Организация труда

И в других весьма существенных пунктах социалистическое общественное хозяйство будет отличаться от буржуазного частного хозяйства. Правило, гласящее «дешево, да гнило», которое применяется и не может не применяться в громадной части капиталистического производства, ибо большинство покупателей в состоянии купить лишь дешевые товары, портящиеся весьма быстро, — это правило потеряет силу. Производиться будут товары самого лучшего достоинства, не подвергающиеся быстрой порче. Безвкусица, глупости и безумства в сфере моды, которым потворствует расточительность, также исчезнут. Несомненно, что люди будут одеваться целесообразнее и красивее, чем теперь (заметим мимоходом, что моды последнего столетия, в особенности мужские, отличаются крайней безвкусицей), кроме того, моды не станут более вводить каждую четверть года — это бессмыслица, вызываемая, с одной стороны, конкуренцией женщин между собою, а с другой стороны — хвастовством, тщеславием и желанием выставить напоказ свое богатство. В настоящее время многие живут благодаря этим глупым увлечениям людей, и потому лично заинтересованы в том, чтобы поддерживать и развивать их. Вместе с безумствами в сфере моды платьев исчезнут подобные же глупости и по отношению к стилю жилищ. Эксцентричность процветает здесь в наихудшем виде. Стили, требовавшие для своего развития целые столетия и возникшие в самых различных странах, теперь отбрасываются, люди не довольствуются более европейским стилем, а переходят к стилю японцев, индусов, китайцев и т. д. Наши представители художественных ремесел не знают более, что им делать с моделями и образцами. Едва они успели приспособиться к одному какому-нибудь «стилю» и надеются покрыть сделанные затраты, как появляется новый «стиль», который снова требует больших затрат времени и денег, физических и духовных сил. В этом перескакивании от одной моды к другой, от одного стиля к другому очень ярко отражается нервозность нашего века. Никто не станет утверждать, что в этой лихорадочной поспешности кроется смысл и разум и что она есть признак здорового состояния общества.

Социализм снова внесет большую устойчивость в жизненные привычки общества; он сделает возможным покой и наслаждение и освободит людей от царящих в наше время торопливости и возбуждения. Нервность, этот бич нашего времени, тогда исчезнет.

Но и самый труд должен стать приятным. Для этого нужны практически и со вкусом устроенные мастерские, возможно большее предохранение людей от всякой опасности, устранение неприятных запахов, испарений, дыма и т. д. — словом, всех вредных для здоровья и тягостных условий. Вначале новое общество производит при помощи орудий и вспомогательных средств труда, заимствованных у старого общества. Но они совершенно недостаточны. Бесчисленные разбросанные и во всех отношениях непригодные помещения, неудовлетворительные орудия труда и машины не соответствуют более ни числу рабочих, ни их запросам относительно удобства и приятности. Создание множества больших, светлых и просторных рабочих помещений, оборудованных и украшенных наилучшим образом, является самой насущной необходимостью. Искусство и техника, умственная и физическая ловкость найдут тотчас же для себя самое обширное поле деятельности. Все области машиностроения, производства инструментов строительного дела, отрасли труда, занятые внутренним устройством помещений, получат возможность самого широкого развития. Все, что только изобретательный ум человека способен выдумать по части более удобных и приятных помещений, более целесообразной вентиляции, освещения и отопления, машинной и технической организации и всего, что касается чистоты, — все это найдет свое приложение. Экономия на двигательных силах, на отоплении, освещении, времени, равно как соображения удобств, необходимых для труда и жизни, делают необходимой наиболее целесообразную концентрацию рабочих помещений в определенных пунктах. Жилища будут отделены от рабочих помещений и освобождены от неприятностей, связанных с промышленной работой. В свою очередь эти неприятности будут сведены до самого незначительного минимума посредством различных целесообразных мер и в конце концов будут устранены совсем. Современное состояние техники располагает уже достаточными средствами, чтобы самые опасные области производства, как, например, горное дело, химические предприятия и т. д., полностью освободить от присущих им опасностей. Но эти средства не находят себе применения в буржуазном обществе, ибо они связаны со значительными расходами и не существует никакого обязательства делать для охраны рабочих что-либо сверх самого необходимого. Неудобства, присущие, например, труду в горном деле, могут быть устранены применением другого способа разработки пород, широкой системой вентиляции, введением электрического освещения, значительным сокращением рабочего дня и частой сменой работающих. Да и нет никакой надобности в особенном остроумии, чтобы найти предохранительные средства, которые сделали бы несчастные случаи, например при постройках, почти невозможными и придали бы труду на них весьма приятный характер. Необходимые предохранительные меры против солнечной жары и дождя могут быть широко осуществлены на больших стройках и во всех работах на открытом воздухе. В таком обществе, как социалистическое, располагающем достаточным количеством рабочих, можно легко осуществить более частую смену работающих и приурочить известные работы к определенным временам года или определенным часам.

Вопрос об устранении пыли, дыма, копоти, вони может быть уже сегодня полностью разрешен химией и техникой; если же это не делается теперь или делается недостаточно, то только потому, что частные предприниматели не хотят пожертвовать для этого необходимые средства. Рабочие помещения будущего общества, где бы они ни находились, на земле или под землею, будут, таким образом, самым выгодным образом отличаться от современных. Улучшения условий труда являются для частного предприятия прежде всего денежным вопросом, вопросом выгоды. Если они не выгодны, то рабочий может гибнуть. Капитал не делает того, что не дает прибыли. Человечность не котируется на бирже.[284]

В социалистическом обществе вопрос о прибыли не играет роли; определяющая роль в нем принадлежит соображениям о благе всех его членов. Все, что им полезно и что их охраняет, должно быть введено; что им вредит — отвергается. Никто не принуждается участвовать в каком-либо опасном предприятии. Если предпринимается какое-либо дело, связанное с опасностями, то можно быть уверенным, что найдется достаточно добровольцев, тем более что никогда такое предприятие не будет иметь в виду целей, вредных для культуры, а всегда только — содействующие ей.