Гармония интересов

Труд, организованный на началах полной свободы и демократического равенства, когда один стоит за всех и все — за одного и когда все проникнуто чувством полной солидарности, явится источником творческого наслаждения и соревнования, которые невозможны при современной экономической системе. Этот дух радостного созидания окажет также свое воздействие и на производительность труда.

Далее, так как все работают друг для друга, то существует общая заинтересованность в том, чтобы все предметы производились как можно лучше и совершеннее, с минимальной затратой сил и рабочего времени, либо ради экономии рабочего времени, либо в целях использования времени для производства новых продуктов, предназначенных к удовлетворению более высоких потребностей. Этот всеобщий интерес побудит всех стремиться к улучшению, упрощению и ускорению процесса труда. Честолюбивое стремление к изобретениям и новым открытиям достигнет своей высшей степени, каждый будет стараться перещеголять других своими проектами и идеями.[279] Наступит, таким образом, как раз противоположное тому, что утверждают противники социализма. Какое множество изобретателей и людей, совершивших новые открытия, погибает в буржуазном мире! Сколько из них было им использовано и затем брошено на произвол судьбы! Если бы талант и умственное дарование, а не собственность находились во главе буржуазного общества, то большая часть предпринимателей должна была бы уступить место своим рабочим, техникам, инженерам, химикам и т. д. Все они — именно те люди, которые в 99 случаях из 100 совершали открытия, изобретения, усовершенствования, используемые обладателем денежного мешка. Сколько тысяч таких изобретателей погибло потому, что не нашлось человека, который предоставил бы средства для осуществления их открытия! Сколько заслуженных изобретателей было раздавлено еще в зародыше, подавлено и подавляется под тяжестью социальной нужды повседневной жизни, не поддается никакому вычислению. Не люди со светлой головой и проницательным умом, а те, у кого много денег, являются господами мира, что не исключает, конечно, соединения в одном лице и светлого ума и полного кошелька.

Всякий, кто знаком с действительностью, знает, как недоверчиво относятся теперь рабочие ко всякому вновь вводимому улучшению, ко всякому новому изобретению. И они правы, ибо обычно выгоду от них получает не рабочий, а предприниматель. Рабочий должен опасаться, как бы новая машина или вводимое усовершенствование не выбросили его на мостовую, как излишнего. Вместо того чтобы радостно приветствовать какое-либо изобретение, делающее честь человеческому гению и полезное человечеству, он произносит лишь слова угрозы и проклятия. А как много улучшений в процессе производства, открытых рабочими, не было осуществлено! Рабочий утаивает их, ибо боится получить от них не пользу, а вред. Таковы естественные последствия противоположности интересов.[280]

В социалистическом обществе противоположность интересов устраняется. Каждый развивает свои способности, чтобы быть полезным себе и вместе с тем приносить пользу всему обществу. Ныне удовлетворение личного эгоизма и общее благо в большинстве случаев несовместимы и исключают друг друга; в новом обществе эти противоположности устраняются. Удовлетворение личного эгоизма и содействие общему благу гармонично сливаются одно с другим.[281]

Громадное влияние такого морального состояния очевидно. Производительность труда значительно возрастет. Особенно сильно возрастет она также и потому, что прекратится огромное раздробление рабочей силы на сотни тысяч и миллионы крошечных производств, работающих посредством самых несовершенных орудий и средств труда.

В книге было уже указано, на какое бесчисленное множество мелких, средних и крупных предприятий раздроблена германская промышленность. Путем объединения мелких и средних предприятий в крупные, оснащенные всеми достижениями современной техники предприятия будет покончено с расточительством сил, времени, всякого рода материалов (света, топлива и т. д.) и помещений, существующих в настоящее время, а производительность труда во много раз возрастет.

Как велика разница в производительности между мелкими, средними и крупными предприятиями, могут иллюстрировать данные промышленной переписи 1890 года в штате Массачусетс. Все предприятия десяти главных отраслей промышленности были там подразделены на три категории. Те, кто производят товаров менее чем на 40 тысяч долларов, относятся к низшей группе, производящие на 40 тысяч — 150 тысяч долларов — к средней, производящие товаров более чем на 150 тысяч долларов — к высшей.

Результаты таковы:

Число мелких предприятий, более чем в два раза превышающее число средних или крупных предприятий, производило, таким образом, только 9,4 процента всей продукции, в то время как 18,6 процента крупных предприятии производило почти в два с половиной раза больше, чем все остальные. Но и крупные предприятия могли бы быть организованы рациональнее, так, что при общем производстве, поставленном на более высокий технический уровень, продуктивность работы может быть значительно выше.

Сколько можно выиграть во времени при рациональной системе производства, показывают интересные вычисления, сделанные Герцка в его книге «Законы социального развития».[282] Автор исследовал, сколько необходимо рабочих и времени, чтобы удовлетворить потребности 22-миллионного населения Австрии при системе крупного производства. Для этой цели Герцка использовал сведения о производительности крупных предприятий в различных отраслях промышленности и соответственно этому сделал свои вычисления. При этом он принял во внимание обработку 10,5 миллионов га пахотной земли и 3 миллионов га лугов, которые способны были бы покрыть потребность этого населения в хлебе и мясных продуктах. Далее, Герцка включил в свои вычисления строительство жилищ, исходя из того, что каждая семья получит отдельный домик в 150 квадратных метров с пятью комнатами, рассчитанный на 50 лет. В результате такого вычисления оказалось, что для сельского хозяйства, строительного дела, мучного и сахарного производства, угольной, металлургической и машиностроительной промышленности, для промышленности, производящей одежду, и для химической промышленности понадобилось бы всего 615 тысяч рабочих, занятых круглый год при современном среднем рабочем дне. Эти 615 тысяч рабочих составляют лишь 12,3 процента всего работоспособного населения Австрии, даже если оставить в стороне всех женщин и мужское население в возрасте менее 16 и выше 50 лет. Если бы все 5 миллионов лиц мужского пола, имеющихся налицо к моменту исчисления, работали наряду с 615 тысячами, то каждый из них должен был бы работать только 36,9 дня в году, для ровного счета 6 недель, ради удовлетворения жизненных потребностей 22 миллионов населения. Но если мы возьмем 300 рабочих дней в году вместо 37, то для удовлетворения всех необходимых потребностей при новой организации труда понадобилось бы работать ежедневно только 13/8 часа, а не 11 часов, как сейчас.

Герцка вычисляет также потребности в предметах роскоши более зажиточных классов и находит, что для 22 миллионов людей понадобилось бы еще 315 тысяч рабочих. Таким образом, достаточен был бы круглым счетом один миллион рабочих, то есть 20 процентов работоспособного мужского населения, за исключением мужчин менее 16 и более 50 лет, чтобы удовлетворить все потребности населения в 60 дней. Если же учесть все работоспособное мужское население, то пришлось бы работать в среднем только 2,5 часа в день.[283]

Это вычисление не может изумить никого, желающего вникнуть в существо дела. Предположим, что при таком коротком рабочем времени смогут принять участие в труде, исключая больных и инвалидов, также все мужчины в возрасте свыше 50 лет и молодежь, не достигшая еще 16 лет, равно как и значительная часть женщин, не занятая воспитанием детей, приготовлением пищи и т. п.; тогда можно было бы еще более сократить рабочий день или значительно повысить уровень потребностей. Никто не станет отрицать, что в будущем произойдут еще более значительные и непредвидимые успехи в усовершенствовании процесса производства, которые создадут еще большие преимущества. С другой стороны, дело идет о том, чтобы сделать доступным для всех удовлетворение тех потребностей, которое ныне доступно лишь меньшинству, а при более высоком развитии культуры возникают все новые потребности, которые также должны быть удовлетворены. Нужно постоянно повторять, что новое общество не станет влачить пролетарское существование, что оно будет жить так, как того требует народ с высокоразвитой культурой, и конечно, для всех своих членов, от первого до последнего. Но оно будет в Состоянии удовлетворять не только все свои материальные потребности; оно должно также предоставить всем достаточное время для художественного и научного образования, а также и для отдыха.