Основные законы социалистического общества

Привлечение всех работоспособных к работе

Как только общество овладеет всеми средствами производства, основным законом социалистического общества станет обязанность для всех трудоспособных без различия пола работать. Без труда общество не в состоянии существовать. Ввиду этого оно вправе требовать, чтобы каждый, желающий удовлетворять свои потребности, принимал участие в создании продуктов для удовлетворения этих потребностей по мере своих физических и духовных способностей. Нелепое утверждение, будто социалисты хотят отменить труд, — это беспримерный абсурд. Бездельники и тунеядцы имеются лишь в буржуазном мире. Социализм согласен с Библией в том, что, кто не работает, тот не должен и есть. Но работа должна быть в то же время и полезным, продуктивным трудом. Новое общество будет поэтому требовать, чтобы каждый занялся определенной промышленной, ремесленной, земледельческой или другой какой-либо полезной деятельностью, посредством которой он сможет доставить известную трудовую услугу для удовлетворения имеющихся потребностей. Без труда нет наслаждения, без наслаждения нет труда.

Ввиду того что все обязаны трудиться, все одинаково заинтересованы в выполнении при работе трех условий: во-первых, чтобы продолжительность работы была умеренной, без переутомления; во-вторых, труд должен быть по возможности приятен и разнообразен; в-третьих, он должен быть как можно более производительным, так как от этого зависит продолжительность рабочего времени и наслаждения. Эти три условия зависят, однако, в свою очередь от характера и количества имеющихся в распоряжении средств производства и рабочей силы, а также от тех требований, какие общество предъявляет к собственному образу жизни. Социалистическое общество создается не для того, чтобы жить по-пролетарски, а для того, чтобы покончить с пролетарским образом жизни громадного большинства человечества. Это общество стремится предоставить каждому возможно больше удобств, но в таком случае возникает вопрос: как высоки будут запросы общества?

Для того чтобы установить это, необходимо известное управление, обнимающее собою все сферы общественного труда. Наши общины являются в данном отношении целесообразным основанием; если они окажутся слишком большими, затрудняющими общий обзор хозяйства, то их разделят на округа. Как это было когда-то в первобытном обществе, все совершеннолетние члены общины без различия пола участвуют в выборах и назначении доверенных лиц, которые должны осуществлять управление. Во главе всех местных органов власти находится центральное управление, являющееся, кстати сказать, не правительством, господствующим путем силы, а лишь исполнительным коллегиальным органом. Будет ли центральное управление избираться непосредственно всем обществом или будет назначаться общинными учреждениями, — безразлично. Эти вопросы не могут иметь в будущем того значения, какие они имеют в настоящем, ибо дело будет состоять не в замещении должностей, доставляющих большую власть, влияние и более высокий доход, а в доверии, которым будут наделяться способные, все равно — мужчина или женщина, сменяемые или вновь избираемые смотря по потребности и благоусмотрению избирателей. Все должности будут замещаться лишь временно. Таким образом, те, кто занимают эти должности, не приобретают особой «квалификации чиновника», так как отсутствуют длительное выполнение функций и иерархический порядок повышения по службе. В силу тех же соображений является для нас безразличным также вопрос о том, должны ли находиться между центральными и местными управлениями промежуточные ступени, например провинциальные управления и т. п. Если они окажутся необходимыми, их введут, если излишними, — их не станут учреждать. Во всем этом решающее значение имеет потребность, определяющаяся практикой. Если старые учреждения с развитием общества окажутся ненужными, их отменят без шума и споров и вместо них создадут новые, ибо сохранение их не лежит в чьих-либо частных интересах. Таким образом, такое управление, основанное на самых широких демократических принципах, коренным образом отличается от ныне существующего. Сколько борьбы в газетах, сколько словесных перебранок в наших парламентах, сколько исписанной официальной бумаги в наших канцеляриях бывает необходимо теперь из-за самого незначительного изменения в управлении или в правительстве!

Самое важное — это установить количества и характер имеющихся в распоряжении сил, количества и характер средств производства, фабрик, мастерских, средств сообщения, земли и почвы и т. д., а также их производительность. Затем необходимо будет определить имеющиеся в наличии запасы и количество товаров и предметов, которое потребуется для удовлетворения потребности общества в течение определенного периода времени. Подобно тому как ныне государство и различные общинные учреждения определяют ежегодно свои бюджеты, то же самое будет делаться в будущем для всего общественного потребления, причем будут вноситься изменения, обусловленные увеличением потребностей или новыми потребностями. Статистика будет играть при этом главную роль; она сделается важнейшей вспомогательной наукой в новом обществе, она даст мерило для всей общественной деятельности.

Уже и теперь статистика широко применяется для подобных целей. Государственные и коммунальные бюджеты основываются на целом ряде статистических исследований, осуществляемых ежегодно в отдельных отраслях управления. Продолжительный опыт и известное постоянство в текущих потребностях облегчают эту работу. Точно так же каждый предприниматель крупной фабрики, каждый торговец в состоянии при нормальных условиях с точностью определить, что именно ему необходимо на предстоящую четверть года и как ему следует организовать свое производство и закупки. Все это он может легко и без особого труда рассчитать, если не возникнут какие-либо чрезвычайные изменения.

Тот факт, что кризисы порождаются слепым, анархическим производством, то есть, когда производят товары, не зная запасов, сбыта и спроса их на мировом рынке, побудил в последние годы крупных промышленников различных отраслей промышленности объединиться в картели и тресты, с одной стороны, для установления цен, с другой — для регулирования производства на оснований имеющегося опыта и поступающих заказов. Соответственно производительной силе каждого отдельного предприятия и вероятному сбыту устанавливается, сколько именно каждый отдельный предприниматель должен произвести в ближайшие месяцы. Нарушение договора облагается высоким штрафом и оплатой. Предприниматели заключают эти договоры не в интересах публики, а к ее вреду и для собственной пользы. Их цель — воспользоваться могуществом коалиции для увеличения своей прибыли. Такое регулирование производства имеет в виду лишь возможность устанавливать такие цены, какие никогда не могут быть достигнуты при конкурентной борьбе отдельных предпринимателей. Таким образом, осуществляется обогащение за счет потребителей, принужденных платить запрашиваемую цену за продукт, в котором они нуждаются. И не только потребитель вообще, но и рабочий страдает от существования картелей, трестов и т. д. Регулирование производства предпринимателем делает излишней известную часть служащих и рабочих, которые вынуждены ради заработка сбивать заработную плату своих работающих товарищей. Кроме того, социальная сила картелей так велика, что даже рабочие организации редко могут им противодействовать. Предприниматели получают, таким образом, двойную выгоду — они добиваются более высоких цен и платят более низкую заработную плату. Такое регулирование производства предпринимательскими союзами является прямою противоположностью тому, которое будет иметь место в социалистическом обществе: теперь решающую роль играют интересы предпринимателей, в будущем решающую роль приобретут интересы общественные. Производство будет иметь тогда в виду удовлетворение потребностей всех членов общества, а не выжимание посредством высоких цен больших барышей для немногих. В буржуазном обществе даже наилучше организованные картели не в состоянии предусмотреть и учесть все факторы; конкуренция и спекуляция продолжают свирепствовать на мировом рынке, несмотря на картели, и внезапно обнаруживается, что в расчете имеются промахи, и искусственно возведенное здание рушится.

Подобно индустрии, обширной статистикой располагает и торговля. Еженедельно торговые центры и порты сообщают статистикам сведения о запасах керосина, кофе, хлопка, сахара, хлеба и т. д. Эти статистические данные, однако, зачастую оказываются неточными, так как собственники товаров нередко заинтересованы в том, чтобы скрыть истинное положение дел. Но в общем эти данные являются довольно надежными и дают возможность заинтересованному лицу познакомиться с состоянием рынка в ближайший период времени. Но и здесь надо учитывать спекуляцию, которая изменяет все расчеты, все опрокидывает и часто делает невозможным всякую реальную сделку. Но подобно тому как всеобщее регулирование производства в буржуазном обществе, с его многими тысячами частных предпринимателей и противоположными интересами, является невозможным, так же невозможно и регулирование распределения продуктов вследствие спекуляционного характера торговли, многочисленности лиц, занимающихся торговлею, и противоречивости их интересов. То, что делается в этой области, показывает лишь, что может быть сделано, как только исчезнут частные интересы и восторжествуют общественные интересы. Доказательством тому может служить, например, статистика урожая, предпринимаемая ежегодно в различных культурных странах и дающая возможность установить урожай, размер удовлетворения собственного потребления и вероятных цен.

В социалистическом обществе все эти отношения будут полностью упорядочены, все общество соединено будет солидарной связью. Все будет совершаться по плану и порядку, благодаря чему окажется весьма легким определение размера разнообразных потребностей. При наличии некоторого опыта все дело не будет представлять никакого затруднения. Раз будет, например, статистически установлено, какова в среднем потребность в хлебе, мясе, в обуви, белье и т. д., и будет, с другой стороны, точно известна производительность соответствующих предприятий, то окажется возможным определение средней продолжительности ежедневного общественного необходимого труда. Можно будет также определить, нужны ли новые предприятия для производства некоторых товаров или, если имеется избыток таких предприятий, нужно ли их ликвидировать или использовать для других целей.

Каждый решает, в какой отрасли труда он мог бы работать; наличие многочисленных и самых различных областей труда дает возможность учитывать самые различные желания. Если в одной отрасли труда обнаружен избыток сил, а в другой недостаток, то органы управления примут надлежащие меры и восстановят равновесие. Организовать производство и предоставить различным силам возможность быть правильно использованными станет главной задачей избранных должностных лиц. Чем согласованнее работают все эти силы, тем ровнее работает механизм. Отдельные отрасли труда и их подразделения избирают своих распорядителей, берущих на себя руководство делом. Это не начальники, какими являются ныне инспектора и управляющие, а товарищи, которые выполняют возложенную на них функцию управления вместо производительной деятельности. Не исключено, что с усовершенствованием организации и при более высокой подготовке ее Членов эти функции будут выполняться поочередно всеми участниками без различия пола.