Мелиорация почвы

Общество должно прежде всего обратить внимание на почву как на нечто целое, то есть на ее топографическое состояние, — ее горы, равнины, леса, озера, реки, пруды, пустоши, болота, топи и трясины. Эти топографические особенности оказывают наряду с неизменным географическим положением известное влияние на климат и на свойства почвы. Здесь открывается широкое поле деятельности для целого ряда наблюдений и опытов. То, что государство до сих пор сделало в этом направлении, — чрезвычайно мало. Во-первых, оно уделяет таким культурным задачам лишь небольшие средства, а во-вторых, если бы оно даже хотело широко поставить это дело, ему помешали бы в этом крупные частные собственники, играющие решающую роль в законодательстве. Без решительного вторжения в права частной собственности государство ничего не достигнет в этой области. Но существование государства покоится на признании священности частной собственности, крупные собственники являются его наиболее важной опорой; поэтому у него нет силы, чтобы действовать против их воли. Новому обществу, чтобы достигнуть наивысшего плодородия земли, предстоит предпринять грандиозные и обширные мелиорационные работы: облесение и лесные вырубки, орошение и осушение, изменение состава почвы и ее уровня, насаждения и т. д.

Весьма важным вопросом в деле культуры земли и почвы является проведение обширной, систематически проложенной сети каналов и рек, согласно научным принципам. Вопрос о более дешевом транспорте по водным путям, столь важный для современного общества, в новом обществе уже не имеет такого значения. Но водные пути все же заслуживают внимания как удобное средство сообщения, требующее незначительной затраты сил и материалов. Система рек и каналов играет большую роль для подвоза удобрения и материалов, для мелиорации почвы, а также для вывоза урожая и т. п.

Опытом установлено, что бедные водою страны гораздо более страдают от холодной зимы и жаркого лета, чем богатые ею; поэтому только в исключительном случае приморские страны страдают от крайностей температуры. Такие крайности одинаково вредны и неприятны как для растительности, так и для людей. Широкая система каналов вместе с зелеными насаждениями могла бы, без сомнения, оказать благотворное влияние. Система каналов, связанная с устройством больших бассейнов- собирателей и хранителей воды, скопляющейся во время половодья или сильных ливней, могла бы быть весьма полезна. Такие же сооружения были бы необходимы для горных рек и ручьев. Наводнения с их опустошительными последствиями стали бы тогда невозможными. Более широкая поверхность воды с ее значительными испарениями содействовала бы, вероятно, и более равномерному распределению дождей. Сооружения подобного рода сделали бы возможным применение для орошения земли нагнетательных машин, раз только последние оказались бы необходимыми.

Большие земельные площади, бывшие до сих пор почти бесплодными, могли бы превратиться посредством искусственных оросительных сооружений в плодородные местности. Там, где теперь даже овцы едва находят для себя пропитание и в лучшем случае чахоточные сосны простирают к небу свои тощие ветви, можно было бы собирать обильные урожаи и густое население находило бы себе богатую пищу. Так, например, превращение обширных песчаных мест Марки «священной немецкой империи» в рай плодородия есть лишь вопрос приложения труда. На это было даже указано в одном из докладов, прочитанных весною 1894 года по поводу немецкой сельскохозяйственной выставки в Берлине.[304] Но осуществить необходимые работы по мелиорации, сооружению каналов, оросительных приспособлений и т. д. земельный собственник Марки не может, и в результате непосредственно у ворот имперской столицы широкие пространства земли пребывают в таком состоянии, которое позднейшим поколениям будет казаться непонятным. С другой стороны, посредством канализации будут осушены и приобщены к культуре обширные болотные пространства, топи и трясины на севере и юге Германии. Водные течения могли бы быть использованы также для разведения рыбы и служили бы обильным источником пищи; кроме того, они давали бы возможность общинам, не имеющим рек, устраивать превосходные купальни.[305]

Какое большое значение имеет орошение, показывают следующие примеры: вблизи Вейсенфельса 7,5 га хорошо орошенных лугов дают 480 ц отавы, а близлежащие 5 га однородных по характеру почвы лугов, но неорошенных, дают только 32 ц. Таким образом, урожай первых превышает урожай последних более чем в десять раз. Подле Ризы, в Саксонии, 65 акров орошенных лугов подняли чистый доход с 5850 до 11 100 марок. По Бухенбенгеру, после орошения бесплодной песчаной почвы Бокер Хейде, на правом берегу Липпы, обошедшегося в 124 тысячи марок, был получен чистый годовой доход в круглой сумме 400 тысяч марок. И это на почве, не приносящей прежде почти никакого дохода! Улучшение почвы в Нижней Австрии при издержках в сумме 1 миллион крон обеспечило повышение дохода от урожая на 6 миллионов крон. Расходы по дорогим сооружениям оказались выгодными. Между тем в Германии существуют кроме Марки еще обширные местности, почва которых, состоящая главным образом из песка, дает лишь сносный урожай во время очень сырого лета. Эти местности, прорезанные каналами, орошаемые и улучшенные по составу почвы, дали бы в самое короткое время урожай в пять и десять раз больший, чем теперь. В Испании известны примеры, когда урожай на хорошо орошенной земле в сравнении с урожаем на неорошенной был выше в 37 раз. Итак, больше воды — и земля даст обилие новых продуктов питания.

Не проходит почти года без того, чтобы в разных провинциях, в разных землях Германии не произошли один два раза и чаще более или менее значительные наводнения от ручьев, рек и потоков. Обширные пространства самой плодородной земли уносятся напором волн, другие покрываются песком, камнями, мусором и делаются бесплодными. Целые плантации фруктовых деревьев, требовавшие десятилетий для своего развития, вырываются с корнем. Дома, мосты, улицы, плотины подмываются водою, разрушается железнодорожное полотно, приносятся в жертву человеческие жизни, погибает скот, пропадает работа по мелиорации, уничтожаются посевы. Большие пространства земли," подверженные опасности частых наводнений, или вовсе не обрабатываются или обрабатываются редко из-за боязни потерпеть снова убытки. Большое опустошение лесов, совершаемое особенно в горах преимущественно частными лицами, еще более увеличивает эту опасность. Бессмысленным истреблением лесов, рассчитанным единственно на получение прибыли, объясняется заметное ухудшение плодородия почвы в провинциях Пруссии и Померании, в Каринтии и Штирии, в Италии, Франции, Испании, России и т. д.

Последствием истребления лесов в горах являются частые наводнения. Разливы Рейна, Одера и Вислы объясняют главным образом вырубкой леса в Швейцарии, Галиции и Польше. Той же причиной объясняют частые наводнения — в Италии, в особенности наводнения реки По. По тем же самым причинам уменьшилось плодородие в Модере, в значительной части Испании, в плодороднейших местностях России, в обширных когда-то роскошных и плодородных странах Ближней Азии.[306]

Однако и в буржуазном обществе сознают, что в этой области ничего не поделаешь, если оставить все на произвол судьбы, и что, применяя в широком масштабе разумные мероприятия, можно превратить разрушающие культуру силы в созидающие ее. Так пришли к устройству больших запруд, собирающих воду в огромном количестве, с тем чтобы использовать ее силу для электрификации промышленности и сельского хозяйства. Особенно в большом масштабе осуществляются работы по возведению плотин на горных реках и потоках Баварии, с тем чтобы использовать силу воды для электрификации железных дорог и всевозможных промышленных предприятий. Таким образом, аграрная старая Бавария постепенно превратилась в современную промышленную страну.