Мероприятия против истощения почвы

Таким образом, мы видим, как уже при теперешних условиях совершается настоящий переворот в деле человеческого питания. Но использование всех этих открытий совершается крайне медленно, ибо господствующие классы, особенно землевладельцы, кровно заинтересованы в том, чтобы не дать им ходу. Правда, весною каждое воскресенье во всех церквах молятся о хорошем урожае, но при этом с задней мыслью, подобной той, с которой верующие обращаются к святому Флориану: «Святой Флориан, сохрани мой дом и сожги другие». Дело в том, что, если урожай хорош во всех странах, то резко снижаются цены, отчего аграрий приходит в ужас. Ему вредит то, что bcqm другим полезно, поэтому он противник всякого изобретения и открытия, которое приносит пользу не только ему, но и всем другим. Наше общество повсюду вступает в противоречие со своим собственным развитием.

Сохранение плодородия почвы, а также его повышение зависят прежде всего от наличия достаточного количества удобрений. Добывание их является поэтому и для нового общества одной из важнейших задач.[314] Удобрение составляет для почвы то же, что пища для человека, и, подобно тому как не всякая пища одинаково питательна, так и не всякое удобрение одинаково ценно. Почве должны быть возвращены точно те же химические составные части, которые она потеряла вследствие снятия жатвы, причем те химические элементы, в которых по преимуществу нуждается данный вид растения, должны быть доставлены ей в усиленном количестве. Ввиду этого изучение химии и ее практическое применение достигнут невиданных ныне размеров.

Все отбросы животных и людей содержат в себе именно те химические элементы, которые наиболее пригодны к воспроизведению человеческой пищи. Ввиду этого необходимо стремиться к открытию наиболее совершенных средств их добывания и к их наиболее целесообразному распределению. В этом отношении ныне грешат очень много. Особенно отличаются города и промышленные центры, которые получают извне целые массы пищевых продуктов, но возвращают почве лишь самую незначительную часть драгоценных отбросов и экскрементов. Последствием этого является то, что хозяйства, более отдаленные от городов и промышленных центров и отдающие им ежегодно большую часть своих продуктов, чувствительно страдают от недостатка удобрений. Удобрительные вещества, которые получаются от живущих при этих хозяйствах людей и животных, зачастую оказываются недостаточными, потому что на месте потребляется лишь часть всего урожая. Таким образом утверждается система ограбления, которая истощила бы почву и понизила урожай, если бы недостаток естественных удобрений не возмещался подвозом искусственного удобрения. Все страны, вывозящие сельскохозяйственные продукты, но не получающие в обмен никаких удобрительных веществ, рано или поздно погибнут от истощения почвы, как, например, Венгрия, Россия, придунайские княжества и т. д.

Либих в середине прошлого столетия развивал учение возмещении веществ в почве, из которого вытекала необходимость применения концентрированных средств удобрения. Шульц-Лупиц доказал, что, несмотря на то что известные растения совершенно не получают азотистых удобрений, они все же обогащают почву азотом, — феномен, объяснение и разрешение которого даны Гельригелем. Этот последний показал, что существуют миллиарды бацилл, добывающих в симбиозе с некоторыми бобовыми непосредственно из воздуха азот, необходимый для построения растения.[315] Если сельскохозяйственная химия составляет со времен Либиха одну сторону научного земледелия, то сельскохозяйственная бактериология представляет другую. Германия благодаря своим залежам калия и каинита, томасовой муки суперфосфата и фосфорной кислоты обладает целым рядом неистощимых минеральных источников удобрения, правильное применение которых вместе с целесообразным удобрением почвы дало бы возможность производить несметное количество питательных веществ.

О значении этих разнообразных ценных средств искусственного удобрения дает понятие указание на то, что Германия в 1906 году истратила на них около 300 миллионов марок, в том числе на сернокислый аммиак — 58,3 миллиона, на чилийскую селитру — 120 миллионов, остальное падает на томасову муку, суперфосфаты, гуано и пр. Из этих удобрительных средств важнейшим является азотистое удобрение. Как необычайно велико его значение, показывают следующие данные. По исследованиям Вагнера, урожай овса на гессенской почве при недостатке фосфорной кислоты понизился на 17 процентов, при недостатке калия — на 19 процентов, при недостатке же азота. — на 89 процентов. При помощи всех опытов было вычислено, что в год с гектара получается чистый доход в виноделии: если дано полное удобрение-96 марок, если не хватало калия — 62 марки, если не хватало фосфорной кислоты- 48 марок, если не хватало азота — 5 марок. Вычислено, что если бы Германия удвоила применение азотистых удобрений, то она не только удовлетворила бы свои потребности в хлебе и картофеле, но могла бы значительное количество их использовать и для экспорта. А главные источники этих ценных удобрительных средств, а именно залежи чилийской селитры и гуано, быстро истощаются, тогда как потребность в них в Германии, Франции, Англии, а в последние 10 лет и в Соединенных Штатах Северной Америки все увеличивается. Английский химик Вильям Крукс уже в 1899 году поставил этот вопрос и указал, что это обстоятельство имеет значительно большее значение, чем возможность близкого истощения британских каменноугольных запасов. Поэтому разрешение проблемы изготовления азотистого удобрения из необъятного резервуара азота в воздухе он считал главнейшей задачей химии. Подумать только, что над каждым квадратным сантиметром почвы находится количество воздуха весом в 1 килограмм и что 4/5 этого воздуха составляет азот! Отсюда можно вычислить, что азот земной атмосферы весит 4 миллиарда т. Этому противостоит современное ежегодное потребление селитры, соответствующее в среднем 300 тысячам т азота. Если, таким образом, не будет найдено никакого суррогата азота, то достаточно было бы добыть его соединение из воздуха, чтобы покрыть современную мировую потребность в селитре в течение 14 миллиардов лет.

И эта задача в настоящее время разрешена. Еще в 1899 году А. Франк и Н. Каро действием атмосферного 1 азота на карбид кальция (известь и уголь) при высокой температуре получили цианамид кальция, содержащий в сыром виде до 14–22 процентов азота. Это новое средство удобрения поступило в продажу под названием известкового азота. Но это не единственный способ. Норвежцам К. Биркеланду и С. Эйде удалось в 1903 году перевести азот сжиганием его в электрической печи непосредственно в азотную кислоту. Второй способ дает продукт, в некоторых отношениях равноценный селитре, а на некоторых видах почв даже и более пригодный, чем она. С некоторых нор он появился на германском рынке как норговская селитра. А в 1905 году Отто Шёнгерту удалось найти способ, в техническом отношении еще более полезный, чем способ Биркеланда — Эйде. Для него кроме электрической энергии требуются лишь самые дешевые материалы — вода и негашеная известь. Напротив, для получения известкового азота нужен еще уголь, так как необходимый азот не может применяться в виде воздуха, а должен быть предварительно выделен из последнего. Таким образом, в сельское хозяйство введено еще одно средство удобрения, полученное путем промышленно-технического процесса и имеющееся в неограниченном количестве.[316]

По А. Мюллеру, здоровый взрослый человек выделяет ежегодно в среднем. 48,5 килограмма твердых и 438 жидких экскрементов. Эти вещества при условии, что при применении они не терпят уменьшения своей ценности — через испарение и т. д., - составляют согласно современному состоянию цен на удобрение денежную ценность в 5,15 марки. Главная трудность при полном использовании этого вещества заключается в устройстве целесообразных вместилищ и в транспортных расходах. Большая часть экскрементов выбрасывается из городов в реки и потоки и засоряет их. Точно так же отходы кухни, производства и промышленности, которые также могли быть использованы как удобрение, большей частью легкомысленно расточаются. Новое общество найдет пути и средства для устранения такой расточительности. Ему будет легче разрешить этот вопрос хотя бы уже потому, что большие города постепенно исчезнут и население равномерно расселится по всей стране.