Права женщин в области избирательного права

«Принимая во внимание, что равное избирательное право для обоих полов существует в Колорадо в течение пяти лет, причем за это время женщины пользовались своим правом так же широко, как мужчины, и с таким успехом, что на общественные должности были избраны более соответствующие кандидаты, метод выборов улучшился, законодательство усовершенствовалось, всеобщее образование повысилось, политическое чувство ответственности вследствие женского влияния сильно развилось, — нижняя палата постановляет, что ввиду этих результатов политическое равноправие женщин рекомендуется каждому штату и каждой территории Североамериканского союза, как законодательная мера, способная привести к высшему и лучшему порядку».

В целом ряде штатов парламенты решали ввести женское избирательное право, но референдумы, однако, аннулировали эти решения. Так было в Канзасе, Орегоне, Небраске, Индиане и Оклахоме. В Канзасе и Оклахоме референдум по этому вопросу производился два раза, а в Орегоне — три раза, и большинство против женской эмансипации становилось все незначительнее. «Особенно пестры успехи женщины на общественном поприще: во всяком случае ее завоевания в этой области не очень значительны. Само собой понятно, что женщины имеют полные общественные права в тех четырех штатах, где им предоставлено политическое избирательное право. Из всех этих штатов исключение составляет единственный штат Канзас, где за женщиной признано не только активное, но и пассивное общинное избирательное право, включающее активное и пассивное право выбора в школьные управления и право референдума по вопросу об утверждении налогов. Активное общинное избирательное право женщины имеют в штате Мичиган с 1893 года. Но это не всеобщее избирательное право, так как оно связано со свидетельством об образовании. Штаты Луизиана, Монтана, Айова и Нью-Йорк предоставили женщинам право голосования по вопросу об утверждении общественных налогов. Большего влияния женщины добились в области школьного управления. Активное и пассивное избирательное право при избрании школьного управления женщинам предоставлено в штатах Коннектикут, Делавэр, Иллинойс, Массачусетс, Миннесота, Монтана, Небраска, Нью-Хемпшир, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Северная и Южная Дакота, Огайо, Орегон, Вермонт, Висконсин, Вашингтон и на территории Аризоны. Только активное школьное избирательное право они имеют в Кентукки и на территории Оклахомы, причем в штате Кентукки это право предоставлено только известным классам женщин и на известных условиях. В Калифорнии, Айове, Луизиане, Мэне, Пенсильвании и Род-Айленде женщинам предоставлено и пассивное избирательное право; но только на определенные должности в школьном управлении».[239]

В Новой Зеландии женщины имеют политическое избирательное право уже с 1893 года, и они даже более активно, чем мужчины, принимали участие в парламентских выборах, хотя они обладают лишь активным избирательным правом; выбранными могут быть лишь мужчины. Из 139915 совершеннолетних женщин в избирательные списки в 1893 году были включены не менее 109 461, то есть 785 женщин на каждую тысячу. В выборах приняли участие 90 290–645 на каждую тысячу. В 1896 году число голосовавших составило 108 783 (68 процентов), в 1902 году — 138 565, в 1905 году — 175 046. В Тасмании женщины получили право участвовать в общинных выборах в 1884 году, а политическое избирательное право — в 1903 году. С 1895 года женщины обладают политическим избирательным правом в Южной Австралии, в Западной Австралии — с 1900 года, в Новом Южном Уэльсе — с 1902, в Квинслэнде — с 1905, в Виктории — с 1908 года. Союз этих колониальных штатов ввел для женщин еще в 1902 году избирательное право в союзный парламент. С признанием избирательного права для женщин связано право быть избранными, но до сих пор еще ни одна женщина не была избрана в парламент.

Совершеннолетним женщинам при выборах в парламент предоставлено активное и пассивное право на равных условиях с мужчинами. Менее демократично организовано общинное самоуправление. Право участия в общинном управлении связано с воинской повинностью. С 1889 года женщины, платящие налог, могут избираться в советы попечения о бедных городских и деревенских общин. Они могут быть также избираемы как представительницы советов домов для бедных, в школьные советы и управления.

В результате грандиозной всеобщей забастовки в октябре 1905 года и успехов русской революции была восстановлена конституция в Финляндии. Под давлением рабочего класса сословный финляндский сейм принял закон о всеобщем избирательном праве, включая и женщин. Избирательное право не предоставлялось только пользующимся общественной благотворительностью и не уплатившим государству подушного налога (для мужчины — две марки, для женщины — одна марка). В 1907 году в народное представительство было избрано 19, а в 1908- 25 женщин.

В Норвегии женщины с 1889 года принимают участие в школьном управлении. В городах они могут направляться общинным советом в школьные советы. Женщины, имеющие детей, могут принимать участие в выборах школьных инспекторов. В деревне все, кто платит школьные налоги, могут принимать участие — без различия пола — в общих школьных собраниях. Женщины могут занимать должность школьного инспектора. Им предоставляется влияние и на другие общественные дела. В 1901 году получили активное и пассивное общинное избирательное право все норвежские женщины, достигшие двадцатипятилетнего возраста, норвежские гражданки, проживающие в стране пять лет и платящие в последний налоговый год государственные или общинные налоги с годового дохода не меньше 337,50 марки (300 крон) в сельских округах или 450 марок (400 крон) в городских, а также состоящие в имущественной общности с мужьями, платящими налог с определенного дохода. 200 тысяч женщин получили избирательные права, из них в одной Христиании — 30 тысяч. На первых выборах, состоявшихся при участии женщин, было избрано в городские и сельские собрания 90 женщин (и 160 заместительниц), из них в Христиании — шесть гласных и одна заместительница. 1 июля 1907 года норвежские женщины получили также и политическое избирательное право, однако не на тех условиях, что мужчины: для политических выборов к женщинам предъявляются те же требования, что при коммунальных; около 250 тысяч совершеннолетних пролетарок остаются политически бесправными.

В Швеции уже с 1862 года незамужние женщины пользовались активным избирательным правом при общинных и провинциальных выборах на одинаковых условиях с мужчинами, то есть когда они достигали совершеннолетия, платили налоги с дохода не меньше 560,50 марки и оплачивали свои налоги.

Еще в 1887 году из 62 тысяч женщин голосовали 4 тысячи. Право быть избранными в коммунальные чиновники пока что остается для женщин совершенно недоступным, однако в 1889 году закон предоставил право избрания женщин в советы для бедных и школьные советы. В феврале 1909 года шведские женщины получили пассивное избирательное право во все общинные собрания и городские думы. В 1902 году политическое избирательное право для женщин было отклонено в верхней палате 114 голосами против 64, в 1905 году — 109 голосами против 88.

В Дании женщины после многолетней агитации получили в апреле 1908 года активное и пассивное общинное избирательное право. Право голоса получили женщины, достигшие двадцатипятилетнего возраста и уплачивающие налог с дохода не меньше 900 марок в городе (в деревне меньше) или же состоящие в имущественной общности с мужьями, платящими налог с доходного предприятия.

Кроме того, избирательные права получили женщины-прислуги, содержание и жилище которых засчитывается как заработок. При первых же выборах, которые состоялись в 1909 году, было избрано в Копенгагене в городскую думу семь женщин. В Исландии женщины имеют активное и пассивное общинное избирательное право с 1907 года.

Борьба за женское избирательное право имеет за собой в Англии целую историю. В средние века по древнему праву женщины — собственники земли имели избирательное право; как таковые, они обладали и судебною властью. С течением времени они потеряли эти права. В акте избирательной реформы 1832 года было употреблено слово «person», что по английским понятиям включает в себя лиц обоего пола, мужчин и женщин. Тем не менее закон по отношению к женщинам был истолкован в ограничительном смысле и попытки женщин принять участие в выборах терпели крушение. В избирательном билле 1867 года слово «person» было заменено словом «man». Джон Стюарт Милль предложил вместо man поставить снова person с определенным указанием, что тогда и женщины должны пользоваться избирательным правом на равных условиях с мужчинами. Предложение было отвергнуто 194 голосами против 73. Шестнадцать лет спустя (1883 год) в нижней палате была снова сделана попытка дать женщинам избирательное право. Предложение было отвергнуто большинством лишь 16 голосов. Дальнейшая попытка в 1884 году при значительно большом числе присутствующих членов парламента была отвергнута большинством 136 голосов. Но меньшинство не покорилось. В 1886 году ему удалось в двух чтениях провести предложение о даровании парламентского избирательного права женщинам. Роспуск парламента помешал окончательному решению: 29 ноября 1888 года лорд Солсбери произнес в Эдинбурге речь, в которой он между прочим сказал: «Я искренне надеюсь, что недалек тот день, когда женщины будут разделять с мужчинами избирательное право при парламентских выборах и участвовать в определении политического направления страны». Альфред Россель Уоллес, известный естествоиспытатель и сторонник Дарвина, высказался по этому вопросу таким образом: «Если мужчины и женщины будут иметь свободу следовать своим лучшим импульсам, если и те и другие будут получать наивозможно лучшее воспитание, если на человеческое существо не будет накладываться никаких фальшивых ограничений из-за случайности пола и если общественное мнение будет руководимо мудрейшими и лучшими, под систематическим влиянием которых будет находиться юношество, тогда мы увидим, что войдет в свои права система человеческого подбора, следствием которой должно быть преобразование человечества. Пока женщины принуждены смотреть на брак, как на средство избежать бедности и заброшенности, они остаются по сравнению с мужчинами в невыгодных условиях. Поэтому первым шагом к эмансипации женщин является устранение всех ограничений, которые препятствуют им конкурировать с мужчинами во всех областях промышленности и во всех профессиях. Но мы должны идти дальше и допустить женщин пользоваться своими политическими правами. Женщины не знали бы многих ограничений, от которых они до сих пор страдали, если б они имели прямое представительство в парламенте».

27 апреля 1892 года было снова отклонено во втором чтении предложение сэра А. Роллита 175 голосами против 152. 3 февраля 1897 года нижняя палата приняла предложение о предоставлении женщинам избирательных прав, но вследствие всевозможных маневров противников соответствующий проект провалился в третьем чтении. В 1904 году повторилась та же история.

Избранные в 1906 году члены нижней палаты объявляли себя перед выборами в огромном большинстве сторонниками женского избирательного права. 21 июня 1908 года в Гайд-парке состоялась грандиозная демонстрация. Уже 28 февраля предложение Стонджера, требовавшее для женщин избирательных прав в тех же границах, в каких они существуют в настоящее время для мужчин, было принято 271 голосом против 92.

В области местного управления избирательные права женщин более широки. В собраниях церковных общин женщины, платящие налог, имеют такой же доступ и голос, как и мужчины. С 1899 года женщины Англии на равных условиях с мужчинами пользуются активным и пассивным избирательным правом при выборах в совет общины, совет округа и совет графства. В сельских общинных и окружных советах, точно так же как и в опекунских советах, правом голоса обладают все собственники и съемщики квартир, включая женщин, живущих в общине или округе.

Пассивным избирательным правом обладают в названных общинах все совершеннолетние жители без различия пола. В школьных советах женщины обладают активным, а с 1870 года также и пассивным избирательным правом на равных условиях с мужчинами. Однако в 1903 году английский реакционный школьный закон отнял у женщин пассивное избирательное право при выборах школьного управления Лондонского графства. С 1869 года независимые и незамужние женщины получили право голоса при выборах в государственные советы. Два закона 1907 года установили в Англии и Шотландии избрание незамужних женщин в советы графств и общин. Однако если женщина избиралась председательницей такого совета, то связанный с ним мировой судья не подчинялся ему. Кроме того, женщина теперь могла быть избрана также в советы по церковным делам округа и советы попечения бедных. Первая женщина-бургомистр была избрана в ноябре 1908 года в Алдебурге. В 1908 году в английских советах для бедных заседали 1162 женщины, в школьных советах — 615. В Ирландии женщины, поскольку они являлись самостоятельными плательщиками налогов, располагали активным избирательным правом с 1887 года, а с 1896 года — активным и пассивным избирательным правом при учреждении опеки над бедными. В британской колониальной Северной Америке в большинстве отдельных провинций были введены избирательные права для женщин в области коммунального права, в общем на тех же условиях, какие существуют в Англии. В африканских колониях Англии избирательные права в области общинного представительства также были введены.[240]

Во Франции первый незначительный шаг вперед принес закон от 27 февраля 1880 года. Этим законом создавались выборные начальницы учебных заведений, старшие инспектрисы и инспектрисы при приютах. Эти выборные занимались народными училищами. Следующий закон — от 23 января 1898 года — предоставил женщинам, занимающимся торговлей, право принимать участие в выборах торговых судов. Закон от 27 марта 1907 года, реформировавший промышленные суды, предоставил также и женщинам активное избирательное право в эти органы, а с 25 ноября 1908 года женщины получили и пассивное избирательное право. В Италии в противоположность Германии женщины с 1893 года получили активное и пассивное избирательное право при выборах в промышленные суды. Они могут быть избранными членами совета и правления больниц, сиротских домов, воспитательных учреждений и школьных комиссий.

В Австрии женщины, принадлежащие по своему имущественному положению к курии крупных землевладельцев, могут пользоваться активным избирательным правом при выборах в рейхсрат и ландтаг лично или через уполномоченного мужчину. Женщинам — членам общин, достигшим двадцатичетырехлетнего возраста и платящим прямые налоги со своей Собственности, промысла или дохода, принадлежит избирательное право при выборах общинного представительства; замужние женщины пользовались своим избирательным правом при посредстве мужа, другие — при посредстве уполномоченного. Что касается избирательного права в ландтаги, то в классе крупных землевладельцев женщины везде его имеют, но нигде (кроме Нижней Австрии) не могут лично им пользоваться. Только в Нижней Австрии закон 1896 года устанавливает личное голосование крупных землевладельцев без различия пола. В промышленных судах женщины, как в Голландии, имеют только активное избирательное право.

В Германии женщины определенно лишены всяких активных и пассивных избирательных прав во все выборные учреждения. При выборе в советы общины в некоторых отдельных немецких землях и провинциях женщины имеют право голоса. Пассивного избирательного права женщины не имеют ни в одной городской или сельской общине. В городах женщины не имеют и активного избирательного права. Исключение из этого правила составляют лишь города великого герцогства Саксен-Веймар-Эйзенаха, княжества Шварцбург-Рудольфштадта и Шварцбург-Зондерсгаузена, праворейнской Баварии и любекского местечка Травемюнде.

В баварских городах всем домовладелицам, в саксенвеймарских и шварцбургских городах всем гражданкам предоставлено право голоса, но лишь в Травемюнде они могут персонально пользоваться им.[241] Что же касается сельских общин, то, как правило, они имеют активное избирательное право там, где оно основывается на землевладении или на уплате определенных налогов. Однако свое избирательное право эти общины должны осуществлять через заместителя; быть избранными они не могут. Так дело обстоит в Пруссии, Брауншвейге, Шлезвиг-Голыптинии, Саксен-Веймаре, Гамбурге и Любеке. В Саксонии по общинному положению женщина пользуется избирательным правом, если она является земельным собственником и не замужем. Если она замужем, то право голоса переходит к мужу.

В тех государствах, в которых право голоса при общинных выборах основывается на общинном гражданском праве, женщина по большей части не имеет права голоса; это наблюдается в Вюртемберге, баварском Пфальце, Бадене, Гессене, Ольденбурге, Ангальте, Готе и Рейсе. В Саксен-Веймар-Эйзенахе, Кобурге, Шварцбург-Рудольфштадте и Шварцбург-Зондерсгаузене женщины не только приобрели те же гражданские права, что и мужчины, но им еще предоставлено равное право голоса независимо от обладания собственностью. Но и здесь женщине отказано в персональном осуществлении своего права.

В прусских провинциях, где для женщины существует ограниченное общинное избирательное право, женщины, имеющие избирательные права, принимают прямо или косвенно участие в выборах в сельские округа и окружные советы. На избирательные съезды крупных землевладельцев и представителей горнорудных и промышленных предприятий женщины избирают депутатов непосредственно, в сельские же общины — косвенно, так как там общинные собрания или общинные советы выбирают не самих представителей, а только выборщиков. Так как окружные советы выбирают депутатов в провинциальные ландтаги, то незначительное количество правоспособных женщин может оказать лишь крайне скромное влияние на управление провинцией.

В последние годы женщины все в большем числе и с лучшими успехами привлекаются к участию в заботах о бедных и сиротах (исключение составляет Бавария), а во многих городах и к участию в школьных комиссиях (Пруссия, Баден, Вюртемберг, Бавария, Саксония) и в комиссиях по обследованию жилищ (Мангейм). Единственной общественной областью, где женщина пользуется активным и пассивным избирательным правом, остается призрение больных. Права же избрания в промышленные и торговые суды остаются для них недоступными. Принцип, по которому женщине, как существу вечно несовершеннолетнему, не дается избирательного права, фактически нарушен. Но все еще противятся признать за ней полное право. Говорят, что предоставить женщине избирательное право опасно, так как она консервативна и легко доступна религиозным предрассудкам. Но то и другое объясняется тем, что она невежественна; следует воспитать ее и показать ей, в чем состоит ее истинный интерес. Впрочем, религиозное влияние при выборах преувеличено. Ультрамонтанская[242] агитация в Германии была лишь потому так успешна, что она умела соединить социальные интересы с религиозными. Ультрамонтанские священники долгое время соперничали с социал-демократами, раскрывая социальное гниение. Отсюда их влияние на массы. С окончанием «культуркампфа»[243] оно постепенно исчезает. Духовенство вынуждено прекратить свою оппозицию против государственной власти, вместе с тем растущие классовые противоречия принуждают его все более учитывать интересы католической буржуазии и католического дворянства, и, таким образом, в социальной области оно должно быть все более и более сдержанным. Вместе с тем оно теряет свое влияние у рабочих, особенно тогда, когда во имя интересов государственной власти и господствующих классов оно вынуждено терпеть или одобрять законы и меры, направленные против интересов рабочего класса. По тем же причинам падает в конце концов влияние духовенства и на женщину. На собраниях и из газет женщины слышат и на собственном опыте убеждаются, в чем состоят их истинные интересы, и, таким образом, они, подобно мужчинам, эмансипируются от духовенства.[244]

В Бельгии, где ультрамонтанизм еще почти безгранично господствует над широкими народными массами, часть католического духовенства видит в предоставлении женщинам избирательного права действительное орудие против социал-демократии, почему и требует его. Точно так же и в Германии отдельные консервативные депутаты всякий раз, когда социал-демократия выставляла в рейхстаге требование женского избирательного права, высказывались за него на том основании, что видят в нем оружие против социал-демократии. Несомненно, что эти взгляды при современной политической несознательности женщин и том влиянии, которое оказывает на них особенно духовенство, имеют некоторое основание. Но это не может ни в коем случае являться причиной отказа женщинам в избирательном праве. В настоящее время имеются еще миллионы рабочих, которые, вопреки своим классовым интересам, избирают представителей буржуазных и церковных партий, чем доказывают свою политическую незрелость, но на этом основании у них не хотят отнять избирательное право. Не дают или отнимают избирательное право не потому, что боятся невежества масс, в том числе женщин, ибо таковыми их сделали господствующие классы, но потому, что боятся, как бы они постепенно не поумнели и не пошли своей собственной дорогой.

Отдельные немецкие государства пока еще так отстали, что не допускают женщин пользоваться даже политическим правом собраний и союзов. В Пруссии, Баварии, Брауншвейге и ряде других немецких государств женщины не могут образовывать никаких политических союзов; в Пруссии, как решил в 1901 году высший административный суд, они не могут принимать участие даже в празднествах политических обществ. Ректор Берлинского университета осенью 1901 года сделал, казалось бы, невозможную бестактность, запретив женщине прочесть реферат в социально-научном студенческом обществе. В том же году брауншвейгская полиция запретила женщинам участие в заседаниях евангелическо-социального конгресса. Прусский министр внутренних дел в 1902 году милостиво заявил, что он готов дать женщинам право присутствовать на собраниях политических обществ в том случае, если они так же, как и еврейские женщины в синагогах, будут находиться в особом отделении залы; это характеризует мелочность нашего общественного порядка. Еще в феврале 1904 года Посадовский мог торжественно провозгласить в рейхстаге: «Пусть женщины не прикасаются к политике!» Но существовавшее положение сделалось неудобным даже для буржуазных партий. Однако только пролетарское женское движение восторжествовало над всеми препятствиями, которые ставило законодательство о союзах. 19 апреля 1908 года появляется наконец новый закон о союзах: единственное улучшение, которое может быть отмечено как существенное, — это предоставление женщинам равноправия в союзах и на собраниях.

С активным избирательным правом связано, разумеется, и пассивное. «Женщина на трибуне рейхстага, это должно хорошо выглядеть!» — слышим мы восклицания. На деле в других государствах женщины уже стоят на парламентских трибунах, и мы также давно привыкли видеть их на трибуне во время их всевозможных конгрессов и собраний. В Северной Америке они появляются на церковной кафедре и на скамье присяжных; почему же им не появляться и на трибуне рейхстага? Первая женщина, которая войдет в рейхстаг, сумеет заставить себя уважать. Когда в него вошли первые рабочие, то считали тоже возможным острить по их адресу и утверждали, что рабочие скоро поймут, какую они сделали глупость, выбрав подобных людей. Но их представители быстро сумели внушить к себе уважение, и теперь уже боятся, как бы их не стало слишком много. Плоские шутники возражают: «Но представьте себе беременную женщину на трибуне рейхстага — как это «неэстетично»». Эти господа находят, однако, в порядке вещей, что труд беременных женщин применяется при самых неэстетичных занятиях, губящих женское достоинство, приличие, здоровье. Негодяй — тот мужчина, который позволяет себе смеяться над беременной женщиной. Простая мысль, что некогда его собственная мать так выглядела, пока он не появился на свет, должна бы его заставить покраснеть, и другая мысль, что он, грубый шутник, сам ожидает от подобного состояния своей жены исполнения своих желаний, должна бы его устыдить и заставить замолчать.[245]

Женщина, которая рожает детей, несет в общих интересах, по меньшей мере, такую же службу, как мужчина, который, рискуя своей жизнью, защищает страну и домашний очаг от врага, стремящегося к завоеваниям; она рожает и воспитывает будущего мужчину, жизнь которого, к сожалению, так часто гибнет «на поле чести». Мало того, жизнь женщины при каждых родах подвергается риску; все наши матери при рождении нас смотрели смерти в лицо, и многие из них пали жертвами этого акта.

«Число женщин, умирающих от родов, — среди которых находятся и жертвы родильной горячки, — например в Пруссии, значительно превышает потери от тифа. В 1905 и 1906 годах число умерших от тифа составило на каждые 10 тысяч живущих женщин соответственно 0,73 и 0,62, а умерших от родов — 2,13 и 1,97. Как бы выглядело дело, справедливо замечает профессор Герф, если бы в таком же числе испытывали бы такие страдания мужчины? Разве не было бы приведено все в движение?[246]

Число женщин, умирающих или хронически заболевающих вследствие родов, гораздо больше числа мужчин, убиваемых и получающих раны на поле битвы. С 1816 по 1876 год в Пруссии умерло только от родильной горячки 321 791 женщина — в среднем по 5363 в год. В Англии число женщин, умерших от родов, с 1847 по 1901 год составило 213 533 и, несмотря на все мероприятия гигиенического характера, умирают ежегодно таким образом 4 тысячи женщин.[247] Это число значительно превышает число мужчин, за то же время убитых или умерших от ран в различных войнах. К этому огромному числу женщин, умерших от родильной горячки, присоединяется еще большее число тех, которые долго болеют вследствие родов или преждевременно умирают.[248] Даже на основании этого женщина может требовать полного равноправия с мужчиной. Это следует сказать в особенности тем, которые обязанность мужчины защищать отечество выставляют как нечто дающее ему преимущество перед женщиной. К тому же большинство мужчин вследствие положения в наших военных учреждениях не выполняют этой обязанности: она состоит для большинства из них только на бумаге.

Все эти поверхностные возражения против общественной деятельности женщин были бы немыслимы, если бы отношение между обоими полами было естественным, а не состояло в искусственно воспитанном антагонизме. Ведь обоих разделяют уже с юности при воспитании и при общении в обществе. В этом антагонизме особенно виновато христианство, которое постоянно разделяет лиц разного пола и поддерживает незнание одних другими, что мешает более свободному, товарищескому общению, взаимному доверию и взаимному пониманию свойств характера каждого.[249]

Первая и важнейшая задача разумно организованного общества должна состоять в том, чтобы уничтожить это вредное разъединение и дать природе вступить в свои права. Неестественность начинается уже в школе: во-первых, — разделение полов, во-вторых, — извращенное обучение или полное отсутствие его во всем том, что касается человека как полового существа. Правда, в каждой хорошей школе в настоящее время преподается естественная история; ребенок узнает, что птицы кладут яйца и высиживают их; он узнает также, что, когда начинается спаривание, для этого необходимы самец и самка; что оба берут на себя устройство гнезд, высиживание и заботу о птенцах. Он узнает, далее, что млекопитающие родят живых детенышей, он слышит также о времени сближения и борьбе самцов из-за самок; он узнает также обыкновенное число рождаемых детенышей и, вероятно, также время ношения плода. Но происхождение и развитие своего собственного рода остается для него неясным, скрытым таинственной завесой. И если ребенок пытается удовлетворить свою естественную любознательность, обращаясь с вопросами к родителям, в особенности к матери — к учителю обратиться он не смеет, — то ему навязываются самые невероятные сказки, которые не могут его удовлетворить и оказывают тем худшее действие, когда он в один прекрасный день все же узнает природу своего происхождения. Мало детей, которые не узнали бы этого к двенадцатому году. К этому присоединяется, что в каждом городке и в особенности в деревне дети уже с самых ранних лет на дворе, на улице, при выгоне скота и т. д. наблюдают в непосредственной близи спаривание домашней птицы, случку скота. Они слышат, как случка и акт родов обсуждаются родителями, прислугой и старшими братьями и сестрами с самой бесцеремонной основательностью. Все это возбуждает в ребенке сомнение в верности родительских рассказов о его собственном появлении на свет. В конце концов наступает день познания, но иным образом, чем он наступил бы при естественном и разумном воспитании. Тайна ребенка ведет к отчуждению между ним и родителями, особенно между ребенком и матерью. Достигают как раз противоположного тому, чего хотели достигнуть в своем неразумии и близорукости. Кто помнит о своем детстве и о товарищах своей юности, тот знает, каковы бывают часто последствия.

Одна американская женщина[250] сообщает в одном своем сочинении, что она в ответ на многократные вопросы своего восьмилетнего сына о его происхождении рассказала ему его истинное происхождение, не желая навязывать ему сказок. Ребенок выслушал ее с величайшим вниманием и с того дня, как он узнал, сколько боли и забот он причинил своей матери, в его отношении к ней стали проявляться небывалые прежде нежность и уважение; он перенес их и на других женщин. Автор исходит из правильного воззрения, что только от естественного воспитания можно ожидать существенного улучшения, в особенности большего уважения и сдержанности со стороны мужского пола к женскому. Кто свободен от предрассудков, тот не может прийти к другому заключению.

С какого бы пункта мы ни начали критику общественных отношений, мы всегда в конце концов приходим к заключению, что необходимо коренное переустройство наших социальных условий и через это коренное изменение в положении полов. Чтобы скорее достигнуть цели, женщина должна искать союзников, и она их, естественно, находит в пролетарском движении. Сознательный пролетариат уже давно начал штурм крепости классового государства, которое поддерживает и господство одного пола над другим. Крепость надо окружить траншеями и принудить к сдаче орудиями всех калибров. Осаждающая армия находит своих офицеров и соответствующее оружие повсюду. Социальная наука и естествознание, исторические изыскания, педагогика, гигиена и статистика доставляют движению боевые припасы и оружие. Философия не отстает и в «Философии освобождения» возвещает осуществление «идеального государства».

Завоевание классового государства и его преобразование облегчаются расколом в рядах его защитников, которые при всей общности интересов борются друг с другом в борьбе за добычу. Интересы одних групп противостоят интересам других. Что нам еще служит на пользу, это — ежедневно возрастающее недовольство в рядах врагов, борцы которых — в значительной степени плоть от нашей плоти, кость от нашей кости; они до сих пор боролись против нас и самих себя по недоразумению и заблуждению, но они постепенно приходят к истинному пониманию положения вещей и примыкают к нам. Далее нам помогает дезертирство честных людей из рядов до сих пор враждебных мыслителей; знание, лучшее понимание вещей побуждает этих людей подняться над их низменными классовыми интересами, и, следуя своему идеальному стремлению к справедливости, они примыкают к массам, борющимся за освобождение.

Многие еще не осознали, что государство и общество находятся в стадии разложения, поэтому необходимо это разъяснить.