Введение

Мы живем в эпоху великого социального переворота, который с каждым днем все более движется вперед. Постоянно увеличивающееся движение и брожение мысли замечается во всех слоях общества и влечет к глубоким жизненным преобразованиям. Все чувствуют, что почва колеблется под их ногами, выплывает масса вопросов, которые интересуют все более широкие круги и из-за разрешения которых ведутся жаркие споры. Одним из важнейших вопросов, все более выдвигающимся на первый план, является женский вопрос.

Здесь дело идет о положении, которое женщина должна занять в нашем социальном организме, каким образом она может всесторонне развить свои силы и способности, чтобы сделаться полным, равноправным и деятельным членом человеческого общества. С нашей точки зрения этот вопрос совпадает с вопросом, какой вид и организацию должно принять человеческое общество, чтобы угнетение, эксплуатация, нужда и нищета заменились физическим и социальным здоровьем отдельных личностей и всего общества в целом. Таким образом, женский вопрос является для нас лишь одной стороной общего социального вопроса, занимающего в настоящее время всех мыслящих людей; он может поэтому найти свое окончательное решение лишь с уничтожением общественных противоположностей и с устранением вытекающего из них зла.

Тем не менее необходимо и специально заниматься женским вопросом. Во-первых, вопрос о том, каково положение женщины было раньше, каково оно теперь и каким станет в будущем, затрагивает большую половину общества, по крайней мере в Европе, потому что здесь женский пол образует большую половину населения. Во-вторых, представление об общественном положении женщины в течение тысячелетий так мало соответствует действительности, что разъяснение истинного положения вещей крайне необходимо. Ведь добрая половина предрассудков, с которыми встречается все усиливающееся движение в самых различных кругах, в том числе и в кругу самих женщин, основывается на незнании и на непонимании положения женщины. Многие утверждают даже, что не существует никакого женского вопроса, так как положение, которое до сих пор занимала женщина и которое она должна занимать в будущем, определяется ее «природным призванием», указывающим ей быть женой и матерью и ограничивающим ее деятельность домашнею работой. Что происходит по ту сторону ее четырех стен или не стоит в самой тесной связи с ее домашними обязанностями, то ее не касается.

Таким образом, и в женском вопросе, как и в социальном вопросе вообще, где главную роль играет положение рабочего класса в обществе, стоят друг против друга различные партии. Желающие оставить все по-старому быстры на ответ и думают покончить дело, указав женщине на ее «природное призвание». Они не видят, что миллионы женщин совершенно не в состоянии следовать присвоенному им «природному призванию» хозяек, родильниц и воспитательниц по причинам, которые нужно развить подробно. Они не видят, что другие миллионы женщин в значительной степени не выполнили этого призвания, потому что брак превратился для них в иго и рабство и они должны влачить свою жизнь в нищете и нужде. Это, правда, так же мало беспокоит наших «мудрецов», как и тот факт, что миллионы женщин самых различных жизненных призваний должны выжимать из себя последние силы, часто самым неестественным образом, чтобы только поддерживать свое существование. Перед этим неприятным фактом они точно так же закрывают глаза и затыкают уши, как перед нищетой пролетариата, утешая себя и других тем, что «всегда» так было и «всегда» так будет. Они ничего не хотят Слышать о том, что женщина, точно так же как мужчина, имеет право на полную долю в культурных приобретениях нашего времени, чтобы облегчить и улучшить свое положение, чтобы развить и применить в своих интересах все свои духовные и физические способности. А если им еще говорят, что для физической и духовной независимости женщине необходима и экономическая независимость, что только тогда она не будет более зависеть от благоволения и милости другого пола, — тогда они уже окончательно теряют терпение, их гнев разгорается и следует поток резких жалоб на «современное сумасшествие» и на «дурацкие эмансипаторские стремления».

Это филистеры мужского и женского пола, которых невозможно вытянуть из узкого круга их предрассудков. Это сычи, появляющиеся повсюду, где господствует тьма, и в ужасе вскрикивающие, как только луч света падает в приятную им темноту.

Другая часть противников движения не может, конечно, закрывать глаза перед слишком громко говорящими фактами. Они признают, что ни в одну из предыдущих эпох большая часть женщин не находилась, по сравнению с общим культурным развитием, в таком неудовлетворительном положении, как ныне, и поэтому необходимо заняться вопросом, как улучшить их положение, поскольку они предоставлены самим себе. Но и этой части противников кажется, что социальный вопрос разрешен для тех женщин, ладья которых пристала к брачной пристани.

Эта часть требует поэтому, чтобы незамужней женщине были открыты те области труда, которые соответствуют ее силам и способностям, с тем чтобы она могла вступить в соревнование с мужчиной. Некоторые идут еще дальше и требуют, чтобы соревнование не ограничивалось низшими родами занятий, но распространялось и на более высокие формы деятельности людей — на область искусства и науки. Они требуют допущения женщин к занятиям во всех высших учебных заведениях, в том числе и в университетах, они высказываются и за принятие женщин на государственную службу (почта, телеграф, железные дороги), при этом ссылаются на результаты, достигнутые женщинами, особенно в Соединенных Штатах. Иногда выставляется даже требование о предоставлении женщине политических прав. Ведь женщина — такой же человек и гражданин, как мужчина, а существующее до сих пор сосредоточение законодательной власти только в руках мужчин показывает, что те пользовались своей привилегией лишь в своих выгодах, опекая женщин во всех отношениях, и это необходимо прекратить.

Замечательно, что все эти кратко очерченные здесь стремления не выходят за рамки современного общественного строя. Даже не ставится вопрос, будет ли этим вообще достигнуто что-нибудь существенное и основательное для положения женщин. Стоя на почве буржуазного, то есть капиталистического, общественного порядка, буржуазную равноправность мужчины и женщины рассматривают как окончательное решение вопроса. Не сознают или сознательно обманывают себя, что поскольку вопрос идет о беспрепятственном допущении женщин к ремесленным и промышленным занятиям, цель эта фактически достигнута и находит самую сильную поддержку со стороны господствующих классов, действующих в своих собственных интересах. Но при данных условиях допущение женщин ко всякой промышленной и ремесленной деятельности должно иметь своим следствием обострение борьбы и соперничества между рабочими и в конце концов понижение доходов как для женской, так и для мужской рабочей силы, независимо от того, получается ли этот доход в форме заработной платы или жалованья.

Ясно, что это решение не может быть правильным. Полное уравнение положения женщин в буржуазном понимании является конечной целью не только мужчин, которые сочувствуют этим женским стремлениям, стоя на почве современного общественного строя, но и женщин из буржуазии, принимающих участие в движении. Эти последние и их единомышленники среди мужчин составляют, таким образом, группу, противоположную той части мужчин, которые враждебно настроены к женскому движению или из филистерской ограниченности, или из низменного эгоизма и страха конкуренции, когда речь идет о допущении женщин к высшему образованию и лучше оплачиваемым общественным должностям. Но классовых противоречий, существующих между рабочими и капиталистами, здесь нет.

Если предположить, что буржуазное женское движение проведет все свои требования о равноправии с мужчинами, то этим не уничтожится ни рабство, каким для бесчисленного числа женщин является современный брак, ни проституция, ни материальная зависимость огромного большинства жен от своих мужей. Для огромного большинства женщин к тому же безразлично, удастся ли нескольким тысячам женщин более состоятельных слоев общества пройти высшее учебное заведение, получить медицинскую практику или сделать научную или служебную карьеру, — это ничего не изменит в общем положении их пола.

Женский пол в своей массе страдает в двойном отношении: во-первых, он страдает вследствие социальной и общественной зависимости от мужчин — эта зависимость может быть ослаблена, но не устранена формальным уравнением женщины перед законами и в правах, — он страдает и от экономической зависимости, в которой находятся женщины вообще и пролетарские женщины в особенности, наравне с пролетариями-мужчинами.

Из этого вытекает, что все женщины, без различия их социального положения, как пол, находящийся вследствие нашего культурного развития в подчинении у мужчин, заинтересованы в том, чтобы это состояние, поскольку это возможно, уничтожить путем изменения законов и перестройки существующего государственного и общественного порядка. Но огромное большинство женщин живейшим образом заинтересовано также и в том, чтобы существующий государственный и общественный строй был коренным образом преобразован, чтобы было устранено как рабство наемного труда, от которого больше всего страдает женский пролетариат, так и половое рабство, неразрывно связанное с нашими имущественными и производственными отношениями.

Женщины, принимающие участие в буржуазном женском движении, не понимают необходимости подобного радикального преобразования общества. Находясь в привилегированном положении, они видят в более прогрессивном пролетарском женском движении опасные и нежелательные стремления, с которыми следует бороться. Классовая противоположность, которая разделяет класс капиталистов и класс рабочих и которая при обострении наших отношений развивается все сильнее, проявляется, таким образом, и в женском движении.

Тем не менее враждебные женские партии имеют гораздо больше точек соприкосновения, чем разделенные классовой борьбой Мужчины, так что первые могут вести борьбу, маршируя отдельно, но сражаясь вместе. Это верно для всех областей, затрагивающих вопрос о равноправии женщин с мужчинами на основе сохранения современного государственного и общественного строя, следовательно, и для деятельности женщины во всех областях, соответствующих ее силам и способностям, и для ее борьбы за полное гражданское и политическое равноправие с мужчиной. Это очень важные и, как будет видно, очень обширные области. Наряду с этим пролетарские женщины имеют особый интерес бороться рука об руку с пролетариями-мужчинами за все мероприятия и учреждения, которые охраняют работающую женщину от физической и моральной дегенерации и обеспечивают ей возможность проявлять свои способности как матери и воспитательницы детей. Женщина-пролетарий должна далее вместе с мужчиной-пролетарием, ее товарищем по классу и судьбе, вести борьбу за коренное преобразование общества, которое сделает возможным полную экономическую и духовную независимость обоих полов путем создания соответствующей социальной организации.

Таким образом, дело идет не только о том, чтобы осуществить равноправие женщины с мужчиной на основе существующего государственного и общественного порядка, что составляет цель буржуазного женского движения, но и о том, чтобы уничтожить все преграды, которые создают зависимость человека от человека, точно так же как зависимость одного пола от другого. Это разрешение женского вопроса совпадает с разрешением социального вопроса. Поэтому тот, кто стремится к разрешению женского вопроса во всем его объеме, должен идти рука об руку с теми, которые написали на своем знамени разрешение социального вопроса, то есть с социалистами.

Из всех партий социал-демократическая партия единственная, которая включила в свою программу требование полного равноправия женщины, ее освобождения от всякой зависимости и угнетения не из агитаторских соображений, но по необходимости. Освобождение человечества невозможно без социальной независимости и равноправного положения полов.

С изложенными здесь основными положениями должны быть согласны все социалисты. Другое дело — способ, каким мы думаем достигнуть конечных целей, то есть то, каковы должны быть мероприятия и отдельные учреждения, которые создадут желаемые независимость и равноправие для всех.

Как только оставляется почва действительности и начинается изображение картин будущего, так открывается широкое поле для всевозможных предположений. Начинается спор о том, что вероятно и что невероятно. Поэтому то, что в этом отношении изложено в предлагаемой книге, может быть рассматриваемо как личный взгляд автора и всевозможные нападки должны быть направлены только против него лично, он один несет ответственность за сказанное.

Всякая искренняя и объективная критика будет воспринята нами с большим вниманием, нападки же, которые извращают содержание книги или основываются на заведомо ложных обвинениях, будут обойдены молчанием. Во всяком случае в дальнейшем изложении указаны все выводы, полученные в результате исследования фактов. Освобождение от предрассудков — первое условие для познания истины, и только без всяких стеснений сказанное слово о том, что есть и что должно быть, ведет к цели.