Господство крупного производства

Чем крупнее предприятие, тем быстрее его рост. С 1895 по 1907 год прирост личного состава мелких предприятий составлял 12,2 процента, средних предприятий — 48,5, а крупных — 75,7 процента. В 1907 году крупные предприятия, в которых было занято 5 350 025 человек, стали самой крупной группой, в то время как еще в 1882 году число лиц, занятых в крупной промышленности, было значительно меньше, чем в предприятиях, обслуживаемых единолично.

В семи отраслях производства крупные предприятия, имевшие более половины работающих в данной отрасли, заняли" господствующее положение. Так, на каждые 100 человек работающих приходилось на крупные предприятия (в %):

В других отраслях крупное производство заняло преобладающее место уже в 1895 году, но его значение повсюду еще более возросло (в обработке металлов — 47 процентов всех занятых в производстве лиц, в полиграфической промышленности — 43,8, в транспортной — 41,6, в строительном деле — 40,5 процента. Почти во всех отраслях производства развитие крупной промышленности шло при этом весьма успешно.

Концентрация производства и — что то же самое — концентрация капитала совершаются особенно быстро там, где капиталистическое производство достигло полного господства. Возьмем, например, пивоварение. В германских областях, где имеется налог на пиво, за исключением Баварии, Вюртемберга, Бадена, Эльзас-Лотарингии, было:

Число действовавших пивоварен сократилось, таким образом, с 1873 по 1907 год на 8033-59,3 процента, — число пивоваренных заводов уменьшилось на 5 676, или на 51,9 процента. Вместе с тем производство пива увеличилось на 26 700 тысяч гектолитров — 135,7 процента. Это означает полное падение мелких и средних предприятий и огромный рост крупных предприятий, производительная способность которых увеличилась во много раз: в 1873 году одна пивоварня изготовляла 1450 гектолитров, в 1907 году — 8355 гектолитров! И так происходит всюду, где капитализм занял господствующее положение. В Австрии в 1876 году было 2248 пивоварен, изготовляющих 11 671 278 гектолитров пива, а в 1904/05 году их было только 1285, но производили они 19 098 540 гектолитров пива.

Такие же результаты показывает развитие германской каменноугольной промышленности и вообще горной промышленности германской империи. В первой из них в 1871–1875 годах имелось в среднем 623 главных предприятия, в 1889 году их число сократилось до 406, но одновременно производство поднялось с 34 485 400 т до 67 342 200 т, а среднее число рабочих возросло с 172 074 до 239 954 человек.

Следующая таблица иллюстрирует этот процесс концентрации в области добычи каменного и бурого угля до 1907 года.

В каменноугольной промышленности, таким образом, с семидесятых годов число предприятий уменьшилось на 49,8 процента, число же рабочих увеличилось на 216,9 процента, а продукция возросла даже на 420,6 процента.

Во всей горной промышленности было:

Тут, таким образом, количество предприятий уменьшилось на 35,5 процента, между тем как число рабочих увеличилось на 164,4 процента, а продукция — на 374,5 процента.

Меньшему, но значительно более богатому числу предпринимателей противостояло значительно возросшее количество пролетариев. В 1871–1875 годах на одно предприятие приходилось в среднем 92 рабочих, в 1887 году — 160, в 1907 году — 307, несмотря на то что число предприятий увеличилось с 1862 в 1906 году до 1958 в 1907 году!

«В Рейнско-Вестфальском промышленном районе в 1907 году было еще 156 предприятий, но только 34 из них (21,8 процента) извлекали больше 50 процентов общей добычи угля. Хотя промышленная статистика насчитывала еще 156 рудников, но угольный синдикат, к которому присоединились, за малыми исключениями, все предприятия, насчитывал только 76 членов — так далеко пошла концентрация предприятий. По подсчету, сделанному в феврале 1908 года, участие угольного синдиката в добыче выразилось цифрой 77,9 миллиона т угля».[258]

В 1871 году было 306 доменных печей с 23 191 рабочим, которые производили в общем 1 563 682 т чугуна, а в 1907 году 303 доменные печи с 45 201 рабочим добывали уже 12 875 200 m; на каждую доменную печь в 1871 году приходилось 5110 т, а в 1907 году — 42 491 ml «По сведениям, опубликованным в «Stahl und Eisen» в марте 1896 года только один завод «Gutehoffnungshutte» в Обергаузене мог довести производство чугуна до 820 т в 24 часа. Но уже в 1907 году имелось 12 заводов, которые могли в течение 24 часов давать больше 1 тысячи т».[259]

В 1871/72 году 311 свеклосахарных заводов перерабатывали 2 250 918 т свекловицы, а в 1907/08 году 365 заводов перерабатывали 13 482 750 т. Средняя производительность по переработке свекловицы выражалась в 1871/72 году в 7237 т на одну фабрику, в 1907/08 году — уже в 36 939 т! Сахара получено в 1871/72 году 186 441 т — 8,28 процента переработанной свекловицы, а в 1907/08 году — 2 017 071 т — 14,96 процента.

И эта техническая революция совершается не только в промышленности, но и в средствах сообщения. Немецкий торговый флот на море имел:

Парусное судоходство, таким образом, значительно уменьшается; но, поскольку оно еще существует, вместимость судов и численность экипажа уменьшается. В 1871 году на одно парусное судно приходилось 205,9 т вместимости, а количественный состав экипажа выражался числом 7,9; в 1909 году средняя вместимость = 176,4 т, а среднее число состава экипажа = 5,7. Другую картину представляет германское пароходство на море.

Германия имела:

Таким образом, значительно возросло число пароходов и еще больше возросла их вместимость, но численность команды относительно сократилась. В 1871 году средняя вместимость парохода составляла 558 т, а среднее число экипажа =32,1. В 1909 году средняя вместимость составляла 1230 т, а среднее число экипажа — 29 человек.

О капиталистическом развитии нашей экономической системы свидетельствует быстрое возрастание машинизации. По данным Вибана, в районе таможенного союза в 1861 году в промышленности применялось машин мощностью 99 761 лошадиных сил.[260] В 1875 году в Германии на предприятиях, где занято было более пяти лиц, применялось 1 055 750 лошадиных сил, и притом в 25 152 случаях; в 1895 году — 2 938 526 лошадиных сил, почти в 3 раза больше, — в 60 176 случаях. Железнодорожные и трамвайные предприятия, а также судоходство сюда не включены.

В Пруссии мощность машин в лошадиных силах составляла:

Таким образом, используемые мощности увеличились в Пруссии с 1879 до 1907 года почти в шесть раз! Какие огромные успехи сделало развитие промышленности после переписи 1895 года, видно из того, что в Пруссии число неподвижных паровых машин возросло с 1896 до 1907 года на 35 процентов, а общая производительность этих машин увеличилась даже на 105 процентов. Если в 1898 году имелось 3305 паровых машин мощностью в 258 726 лошадиных сил, служивших для приведения в действие динамо, то в 1907 году таких паровых машин было уже 6191 мощностью в 954 945 лошадиных сил. Это увеличение на 87 и 269 процентов.[261]

Несмотря на наличие этого поразительного развития производительных сил и огромной концентрации капитала, пытаются все же неправильно объяснять эти факты. Одну из таких попыток предпринял французский экономист Ив Гюйо на XI съезде международного статистического института в Копенгагене (август 1907 года). Опираясь на поверхностную статистику, он предложил устранить из статистики слово «концентрация». Среди других ему отвечал Карл Бюхер: «Абсолютное увеличение числа предприятий можно очень хорошо сопоставить с большой концентрацией последних. Но теперь повсюду, где осуществляется увеличение предприятия, неизбежно двойное исчисление; банк, имеющий 100 депозитных касс будет исчисляться как 101 предприятие, и одна пивоварня, снабжающая владельцев 50 пивных помещением и инвентарем, считается за 51 предприятие. Результаты такой статистики ничего не доказывают в изучаемом явлении.

Согласно исследованиям последнего времени, процессу концентрации не подверглось, кажется, только сельское хозяйство; в области горного дела, торговли, транспорта, страхования, строительства этот процесс очевиден, в области промышленности его легче обнаружить потому, что каждый быстро развивающийся народ должен показать расширение своего промышленного производства по четырем причинам:

1) вследствие перехода к промышленности функций прежнего домашнего хозяйства; 2) вследствие замены в снабжении натуральных продуктов промышленными продуктами (вместо дерева железо, вместо вайды, краина и индиго смольные краски и т. д.); 3) вследствие новых изобретений (автомобиль); 4) вследствие возможности экспорта. Поэтому именно здесь наблюдаемся концентрация производства в самом большом объеме без уменьшения числа предприятий и даже при увеличении их. Повсюду, где промышленность производит товары массового потребления, неизбежно уничтожение самостоятельных мелких предприятий. Таким образом, капиталистические формы производства быстрыми темпами охватывают важнейшие отрасли хозяйства. Было бы неразумно социалистам бороться против того, что они считают правильным, а в утверждении о возрастающей концентрации они, несомненно, правы».[263]

Ту же картину, какую представляет экономическое развитие Германии, мы встречаем во всех промышленных странах мира. Все культурные государства стремятся стать наиболее промышленно развитыми государствами, они хотят производить промышленные товары не только для своего потребления, но и для вывоза. Поэтому говорят не только о национальном хозяйстве, но и о мировом хозяйстве. Мировой рынок регулирует цены на бесчисленное количество промышленных и сельскохозяйственных продуктов и определяет социальное положение каждого народа.

Североамериканский союз становится той производительной областью, которая приобретает решающее значение на мировом рынке. Переписи последних трех десятилетий дали следующие итоги.

Капитал, вложенный в промышленность, составлял (в млн. долл.):

Стоимость промышленных продуктов составляла (в млн. долл.):

Соединенные Штаты, как промышленное государство, стоят, таким образом, в настоящее время во главе мира. Их вывоз, как промышленных, 'так и сельскохозяйственных продуктов, возрастает из года в год, и огромные накопленные капиталы, как следствие- этого развития, ищут себе применения за пределами страны и сильнейшим образом влияют на развитие промышленности и транспорта в Европе. Это развитие направляет уже не отдельный капиталист, а союзы капиталистов и предпринимателей, коалиции капиталистов, которые повсюду, куда они ни устремляются, уничтожают самых сильных частных предпринимателей. Что может сделать против подобной силы средний и мелкий предприниматель, если даже крупный должен свернуть паруса?