Концентрация богатства

Существует экономический закон, по которому концентрация предприятий и повышение производительности труда относительно уменьшают число рабочих. Богатство же, напротив, концентрируется в процентном отношении ко всему населению в руках немногих.

Это иллюстрируется лучше всего распределением дохода в разных культурных странах.

Из всех крупных немецких государств Саксония располагает самой старой и сравнительно самой лучшей статистикой подоходных налогов. Соответствующий закон применяется с 1879 года. Но лучше взять позднейший год, так как в первые годы доходы в среднем приняты слишком низкими. Население Саксонии с 1880 по 1905 год возросло на 51 процент. Число лиц с «оцененным» доходом поднялось с 1882 по 1904 год на 160 процентов, общий же их доход, подлежащий обложению, — на 23 процента. До начала девяностых годов освобождались от налога доходы ниже 300 марок, позднее освобождались от налога доходы ниже 400 марок. В 1882 году число лиц, освобожденных от налога, составило 75 697 человек, или 6,61 процента всех подлежащих оценке, а в 1904 году их было уже 205 667, или 11,03 процента. Необходимо принять во внимание, что в Саксонии в подоходно-налоговой статистике к доходу мужа или вообще главы семейства причисляется доход жены и членов семьи моложе 16 лет.

Число плательщиков налогов с доходом от 400 до 800 марок составляло в 1882 году 48 процентов всех внесенных в списки, а в 1904 году — лишь 43,81 процента; часть их, таким образом, перешла в высшие подоходные группы. Средний доход налогоплательщиков этой группы повысился за это время с 421 марки до 582 марок, или на 37 процентов, но не достиг среднего дохода в 600 марок. Общее число налогоплательщиков с доходом от 800 до 1250 марок составило в 1882 году 12 процентов внесенных в списки; в 1904 году они составляли 24,38 процента внесенных в списки, число налогоплательщиков с доходом от 1250 до 3300 (с 1895 года до 3400 марок) марок составило в 1882 году 20 процентов, а в 1904 году — только 16,74 процента внесенных в списки. В 1882 году доход ниже 3300 марок имели 97,60 процента всех плательщиков, в 1904 году доход ниже 3400 марок имели 95,96 процента налогоплательщиков. Если вспомнить, что, по вычислению Лассаля, в 1863 году доходы в Пруссии свыше 3 тысяч марок составляли 4 процента всех доходов и что в то же время ценность денег упала, а квартирная плата, налоги и цены на большую часть жизненных продуктов поднялись и требования к жизненным условиям возросли, то положение огромной массы вряд ли относительно улучшилось.

Средние доходы от 3400 до 10 тысяч марок составили в 1904 году только 3,24 процента налогоплательщиков, а доходы свыше 10 тысяч марок — менее чем один процент (0,80). Число налогоплательщиков с доходом от 12 тысяч до 20 тысяч марок составило 0,80 процента. Число лиц с доходом свыше 12 тысяч марок возросло с 4124 в 1882 году до И 771 в 1904 году, или на 188 процентов. Высший доход составлял в 1882 году 2570 тысяч марок, а в 1906 году- 5 900 600 марок. Из этого вытекает, что хотя низшие доходы и повысились, но вследствие повысившихся цен фактически они остались на прежнем уровне; на долю средних классов выпало относительно очень незначительное улучшение, тогда как число и доходы самых богатых людей возросли намного. Таким образом, классовые противоречия обострились.

В своих исследованиях о распределении национального дохода в Пруссии с 1882 до 1902 года профессор Адольф Вагнер приходит к следующим результатам. Он делит население Пруссии на 3 большие группы: 1) низшую группу (unterstand) (низший доход до 420 марок, средний — от 420 до 900, высший — от 900 до 2100 марок); среднюю группу (mittelstand) (низший доход от 2100 до 3 тысяч, средний — от 3 тысяч до 6 тысяч и высший — от 6 тысяч до 9500 марок); высшую группу (oberstand) (низший доход от 9500 до 30 500, средний — от 30 500 до 100 тысяч и высший — доход, превышающий 100 тысяч марок). Общий доход делится на почти равные части между этими тремя группами. 3,51 процента высшего сословия располагают 32,1 процента общего дохода; низшее сословие, включающее 70,66 процента освобожденных от налога, располагает также доходом, составляющим 32,9 процента общего дохода; 25,83 процента среднего сословия располагают 34,9 процента общего дохода. Если взять только подлежащие обложению доходы, то окажется, что на плательщиков, имеющих от 900 до 3 тысяч марок дохода и составляющих в 1892 году 86,99 процента, а в 1902 году 88,04 процента всех плательщиков, падает немного более половины подлежащих обложению доходов, а именно: 51,05 процента в 1892 году и 52,1 процента в 1902 году. На доходы выше 3 тысяч марок, которые составляют от 12 до 13 процентов всех плательщиков, приходилось приблизительно в 1892 году 49, а в 1902-48 процентов общего дохода, подлежащего обложению. Средний доход мелких плательщиков для всей Пруссии доходил в 1892 году до 1374, в 1902-до 1348 марок, сократившись, таким образом, на 1,89 процента. Напротив, средний доход крупных плательщиков повысился с 8811 марок в 1892 году до 9118 марок в 1902 году, то есть на 3,48 процента. На высшее сословие, составлявшее в 1892 году только 0,5 процента, а в 1902 году — 0,63 процента общего количества плательщиков, приходилось в 1892 году 15,95 процента, а в 1902 году 18,37 процента всего дохода. Слабее всего идет рост доходов у низших и средних слоев средней группы, несколько сильнее у высшего слоя низшей группы, а наиболее сильно, с увеличением дохода от группы к группе, — у высшего слоя средней группы и целиком у всей высшей группы. Чем больше доход плательщиков одной группы, чем они богаче, тем более возрастает относительно их число. И все более увеличивается количество плательщиков с более высокими и наивысшими доходами, но сами доходы их в среднем также постоянно возрастают. Другими словами, происходит все возрастающая концентрация доходов не только у отдельных особенно богатых людей, но и у известного числа сильно разбогатевших лиц, представляющих и абсолютно и относительно только незначительную группу, включающую экономически могущественную прослойку.

«Из этого следует вывод, что современное хозяйственное развитие пошло на пользу всему народу, увеличивая количество членов каждого социально-экономического класса и повышая его доход, но в весьма неравной степени: больше всего это развитие пошло на пользу богатейшим и низшим классам и меньше всего средним. Между тем увеличились и социальные и классовые различия, поскольку они покоятся на величине дохода».[264]

По налоговому обложению 1908 года в Пруссии было 104 994 плательщика с доходом выше 9500 марок и имеющих общий доход 3 123 273 тысячи марок. Из них 3796 имели доходов свыше 100 тысяч марок, общая сумма которых составляла 934 миллиона марок; 77 плательщиков имели каждый более чем 1 миллион дохода; 104 904 плательщика, или 1,78 процента, с доходом более 9500 марок имели такой же доход, как 3 109 540 (52,9 процента) о доходом от 900 до 1350 марок!

В Австрии приходится «на 12–13 процентов плательщиков-с доходом от 4 тысяч до 12 тысяч крон круглым счетом 24 процента чистых доходов, подлежащих обложению.

Если же взять все доходы до 12 тысяч крон, то на эту группу приходится более 97 процентов плательщиков и 74 процента доходов. На остальные 3 процента плательщиков падает, таким образом, 26 процентов подлежащих обложению доходов».[265] Свободный от налога жизненный минимум выше, чем в Пруссии, — 1200 крон, или 1014 марок. Мелкие плательщики с доходом от 1200 до 4 тысяч крон составляли в 1904 году 84,3 процента всех подлежащих обложению. Богатейших людей с доходом более 200 тысяч крон в 1898 году было 255. В 1904 году их было 307, или 0,032 процента всех плательщиков.

В Великобритании и Ирландии, согласно работе Гиоцца, половина всего национального дохода (более 16 600 миллионов марок) принадлежит одной девятой, части населения. Автор делит население на три группы: богатых с доходом, превышающим 700 фунтов стерлингов (14 тысяч марок), состоятельных с доходом от 160 (3200 марок) до 700 фунтов стерлингов и бедняков с доходом менее. 160 фунтов стерлингов (3200 марок).

Таким образом, больше чем треть национального дохода принадлежит меньше чем одной тридцатой части населения. Исследования Бута для Лондона и Роунтри для Йорка доказали, что 30 процентов всего населения всю свою жизнь находятся в когтях постоянной нужды.[266]

Для Франции Левассер на основании статистики наследств дает следующее сопоставление: «2/5 национального богатства находятся в распоряжении 98 процентов собственников, имеющих меньше 100 тысяч франков; около 1/3 принадлежит маленькой группе, насчитывающей 1,7 процента, а 1/4 всего национального богатства составляет долю ничтожного меньшинства в 0,12 процента!».[267]

Из этого можно видеть, как велика масса неимущих и как незначителен слой имущих классов.

«Растущее неравенство, — говорит Г. Шмоллер, — неоспоримо. Нет сомнения, что распределение богатства в Средней Европе с 1300 до 1900 года становилось все более неравномерным, в разных странах, конечно, в разной степени. Новейшее развитие с растущими классовыми противоположностями сильно увеличило имущественное неравенство и неравенство в доходах».[268]

Этот процесс капиталистического развития и концентрации, совершающийся во всех культурных странах при анархии способа производства, которой до сих пор не мог помещать ни один трест, ни один синдикат, необходимо вызывает перепроизводство, приостановку сбыта, а вместе с тем и кризис.