крайней мере в Германии, требовали для себя политического равноправия. Первая женщина, выставившая это требование в Германии в конце шестидесятых годов, была госпожа Гедвига Дом. В настоящее время в пользу женского равноправия особенно сильно агитируют социал-демократически настроенные работницы.

Указание на то, что женщины до сих пор лишь слабо интересовались политическим движением, ничего не доказывает. Если женщины до сих пор не обращали внимания на политику, то этим не доказано, что они не должны были этого делать. Те же самые основания, которые приводятся против предоставления избирательных прав женщинам в первой половине шестидесятых годов, приводились против введения всеобщего избирательного права для мужчин. Автор этого сочинения в 1863 году сам принадлежал к тем, которые высказывались против всеобщего избирательного права, благодаря которому он четыре года спустя был избран в рейхстаг. То же самое произошло с десятками тысяч, из Савлов они превратились в Павлов. К тому же существует до сих пор много мужчин, которые или не пользуются, или не умеют пользоваться своим важнейшим политическим правом, но это не является основанием лишить их этого права, и вряд ли найдется человек, который захочет это сделать. При выборах в рейхстаг обыкновенно не голосуют от 25 процентов до 30 процентов, и они принадлежат ко всем классам, а среди 70–75 процентов принимающих участие в выборах, с нашей точки зрения, большинство голосует не так, как бы оно должно голосовать, если бы понимало свой истинный интерес. Причина непонимания лежит в недостатке политического образования.

Но политическое образование не приобретается тем, что массу населения держат вдали от общественных дел, оно, напротив, приобретается тем, что ее допускают к пользованию политическими правами. Без упражнения нет мастера. Господствующие классы до сих пор умели ради своих интересов держать огромное большинство народа в положении политического несовершеннолетия. Поэтому до настоящего момента задачею меньшинства, сознающего свои классовые интересы, было бороться с энергией и одушевлением за интересы всего общества, будить и поднимать огромную неповоротливую массу. Так было до сих пор во всех больших движениях, и поэтому не следует ни удивляться, ни разочаровываться, что не иначе обстоит дело и в женском движении. Достигнутые до сих пор успехи показывают, что усилия и жертвы вознаграждаются и будущее принесет победу.

В тот момент, когда женщины добьются равных прав с мужчинами, в них пробудится и сознание обязанностей. Приглашенные подавать свои голоса, они спросят себя: за что? за кого? С этого момента между мужчиной и женщиной образуется взаимодействие, которое не только не ухудшит взаимных отношений, но, напротив, существенно улучшит их. Менее сведущая женщина, естественно, обратится к более сведущему мужчине. Отсюда последует обмен идеями и взаимное обучение, состояние, которое до сих пор лишь в самых редких случаях встречалось между мужчиной и женщиной. Это придаст их жизни новую прелесть. Печальное различие в образовании и убеждениях между полами, которое так часто ведет к разногласиям и спорам, ставит мужчину в противоречие с его разнообразными обязанностями и вредит общему благу, мало-помалу исчезнет. Вместо тормоза муж найдет в одинаково мыслящей жене поддержку; жена будет толкать мужа к выполнению его долга, если сама не будет в состоянии вследствие других обязанностей действовать с ним вместе. Она будет находить в порядке вещей, что часть денег расходуется на газету или на агитационные цели, так как газета служит и ей для поучения и развлечения и так как она понимает необходимость жертв для агитации, которая завоюет то, чего недостает ей самой, ее мужу и ее детям, — достойное человека существование.

Таким образом, обоюдное выступление во имя общего блага, теснейшим образом связанного с благом собственным, окажет в высшей степени облагораживающее влияние на обоих. Произойдет как раз противоположное тому, что утверждают близорукие или враги общественного устройства, основанного на полном равноправии всех. Это отношение между обоими полами будет в той же степени улучшаться, в какой общественные учреждения будут освобождать мужчину и женщину от материальных забот и чрезмерного труда. Упражнение и воспитание и здесь, как во многих других случаях, окажут дальнейшую помощь. Не пойдешь в воду — не научишься плавать; не изучая иностранного языка, не упражняясь в нем, не научишься говорить на нем. Это каждый находит естественным, но многие не понимают, что то же самое происходит и в государственных и общественных делах. Неужели умственно высоко развитая женщина должна иметь меньше прав, чем самый грубый необразованный мужчина, например невежественный померанский поденщик или ультрамонтанский польский землекоп, и лишь потому, что случай произвел на свет этих последних мужчинами? Сын имеет больше прав, чем мать, от которой он, быть может, унаследовал свои лучшие качества, которая сделала его тем, чем он есть. Поистине удивительно!

Кроме того, нам не приходится рисковать, прыгать в темноту и неизвестность. Северная Америка, Новая Зеландия, Австралия и Финляндия уже проложили путь. О результатах введения избирательного права для женщин судья Кингман из Ласамии писал 12 ноября 1872 года в женской газете «Wornen's Journal» в Чикаго следующее:

«Сегодня исполнилось три года, как у нас женщины получили право голоса, а также право занимать должности, как и все другие избиратели. За это время они избирали и были избираемы на различные должности; они были присяжными и мировыми судьями. Вообще, они участвовали во всех наших выборах, и хотя, я думаю, что некоторые из нас в принципе были против этой деятельности женщин, но никто, полагаю, не может не признать, что это выступление имело воспитательное влияние на наши выборы. Оно повлекло за собою то, что выборы протекали спокойно, в порядке и что в то же время наши судьи были в состоянии наказать различного рода преступления, которые до тех пор оставались безнаказанными.

Когда, например, организовалась территория, не было почти никого, кто не носил бы с собой револьвера и не пускал бы его в ход при малейшем споре. Я не помню ни одного случая, чтобы жюри, составленное из мужчин, обвинило кого-нибудь из стрелявших; но когда среди присяжных находились две или три женщины, они всегда следовали инструкциям (instructions) суда…»

А как думают о женском избирательном праве в Вайоминге после двадцатипятилетнего его применения, указывает обращение, которое 12 ноября 1894 года народное представительство этого штата послало во все парламенты мира. В нем говорится:

«Обладание и пользование избирательным правом женщинами в Вайоминге не только не имело никаких худых, но во многих направлениях очень хорошие последствия; оно в значительной степени повело к уменьшению в этом штате преступлений и бедности, притом без всяких мер насилия; оно содействовало мирным и правильным выборам, установлению хорошего правительства и заметному повышению культурности и общественного порядка; и мы с гордостью указываем на тот факт, что в течение 25 лет, с тех пор как женщины пользуются избирательным правом, ни в одном округе Вайоминга нет дома для нищих, что наши тюрьмы почти пусты и преступления почти неизвестны. Опираясь на свой опыт, мы настаиваем на том, чтобы каждое цивилизованное государство на земле без промедления предоставило женщинам избирательное право».

При всей признательности к политической деятельности женщин в штате Вайоминг мы не идем так далеко, как пламенные защитники женского избирательного права в тамошнем народном представительстве, и не можем приписать исключительно избирательному праву женщин завидные условия, которыми, по описанию обращения, пользуется штат, — здесь решающим является целый ряд социальных моментов различного рода; но несомненно, что введение женского избирательного права имело для Вайоминга благодетельные последствия и не принесло никакого вреда. Это — блестящее доказательство в пользу введения избирательного права женщин.

Пример Вайоминга повел к подражаниям. В Соединенных Штатах женщины получили избирательное право в 1893 году в Колорадо, в 1895 году в штате Юта, в 1896 году в Айдахо, в 1908 году в Южной Дакоте, в 1909 году в Вашингтоне, и они тотчас же избрали известное число своих представителей. В 1899 году, после того как в Колорадо нововведение просуществовало пять лет, парламент 45 голосами против 3 принял следующую резолюцию: